текст: Нина Набокова 
PSYCHOLOGIES №22

Вирусы, которые нас лечат

Мы привыкли думать о вирусах как об абсолютном зле. А что, если они способны приносить пользу, например, лечить серьезные инфекции? И делать это эффективнее и безопаснее антибиотиков? Конечно, речь не о любых вирусах, а об одной их разновидности – бактериофагах.
Вирусы, которые нас лечат

Неудачно упав на даче, 47-летняя Таисия повредила голень. «Рана была небольшая, – вспоминает она, – но обработать ее было нечем, и туда попала инфекция». На фоне диабета и варикозного расширения вен повреждение превратилось в трофическую язву, которая полгода не заживала.

«Чего я только не пробовала, – вздыхает Таисия. – Дети привозили из-за границы мази, заказывали из Китая гомеопатию. Не говоря уже об антибиотиках. Врачи разводили руками, пугали гангреной. Каждый день я делала перевязки. И тут подруга рассказала, что в Грузии ее пару лет назад вылечили от хронического синусита методом фаготерапии. Я начала искать информацию».

Оказалось, в Тбилисском НИИ микробиологии и вирусологии имени Элиавы с советских времен самые сложные инфекции побеждают с помощью вирусов – бактериофагов.

Хорошо забытое старое

Фаготерапия известна человечеству более 100 лет. Английский ученый Фредерик Туорт в 1915 году описал «вирус, пожирающий бактерии». Это явление получило название «феномен Туорта». А два года спустя французский исследователь Феликс д’Эрель сделал аналогичное наблюдение и придумал название «бактериофаг», соединив слова «бактерии» и phagos (в переводе с греческого «пожиратель»).

Вслед за этим специалисты по всему миру начали изучать терапевтический потенциал фагов. Исследователи сообщали о «почти чудесных» исцелениях от брюшного тифа, холеры, инфекций мочевыводящих путей и заживлении гнойных ран. В 1920-е годы в аптеках можно было найти препараты на основе бактериофагов против самых разных недугов. Потом фаготерапия была незаслуженно забыта.

Сейчас интерес к ней вновь огромен во всем мире. А в Грузии он никогда и не снижался. «Я поехала в Тбилиси – рассказывает Таисия. – На прием в сам НИИ попасть не так просто. Туда едут люди со всего мира. Стоимость лечения для иностранцев доходит до нескольких тысяч евро. К счастью, многие специалисты работают в коммерческих центрах фаготерапии.

Я обратилась в один из них, и мне быстро нашли подходящий препарат. Взяли соскоб из раны, изучили его на наличие бактерий и протестировали реакцию на бактериофаги. Для моего случая уже было готовое лекарство. Я наносила его на стерильную салфетку и перевязывала рану. Через неделю язва начала затягиваться, а месяц спустя прошла».

Теоретически фаготерапия может вылечить все болезни, вызванные вредоносными бактериями, ведь для каждой из них существует свой хищник-фаг. «Когда он «встречается» с целевой бактерией, то сначала адсорбируется на ее поверхности, затем его РНК или ДНК проникает внутрь клетки и запускает образование новых фагов, – объясняет Ксения Селезнева, нутрициолог, гастроэнтеролог медицинского центра «Атлас». – Накапливаясь до 100–200 штук в клетке, фаги разрушают ее изнутри». Они размножаются сотнями каждые 30 минут и уничтожают бактерии за несколько часов.

И снова здравствуйте

В 1940-е годы с появлением антибиотиков интерес к фагам снизился. Новые препараты работали быстрее, стоили дешевле и были более универсальными. Ведь лечение фагами подбирается индивидуально, нужно делать анализ, чтобы узнать, какими бактериями заражен пациент. Постепенно фаготерапию забыли везде, кроме СССР.

Почему же сегодня про нее вспомнили? «В последние годы эффективность лечения антибиотиками значительно понизилась, – объясняет Игорь Щербенков, гастроэнтеролог клиники ЦЭЛТ. – Бактерии вырабатывают лекарственную устойчивость. Они миллиарды лет приспосабливаются к окружающей среде». Чтобы создать новый сильнодействующий антибиотик, фармацевтические компании должны потратить 10 лет и 800 млн долларов.

Если не будут приняты меры, мир придет к постантибиотической эпохе, когда обычные инфекции и небольшие раны снова смогут убивать

«Однажды человечество может столкнуться с таким штаммом бактерий, который будет устойчив ко всем существующим антибиотикам, и это закончится фатальной эпидемией», – подтверждает Ксения Селезнева. Виной тому чрезмерное и бесконтрольное увлечение антибиотиками, которые используются не только для лечения болезней, но и при выращивании птицы и домашнего скота. Эти препараты каждый день попадают в организм вместе с едой, и постепенно к ним формируется привыкание.

«Если не будут приняты меры, мир придет к постантибиотической эпохе, когда обычные инфекции и небольшие раны снова смогут убивать», – беспокоится Кейджи Фукуда, ответственный чиновник ВОЗ. К слову, решением проблемы опять могут стать фаги. «Кое-где они уже применяются в сельском хозяйстве, ветеринарии и пищевой промышленности», – говорит Валентин Власов, академик РАН, заведующий кафедрой молекулярной биологии ФЕН НГУ.

Вирусы, которые нас лечат

Где доказательства?

Почему же тогда весь мир не переключился с антибиотиков на бактерио­фаги? Дело в том, что исследования, проведенные в СССР, не были должным образом задокументированы и не соответствовали современным нормам клинических испытаний. А значит, с точки зрения науки эффективность фагов требует доказательной базы.

Работа в этом направлении ведется. В Великобритании успешно прошли эксперименты по лечению бактериофагами хронического отита. Семь медицинских центров Франции, Бельгии и Швейцарии проводят клинические испытания коктейля фагов для предотвращения инфекций при ожогах.

Но пока бактериофаги не сертифицированы как лекарство ни в Европе, ни в Америке. Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации 1964 года позволяет применять такие препараты, когда остальные средства уже испробованы. Больной сам дает согласие на терапию и находит врача. Поэтому так много пациентов со сложными бактериальными инфекциями сегодня направляется в Грузию.

Только по рецепту

В России лекарственные средства на основе бактериофагов можно купить в любой аптеке. Спрос на них, правда, невелик. Большинство специалистов знает про их существование, но прописывают их пациентам единицы.

В отличие от лекарств с точной химической формулой, препарат бактериофага – это раствор с живыми вирусными частицами. Средство с одним и тем же названием, произведенное в разное время на разных предприятиях, может содержать непохожие комбинации фагов. «К тому же исследования показали, что один вид патогенных бактерий может непредсказуемо реагировать на одни и те же фаги, назначенные разным людям», – говорит Ксения Селезнева. У одного пациента бактерия чувствительна к фагу и терапия будет успешной. А у другого эта же бактерия окажется резистентной, и лечение будет неэффективным.

Фаготерапия может подарить надежду пациентам, болезни которых считаются неизлечимыми

«Назначение бактериофагов, как и антибиотиков, должно быть оправданным, – согласна Анна Петрухина, научный сотрудник Института иммунологии РАН. – Фаги могут вызвать аллергическую реакцию или, например, обострение атопического дерматита, поэтому лечение лучше сопровождать приемом энтеросорбентов. К тому же неконтролируемое применение антибактериальных препаратов способствует развитию устойчивости микробов».

Это правда. Бактерии развивают резистентность и к фагам, хотя не так быстро, как к антибиотикам. Так что считать фаготерапию панацеей пока преждевременно, но знать об этом способе лечения все же полезно. Ведь он может подарить надежду пациентам, болезни которых считаются неизлечимыми.

Профилактические работы

В преддверии зимы и вероятной эпидемии гриппа многие задаются вопросом: «Какую бы таблетку съесть, чтобы гарантированно не заболеть?» Некоторые производители фаговых препаратов сегодня активно продвигают свою продукцию в интернете как средство профилактики сезонных инфекций.

Но превентивный прием бактериофагов – спорная тема, считает гастроэнтеролог Ксения Селезнева: «Мы живем в тесном соседстве с триллионами бактерий. Выделяют даже новый орган человека – микробиоту кишечника. Она отвечает за иммунитет, синтез некоторых витаминов и... настроение.

Это сообщество бактерий со сложными связями. Среди этих бактерий немало и условно патогенных, но в норме они эффективно контролируются другими бактериями. Необоснованный прием бактериофагов может нарушить этот гармоничный мир, что в итоге только снизит иммунитет. К тому же при сбалансированной микробиоте нам не нужна поддержка фагами: наши бактерии справляются сами.

Антибиотики, конечно, более негативно влияют на состав микробиоты, уничтожая заодно и полезные бактерии. На «пустом» месте зачастую быстрее всего размножаются патогенные микроорганизмы. А полезный баланс после такой терапии восстановить сложно, на это могут уйти месяцы, а некоторые виды бактерий так и не удастся вернуть». Поэтому начинать самолечение антибиотиками при первых симптомах насморка – ошибка. Применение и антибиотиков, и бактериофагов должно быть обоснованным. Назначать их может только врач.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты