текст: Мария Ласточкина 
PSYCHOLOGIES №33

Летние разоблачения

Когда летнее солнце раскаляет дома и городской асфальт, нет ничего естественнее, чем снять с себя лишнюю одежду… Но только не на работе. Почему, собираясь в офис, нам приходится одеваться вопреки естественному желанию раздеться?
alt

Разгар лета приносит с собой удивительное состояние, похожее на легкое опьянение: от жары плавятся и понемногу испаряются наши комплексы, уступая место желанию обнажиться. Даже у тех, кто работает в офисе, жара рождает стремление свести одежду к строго необходимому минимуму. Одним из нас эти полуосознанные желания кажутся освободительными, другим — бесстыдными. Почему же то, что выглядит вполне приличным в курортном городе, считается неприемлемым в мегаполисе даже в самые жаркие дни? Почему во многих учреждениях необходимо соблюдать предписанный дресс-код, а в некоторых офисах нельзя ходить, к примеру, без колготок даже в самые жаркие дни?

Человек в футляре

С точки зрения температуры на работе лето является одним из самых непростых времен года. Там либо слишком холодно (кондиционеры), либо слишком жарко, потому что солнце нещадно палит через оконное стекло. Даже когда в городе стоит тридцатиградусная жара, утвержденный служебный этикет или неписаные правила вынуждают нас «соблюдать приличия» и оставить для отпуска легкие топы с открытой спиной, полупрозрачные юбки или комфортные шорты. Что это — производственная необходимость или социальный атавизм?

«Дело в том, что социум нуждается в людях, живущих по определенным правилам, — объясняет социальный психолог Юлия Федотова. — Среди моих знакомых есть много американцев, любящих комфорт и предпочитающих неформальную одежду. На работу они идут в шортах и майках, а там переодеваются в дежурный костюм. Потому что человек в шлепанцах и шортах или в легком платье олицетворяет собой намерение расслабиться и отдыхать. Если он появится в таком виде в офисе, его коллеги будут выведены из равновесия, станут отвлекаться от дела». По этой же причине запрещается носить разные сексапильные вещи — это может вызвать неконтролируемые фантазии, ассоциации и т. д. Более того, чтобы ничто не отвлекало служащих от дела, нужно не просто минимизировать сексапильность в костюме, но и свести к минимуму всякую индивидуальность, которая всегда, помимо нашей воли, вызывает различные эмоции. «Смысл этого такой, — говорит Юлия Федотова, — коль скоро ты работаешь, ничто не должно отвлекать, каждый твой час посчитан. Поэтому в некоторых учреждениях прибегают к униформе. Человек в униформе перестает в некотором роде быть индивидуальностью, выражает согласие быть полностью подконтрольным».

Облаченные во власть

«Все под контролем» — именно такое послание призван передать нам строгий дресс-код чиновников, политиков, государственных служащих, работников банков. «При этом можно отметить: чем более высокую ступень социальной лестницы занимает человек, тем более закрытой будет его одежда, — говорит Ольга Вайнштейн. — Такое положение сохраняется во все времена: мы можем видеть и на древнеегипетских фресках, и на византийских мозаиках, что люди, облеченные властью, как правило, носят многослойную одежду, в то время как рабы и простолюдины чаще изображены нагими — открытое тело уязвимо». Современный аналог такой многослойной одежды — это формальный мужской костюм, настоящие доспехи для тела, состоящие из сорочки, брюк, пиджака, галстука, жилета.

Контроль над телом

Известная поговорка «по одежке встречают» обладает глубоким смыслом. «Одежда выражает особый настрой, цвета, которые мы выбираем, также несут в себе определенные невербальные сигналы, — продолжает Юлия Федотова. — В офисах респектабельных фирм люди пытаются выглядеть серьезными, вызывать доверие и демонстрируют это через внешний вид — через контроль своих эмоций, желаний, потребностей. Таким образом, закрытая офисная одежда в темных тонах, колготки и закрытые туфли символизируют подавление своих телесных желаний, сосредоточенность и дисциплину».

Эти официально утвержденные или неписаные правила особенно важны для тех, кто намерен сделать карьеру. Юная девушка-секретарь может позволить себе некоторое легкомыслие в одежде, но тогда ей вряд ли удастся добиться продвижения по службе. «Еще в 70-е годы американский исследователь Джон Моллой (John Т. Molloy) сформулировал универсальные правила приличия в офисной одежде, — рассказывает культуролог Ольга Вайнштейн. — Его книга „Одежда для успеха“ („Dress for Success“, Warner Books, 1988) до сих пор является бестселлером и выдержала множество переизданий. Высказанные им идеи актуальны до сих пор: служебная одежда должна быть закрытой, лучше избегать кричащих цветов; эротические акценты в облике неуместны. Оптимальным вариантом для женщины считается темно-синий костюм с юбкой, к которому каждый день надевается свежая блузка. Такая одежда удобна, не стесняет тело, но не является сексуально привлекательной. Внутри многих учреждений существуют специальные внутренние циркуляры, в которых прописан приемлемый дресс-код. Например, с понедельника по четверг принято одеваться строго формально, а в пятницу можно позволить себе вариант casual: для мужчины это отсутствие галстука, брюки и пуловер вместо костюма, иногда даже джинсы и рубашка поло. Основная идея в том, что одежда в преддверии уикенда может быть менее формальна, но ни в коем случае не более сексуальна».

Для служебного пользования

Итак, одежда не только защищает нас от холода, у нее существует еще и эротическая функция: она призвана сделать нас привлекательными в глазах представителей противоположного пола. Как считает Ольга Вайнштейн, в служебном костюме эта функция полностью подавлена. «Тут можно вспомнить идеи британского антрополога Мэри Дуглас (Mary Douglas): человек обладает двумя телами — физическим и социальным*. Согласно Дуглас, физическое тело представляет биологические аспекты нашей природы, а социальное определяется ролью, которую человек играет в обществе. Функция служебного костюма состоит в том, чтобы полностью подавить все проявления физического тела и выдвинуть на первый план социальное как знак полного контроля общества над биологическим началом.

Дело в том, что физическое тело (особенно женское) внушает бессознательный ужас из-за потенциальной нечеткости «расплывающихся» контуров. Это страх истечения жидкостей: крови, слюны, слез, мочи, пота. Волосы на теле также маркируются как знак бесконтрольного биологического начала. Именно это и призван скрывать служебный костюм: так, мужская сорочка должна быть застегнута на все пуговицы, для женщин недопустима блузка без рукавов, открывающая подмышки, колготки носить желательно даже в жару. Именно в знак контроля над телом мы пользуемся дезодорантами, делаем эпиляцию».

Игра на раздевание

Судя по обилию обнаженного тела на подиумах, мода год от года становится все более «раздетой», эксгибиционистской. Сулят ли эти последние модные тенденции то, что и каждодневная одежда «для офиса» предоставит нам больше свободы? По мнению Ольги Вайнштейн, консервативные марки, создающие служебную одежду, и подиумная мода — практически параллельные миры: «Служебный дресс-код очень консервативен и мало подвержен влиянию моды. Несмотря на то что на подиуме мы можем увидеть пиджаки, надетые поверх майки-сетки или вовсе на голое тело, в комбинации с шортами и открытыми сандалиями, в офисе подобные эксперименты будут восприняты с недоумением. По-прежнему неприемлемо носить пиджак поверх рубашки с коротким рукавом. Офисная одежда скорее соотносима со свадебной или церковной, по консервативности ее можно сопоставить с народным костюмом».

Тем не менее мода, позволившая носить в городе вьетнамки и рубашки из марлевки, отчасти примиряет приличия и естественность. Капля за каплей ее влияние просачивается и в самые консервативные области. «Правила приличия исторически относительны и подвержены изменениям в зависимости от культурных норм эпохи, — объясняет Ольга Вайнштейн. — Например, в XIX веке женщинам было неприлично носить под кринолином закрытые панталоны, поскольку они считались элементом мужской одежды. Брюки были неприличны для женщин Советского Союза вплоть до середины 1960-х, но в соответствии с современной логикой они воспринимаются совершенно нормально, так как более полно закрывают тело. Однако джинсы на бедрах, из-под которых выглядывают трусы-стринги, демонстрация открытого живота по-прежнему отнюдь не приветствуются. Теперь даже в учреждениях, где принята весьма формальная одежда, допустимы и женские брюки, и открытые туфли — в том случае, если они элегантны. Если же женщина в офисе носит открытые туфли и показывает ножки, то желательно, чтобы она делала эпиляцию и педикюр, то есть контролировала свое тело».

Курортные нравы

В противоположность городу, настраивающему на плотный рабочий график, в курортной зоне люди чувствуют себя столь расслабленно, что местные власти вынуждены изобретать разные административные меры «для поддержания порядка». Так, например, во французском Довиле решением муниципалитета, принятым в 1996 году, запрещено ходить по городу с голым торсом или в купальниках. За несоблюдение постановления полагается штраф размером в 10 евро. В большинстве средиземноморских прибрежных городов власти были вынуждены разработать своеобразный вещевой минимум для посещения торговых точек и ресторанов. А пляжи во Флориде патрулирует «полиция нравов». Ее представители могут потребовать, чтобы особа, загорающая топлес, надела верхнюю часть купальника.

* M. Douglas. «Purity and Danger». Routledge, 2002.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


ух ты!!!!! Прелесть!!!!!!!!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты