psyhologies.ru
тесты
текст: Евгения Лисичкина,  Антон Попов 

Мини-юбка, знамя свободы

С момента ее революционного появления в 60-х годах прошлого века по-настоящему мы с ней так и не расставались. Она просто есть – как символ женской свободы.
alt ФОТО EAST NEWS 

Короткая юбка кочует со старых фотографий на первые полосы модных журналов, из детского сада – в начальную школу, с пляжа – на подиум, а оттуда – в униформу чирлидеров и стюардесс. Легкомысленная, провоцирующая, «подходящая лишь молодым», «недостаточно элегантная», «не слишком приличная»… и тем не менее такая соблазнительная и откровенно женственная, что практически каждая женщина желала бы иметь достаточно смелости (стройности, юности, длины ног, легкомыслия или бесстыдства – нужное подчеркнуть), чтобы однажды предстать перед окружающими в этом одеянии. И кто сказал, что после двадцати женщины должны потерять интерес к мини просто в силу возраста?

Оружие соблазнения?

Для модных журналов мини остается своего рода неопределенным объектом секс-призыва, будоражащим воображение. В реальной жизни все несколько иначе: на мини-юбке по-прежнему лежит печать легкомыслия, неподобающего зрелости. Зато у нее появились конкуренты – начиная от стрингов, вылезающих из-под пояса джинсов, заканчивая декоративными бретельками бюстгальтера, виднеющимися из-под декольтированного топа. Сегодня палитра сексуального обольщения в одежде существенно шире той, что была в эпоху рождения мини. «Даже беглый опрос женщин свидетельствует о том, что они не считают мини-юбки средством соблазнения, – констатирует аналитический психотерапевт Юлия Жемчужникова. – Если женщина хочет выглядеть сексуально, она предпочитает приоткрывать, обнажать плечи и грудь. Для нее открытые ноги – это скорее демонстрация собственной свободы от традиционных взглядов и чужого мнения. Если вокруг дома мы не ставим забора, считать ли это приглашением к вторжению или просто открытостью?»

Неустойчивость устоев

Оглянувшись назад, в прошлое, мы обнаружим, что женский наряд постоянно изменялся, но это касалось в основном его верхней части. Верхняя часть тела заковывалась в корсет, демонстрировала разные степени обнаженности. Однако бедра и ноги на протяжении многих веков оставались закрытыми – в женской одежде Запада и Востока, среди богатых и бедных, вне зависимости от степени образованности и социального положения. И вот с победой индустриальной революции и началом эмансипации на рубеже XIX–XX веков подол женского платья сначала зауживается, потом приподнимается, а потом… и вовсе пропадает. «Мини – это юбка без подола. Совсем, – констатирует Юлия Жемчужникова. – А подол – это то, что стелется «по долу», по земле. Это некое основание, то, что придает устойчивость, это связь человека с землей, с тем, на чем он стоит. Подол закрывал ноги от ветра и взглядов, защищал от «дурного глаза» девушку и ее будущее потомство (новорожденного «от сглаза» было принято обтереть материнским подолом). Для меня очень символична трансформация традиционного наряда принцессы в платьице Трубадурочки в мультфильме «Бременские музыканты» – как символ наступления эпохи хиппи, всеобщей раскрепощенности и ломки устоев. «Устои» и «устойчивость» – слова однокоренные, а потому отсутствие подола в символическом смысле – это отрыв от традиционных женских ценностей: дома, хозяйства, детей».

Источник фотографий: CAMERA PRESS/ FOTOBANK.COM, EAST NEWS
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Все зависимы? От привычки до аддикцииВсе зависимы? От привычки до аддикцииСмартфон, работа, секс, игры... Мы все стали аддиктами? Каждый на что-нибудь подсел? Мы задаем этот вопрос себе – и вам. Попробуем понять, где граница между привычным удовольствием и зависимостью, и разобраться, почему мы в неравном положении перед лицом соблазнов. Все статьи этого досье
Все досье