текст: Наталия Фролова 

«У тебя совесть есть?»: лекция Людмилы Петрановской

Многие родители взывают к совести ребенка чуть ли не с пеленок, путая ее с вежливостью, добротой или уступчивостью. Чтобы помочь разобраться в этом вопросе, проект Family Tree и семейный психолог Людмила Петрановская запустили цикл лекций «У тебя совесть есть?».
«У тебя совесть есть?»: лекция Людмилы Петрановской

О том, как и почему происходит подмена понятий, какие ошибки совершают родители и какую роль играет свобода выбора в формировании у детей совести, Людмила Петрановская рассказала на первой лекции проекта Family Tree.

Давайте посмотрим правде в глаза: мы не умеем разговаривать с детьми, не можем внятно объяснить им обычные вещи. Вот вы, например, можете аргументировано ответить ребенку на вопрос, должен он делиться игрушками или нет? Или Робин Гуд – хороший персонаж или не очень? Он поступает правильно с точки зрения морали и этики или совсем наоборот? У нас, взрослых, в этой теме очень большой провал, и нам нужно с ним разобраться, иначе просто невозможно говорить о формировании совести у детей.

Этичность (или моральность, совестливость) часто путают с другими понятиями.

Этичность и вежливость. Многие считают, что умение быть вежливым, соблюдать интересы других, быть приятным в общении, деликатным, в каком-то смысле удобным – признак этичности. Во всем этом есть составляющие этичности, но эти понятия не равны.

Этичность и хорошие манеры. Некоторые, упрощая, приравнивают этичность к хорошим манерам. Задумайтесь: мы не делаем чего-то, потому что это неприлично или потому что это этически недопустимо, неправильно? Между хорошими манерами и порядочностью определенно есть грань.

Этичность и законопослушность. Часто этичность уравнивают с законопослушностью. При этом имеется в виду не норма права, а именно законы – то, что записано в каком-нибудь кодексе.

И речь необязательно о законах на федеральном уровне. Известны случаи, когда нарушение школьных правил приравнивается к неэтичному поступку. При этом с детьми эти правила никто никогда не обсуждает и не помогает им и не помогает разобраться, действительно ли эти правила нужны. Возможно, правила были приняты из аморальных соображений. Думаете, такое невозможно?

А как насчет закона, принятого в нацистской Германии, который запрещал немцам по ночам «быть» вместе с евреями. Изначально он затрагивал вполне определенную сферу жизни людей. Но, как следствие, немецкие сиделки отказывались ухаживать за тяжелобольными евреями, говоря: «Мы законопослушные». Это классический пример того, когда законопослушность аморальна, поскольку аморален сам закон.

Этичность и конформизм. Часто этичность приравнивают к конформизму и лояльности. Во многих случаях это ловушка. Рассмотрим, например, корпоративную этику. Считается, что вы должны проявлять лояльность к своей компании, разделять ее ценности и цели, которые сами по себе могут быть как этичными, так и не очень.

Само выражение «корпоративная этика» никакого отношения к этике как таковой не имеет: в корпоративных документах прописывается удобное, а вовсе не этичное поведение. В том, что компания требует лояльности, ничего плохого нет, но зачем это так называть? Может, для того, чтобы сложнее было спорить? Возражать против этики трудно.

Дети сильно «отравлены» поведением и отношением со стороны взрослых и, как следствие, отрицают все, что касается морали и этики

В более широком смысле с этичностью часто путают конформизм, соответствие ожиданиям своей группы: семьи, класса, компании друзей.

Не так давно была целая череда скандалов из-за того, что дети снимали непрофессиональное поведение педагогов на видео и выкладывали в интернет. Позже ребенка обвиняли в том, что он предал школу. Другой пример – подросток сходил на митинг, не имеющий никакого отношения к учебному заведению, а его обвинили в том, что он неэтичен, аморален, подставил школу.

Таких примеров очень много, дети сильно «отравлены» таким поведением и отношением со стороны взрослых и, как следствие, отрицают все, что касается морали и этики.

Этичность и доброта (сочувствие). Можно ли назвать этичным человека, который всех жалеет, понимает проблемы близких, старается помогать слабым? Не всегда. Например, человек может проявлять доброту и сочувствие, но при этом участвовать в более глобальном и совсем не этичном процессе.

Еще один пример в продолжение темы нацизма. Человек работал в показательном приюте, в котором демонстративно хорошо содержались несколько десятков детей, и знал, что тысячи других детей в это время мучились и умирали. Такой приют – лишь маскировка жестокости.

Этичность и уступчивость. С этичностью путают мягкость и уступчивость, бытовой альтруизм, ситуации, когда человек не отстаивает свои интересы и территорию, настолько сильно хочет быть хорошим (как бы этичным), что никогда не поднимает вопросы о зарплате, своем времени, границах и интересах. Это может быть разновидностью манипуляции, особенно в семейной жизни: я буду мягким и уступчивым, а если что, предъявлю претензии, что вы на мне ездите и во всем виноваты.

Этичность и нравы. Часто мы путаем этику с убеждениями, стереотипами, с тем, что принято на данный момент определенным сообществом людей.

Тема нравов особенно тяжелая. Этические оценки часто вмешиваются в сексуальную сферу жизни. Так рождается огромное количество «чудовищ». И если бы кто-нибудь посчитал, сколько жизней загублено за всю историю человечества из-за переплетения понятий «этичность» и «сексуальность» там, где это неуместно, возможно, мы бы получили цифру, сопоставимую с количеством жертв какой-нибудь мировой войны.

Этика одна для всех разумных существ, она универсальна, а нравы могут быть самыми разными. Они сложились в силу разных обстоятельств: исторических, биологических, социальных, и важно это понимать и различать два понятия.

«У тебя совесть есть?»: лекция Людмилы Петрановской

Выбор за ребенком

Что мы имеем в виду, когда говорим «будь хорошим мальчиком» или «будь хорошей девочкой»? Фактически мы совершаем ту же самую подмену, что и компании, говорящие о корпоративной этике. Мы имеем в виду «будь послушным, будь удобным, делай то, что я хочу».

Мы мечтаем о том, чтобы наш ребенок «выбрал светлую сторону». Нам кажется, что, если как-то по-особенному его воспитывать, объяснять или от всего ограждать, нам удастся этого добиться. Это иллюзия.

В основе этики лежит свобода воли. Нет никакого добра без возможности выбрать добро. Если бы мы могли запрограммировать детей так, чтобы у них не было ни малейшего шанса выбрать зло, эти дети не были бы этичными – это были бы роботы. Но любому родителю очень сложно смириться с мыслью, что ребенок сам выберет, быть этичным или нет. И выбор свой он будет делать не один раз, а каждый день.

Если бы родители могли воспитывать детей, программируя их на то, что им самим кажется правильным, мы бы в лучшем случае сидели в пещерах

Основная проблема нашего взгляда на воспитание у детей совести в том, что мы не воспринимаем формирование совести как процесс обучения. Мы не переносим ошибок и хотим, чтобы ребенок сразу родился «укомплектованный» совестью. Но так это не работает. Ребенок ищет, ошибается, анализирует ошибки, он имеет право думать не так, как мы.

В конце концов, если бы родители могли воспитывать детей, четко программируя их на то, что им самим кажется правильным, мы бы в лучшем случае сидели в пещерах. Дети бы просто воспроизводили модель поведения родителей, и мы бы никуда не сдвинулись.

Ясность и уверенность ребенка в этических вопросах – важнейшая часть его идентичности, той сердцевины, которая помогает ребенку жить. Акцент на результате просто губит процесс, потому что необходимое условие процесса – свобода.

Педагогика – это не про то, как формировать у ребенка то или иное поведение, а про то, как создать условия для того, чтобы случился путь. Для того, чтобы ребенок не отказался по нему идти, не застрял на определенной ступеньке, не дойдя до обретения свободы этического выбора и формирования подлинных ценностей.

«У тебя совесть есть?»: лекция Людмилы Петрановской

Об авторе

Людмила Петрановская – семейный психолог, руководитель учебных программ Института развития семейного устройства, автор книг «Если с ребенком трудно. Что делать, если больше нет сил терпеть» (АСТ, 2016), «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» (АСТ, 2017) и ряда других. Участник проекта Family Tree.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты