psyhologies.ru
тесты
текст: Ольга Мурадова 

Женское белье, наш личный барометр

Что, если наш выбор белья точно указывает, как именно мы сегодня относимся к себе, к своей сексуальности, к собственному телу? Четыре очень личных истории, которые подтверждают эту догадку, комментирует психоаналитик Изабель Королицки.
alt

Эти предметы одежды мы надеваем первыми и снимаем последними. Несколько квадратных сантиметров ткани многое говорят о наших отношениях со своим телом, сексуальности, о нашей истории и о том, насколько мы уверены в себе. «Можно считать белье нашим барометром, который показывает нам, в каком психологическом состоянии мы находимся, какая у нас сексуальная жизнь и какими мы видим себя в данный момент», – уверена психоаналитик Изабель Королицки (Isabel Korolitski). Нижнее белье воссоединяет нас с воспоминаниями и чувствами нашего детства, часто бессознательными. Оно рассказывает об отношении к женственности, материнству и сексуальности. Барометр интимного, белье связано для нас еще и с ходом времени, с символическими этапами, оно отражает любое изменение нашего тела и настроения: беременность, менструация, потеря или набор веса. Но не стоит торопиться с выводами. «Иногда за соблазнительным кружевом скрывается отсутствие сексуальности, в то время как минималистичное простое белье может свидетельствовать об уверенности в себе и цветущей сексуальной жизни, – продолжает психоаналитик. – Все зависит от смысла, которым мы его наделяем, от состояния души, в котором выбираем и носим его». В одни дни белье может выполнять нарциссическую функцию, компенсаторную или исцеляющую, в другие – становится просто одеждой, приятной или сексуальной, – но ничего больше. Это вопрос настроения.

Игра, чтобы скрытое и явное были в гармонии»

«У меня два ящика для нижнего белья. В одном – только самые простые черные и белые вещи. В другом – изобилие самых разных моделей, от танга цвета фуксии до бежевого корсета, а также масса цветных комплектов с рисунком и без. Второй ящик предназначен для игры. Белье из первого я ношу во время месячных или интенсивной работы. Но как только у меня появляется время для себя, начинаю играть образами, используя весь арсенал второго ящика. Никогда бы не смогла носить абы что, разрозненные комплекты или белье из растянутой ткани. Мне кажется, тогда мой мир был бы дисгармоничным: «замарашка» под одеждой была бы предательством того свежего образа, который видят окружающие».

Белье говорит о нашей сексуальности. Или точнее, отражает нашу сексуальную свободу, наше желание. Говорит о том, что мы открыты или же, напротив, сосредоточены на себе. Рассказ Анны отражает эту двойственность: ящик с обычными вещами предназначен для функционального использования, а другой – для соблазнения. Это физическое разделение белья говорит о желании героини контролировать свою сексуальность, обуздать свое желание. Так можно трактовать и слова Анны о том, что она не могла бы носить непарные комплекты и растянутое белье, то есть не потерпела бы несовершенства, чего-то, что не соответствует тому образу, который она стремится создать. Не соответствующие друг другу низ и верх, а также пятна, растяжки и другие повреждения ткани ассоциируются с грязью, героиня использует слово «замарашка». А тело, с ее точки зрения, должно быть безупречным, в одежде или без, оно должно оставаться свежим и «презентабельным». Говоря о своем красивом белье, она использует слово «игра», таким образом ассоциируя сексуальность и ролевую игру. Значит, она не готова поддаться своему желанию, а стремится держать его под контролем.

alt

Шелк, чтобы привыкнуть к моему изменившемуся телу»

«Три года назад я весила на 25 кг больше. Я пряталась, ненавидела себя и носила утягивающие трусы-панталоны, которые покупала через интернет, потому что мне было стыдно прилюдно оплачивать на кассе этот ужас. Когда я наконец-то достигла того веса, который мы с диетологом наметили, я сделала себе подарок: купила несколько комплектов красивого шелкового белья. Я это не сразу осознала, но сам факт того, что я держу в руках эти маленькие отрезки изящной ткани, надеваю их на себя, помог мне освоиться в моем новом теле. Я месяцами повторяла этот ритуал каждый день: одевалась перед большим зеркалом в пол. С тех пор это стало моим тайным удовольствием: красивое нижнее белье под моей обычной униформой – джинсами и рубашкой».

Белье может также восстановить нашу самооценку, научить нас любить себя. Именно это и случилось с Наташей. Благодаря новым изящным комплектам она осознала, что нет больше тех размеров, которые причиняли ей столько страданий и вызывали жгучую ненависть к себе. Примеряя перед зеркалом предметы, которые еще вчера она могла надеть только в мечтах, она наслаждается, словно маленькая девочка. Изменившееся тело стало источником удовольствия. Наташа украшает его красивым нижним бельем, будто для того, чтобы навсегда покончить с прошлым.

Благодаря белью она может заново, а возможно, и впервые почувствовать симпатию или даже любовь к себе. Наташа все еще носит «униформу», джинсы и рубашку, но под ней происходят глобальные перемены. Она начинает смотреть на себя как на обворожительную женщину и потому может разрешить себе нравиться, что было для нее невозможно, пока она была полной. Белье помогает ей совершить этот символический переход и превратиться в собственных глазах в женщину, испытывающую желание и желанную. Она словно присваивает себе свое тело: обязательный этап, чтобы затем встретиться с телом другого.

Простые вещи, чтобы отвечать новому этапу»

«Во время менопаузы у меня появился животик, а кожа растянулась. Я и так никогда не сходила с ума по красивому белью, но с тех пор, как мое тело изменилось, вместо того чтобы компенсировать потери с помощью утонченных шелковых комплектов, я, напротив, стала еще более аскетичной. Теперь ношу только черные трусы с высокой талией и бюстгальтеры без поролона. Недавно муж заметил, что я могла бы носить что-то менее «суровое». Я честно попыталась: купила маленькие танга и сиреневый кружевной бюстгальтер, но мне в них некомфортно. Ощущение, будто женственное кокетливое белье только подчеркивает мой возраст и недостатки фигуры. Я будто попрощалась со своим прошлым телом, со своей молодостью».

Белье может стать символом перехода. Менопауза – важный период, она знаменует окончание фертильности, но многие воспринимают ее еще и как конец женственности и, в сущности, конец скоротечной жизни. Будто только молодость тела дает право на желание и удовольствие. Сильвия оплакивает свою фигуру и воспринимает новый этап жизни как время утрат. Кружева и яркие краски – для тех, кто хочет соблазнять, а аскетичное белье – тем, кто думает, что с желаниями покончено. Отныне она выбирает простые вещи, которые муж находит «суровыми». Суровыми, как отказ, как наказание… Не считая себя достойной желания, она запрещает другому желать ее. Белье героини символизирует этот двойной отказ. На самом деле не обязательно выбирать другое белье, но хорошо бы пересмотреть свои убеждения: только молодость желанна. Поверив, что это не так, приняв свое право на чувственность, Сильвия могла бы заново обрести собственную сексуальность и принять желание мужа. Какое бы белье она ни выбрала.

Цвет, чтобы порадоваться концу беременности»

«Я родила 4 месяца назад и заново начинаю жить. Я больше не могла видеть свое бесформенное тело, огромную грудь, живот… Напрасно муж твердил, что я никогда не была такой красивой и чувственной, я ему не верила. Поэтому, как только я вернулась в форму, выбросила все старое белье и накупила разноцветных кружевных шортиков и бюстгальтеров. Это я-то, которая раньше носила только черное! Я получаю большое удовольствие, когда надеваю новое белье и вижу себя в нем. Каждое утро – мой маленький праздник».

Нижнее белье отражает наше отношение к материнству. Во время беременности можно носить трусы, которые закрывают живот, тем самым подчеркивая его ценность, или же более соблазнительное белье, которое свидетельствует о том, что женщина приняла изменения, произошедшие с ее телом. Но одновременно принять эти оба статуса решается далеко не каждая. В рассказе Ларисы разделение очевидно. По причинам, которые берут начало в ее истории, вынашивая ребенка, она страдала, воспринимая беременность как деформацию тела. Она испытывала жизненную необходимость вернуться к привычной для нее изящной фигуре. Зато теперь, когда ребенок появился на свет, она может полноценно наслаждаться материнством. Накупив разноцветного белья, хотя раньше она носила только черное, она смогла вновь ощутить гармонию, чувствуя себя привлекательной женщиной и матерью одновременно.

читайте такжеНагота: анатомия наших чувств
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Всем привет, увидела новость что Анастасия Волочкова раскрыла свой секрет идеальной фигуры известному блогу www.shurl.ru/hfb
Psy like0
  • Aлла   
    106 недель назад

Никогда моя самооценка не зависела от нижнего белья.Главное в трусах и липчиках - комфорт,все прочее - для эротических игрищ.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье