psyhologies.ru
тесты
текст: Инна Кравченко 

Как встречи с психологом помогли избежать развода

К семейному психотерапевту Инне Хамитовой пришла молодая пара на грани развода: Ирина и Олег. Насколько серьезны их разногласия? Смогут ли они остаться вместе? Три встречи и послесловие.
Пара обнимается ФОТО Getty Images 

Продолжение. Начало см. по ссылке.

Четвертый сеанс: порочный круг

Супруги выглядят гораздо более спокойными, о разводе уже никто не вспоминает. Но оба утверждают, что их отношения зашли в тупик.

Начинает Олег: «Я должен работать больше, но не потому, что это нравится мне. Ира сидит с дочкой, и кроме меня никто не позаботится о них. Я прихожу уставший, и первое, что слышу с порога: «Почему так поздно? Ты обо мне не думаешь! От тебя не дождешься помощи!» Что я должен делать?»

Я уточняю, как он воспринимает слова жены. «Я думаю, что она меня не уважает, что я как человек ей не интересен. От меня ей нужна только функция. и до моей усталости ей нет дела». «И что эти мысли заставляют вас чувствовать?» «Меня это обижает. И злит. Я терплю, молчу. А когда совсем невмоготу, ухожу». «То есть отстраняетесь, оберегая жену и ваши отношения от своего гнева… Ирина, а когда Олег отстраняется, как вы объясняете себе его поведение?» Отвечает Ирина: «Я ведь целый день дома сижу. Стараюсь, чтобы было уютно, порядок, все выстирано, поглажено, приготовлено. А Ульяшка – такая неспокойная, ей постоянно нужно мое внимание. Я в конце дня чувствую себя сдувшимся шариком. Но очень стараюсь. И мечтаю: вот муж придет, поддержит меня, скажет ласковое слово… А Олег либо уставший, либо раздраженный, но чаще – отсутствующий. Это так непохоже на его поведение в самом начале отношений! И мысли: вот опять мужчина меня предал, бросил в тяжелой жизненной ситуации. Опять я одна и никто не поможет».

Я спрашиваю, что чувствует Ирина в этот момент. «Злюсь». «И что эта злость заставляет вас делать?» «Иногда ругаюсь, пытаюсь до него докричаться». Подключается Олег: «Она кричит, что я бросаю ее, что я – предатель, что я – не мужчина… Это трудно выносить. Это – несправедливо! Я делаю все, что в моих силах. Что бы ни происходило между людьми, нельзя переходить грань, а ты меня топчешь, уничтожаешь мое достоинство!» Я снова задаю уточняющий вопрос: «Эти сцены возвращают вас к переживаниям, которые вы испытывали, наблюдая жизнь ваших родителей? Тогда это было также невыносимо?» Ответ Олега: «Да, точно! Но ведь я люблю ее и хотел бы прожить с ней всю жизнь!»

Пятый сеанс: научиться слушать и слышать друг друга

На этой встрече мы много говорили о порочном круге, в котором они оказались, и пытались научиться распознавать его в повседневности. Бросалось в глаза, что пратнеры существенно менее напряжены и больше прислушиваются друг к другу. Ирина почти не критиковала Олега, а тот в свою очередь демонстрировал большую открытость. На мое предложение попробовать сказать Ирине о том, что с ним происходит, когда он слышит в ее словах упрек, Олег сказал, повернувшись к Ирине: «Это невыносимо, когда ты предъявляешь мне претензии! Ты уничтожаешь меня».

Я продолжила: «И это совершенно невыносимо, что унижен ты именно в глазах любимой женщины. Это так невыносимо, что вы отстраняетесь, убегаете в безопасное место…» Последовала реакции Ирины: «Прости меня, пожалуйста! Я не хотела! Я не знала! Я считаю тебя лучшим из мужчин. Мне просто так тебя не хватает…» Она повернулась к мужу и взяла его за руку.

читайте также

Развод: что думают о нем дети

Семья, колыбель нашей личности

Шестой сеанс: рискнуть быть ближе

В этот раз супруги пришли на прием, держась за руки. Сели рядом. «Мы совсем не ссорились», – сказали они. И мы обсудили, как им это удается. Слова Ирины: «Мне так страшно, что все может вернуться!» Я добавила: «И вы опять окажетесь одна… Поэтому, когда Олег отстранялся, вы кричали, чувствуя себя как маленький ребенок, который потерялся...» Ирина продолжила: «Мне действительно страшно остаться без тебя!» Олег, обнимая жену: «Не бойся, я с тобой!»

Через месяц

Ирина: Я была рада, что Олег пришел со мной к семейному терапевту, но то, что мы смогли так откровенно поговорить, было неожиданностью. До встречи с психологом я не видела выхода, отчаянье и мысли о разводе посещали постоянно. На встречах я поняла, что он меня любит и тоже страдает. До этого я чувствовала себя лишь жертвой, а тут осознала свою роль в происходящем. А главное, я увидела путь, по которому надо идти, и способы, которыми мы можем преодолеть трудности. Мы стали больше разговаривать, и это помогает мне лучше понять моего мужа.

Олег: Я шел к психологу, не веря в успех. Но беседа помогла взглянуть на ситуацию по-иному. Это был первый раз в жизни, когда кто-то со мной говорил о моей семье в детстве. И теперь я повторяю себе, что эта связь с детской ситуацией существует, но в моих силах сделать ее влияние минимальным. Мы с женой сможем пройти собственный путь, не позволяя прошлому влиять на нашу жизнь. Мы столько говорили про чувства, и это – незнакомый мне язык. Но теперь я лучше понимаю свою жену.

Инна Хамитова: Мы приносим во взрослую жизнь груз опыта, полученного в родительских семьях. Этот опыт накладывает отпечаток на наши ожидания от супруга и на способы взаимодействия с ним. В спокойной ситуации, когда партнеры не испытывают тревоги, они могут делать вполне осознанный выбор, имея мужество преодолевать сценарии, полученные в родительских семьях. Но когда напряжение повышается (а это неизбежно происходит в переходные, кризисные периоды), увеличивается и вероятность автоматического, привычного реагирования. Это и происходило в паре Олега и Ирины. Они проявили мужество, создав семью и решив не повторять опыт, полученный в родительских семьях. Но рождение ребенка изменяет семейное равновесие и обостряет нерешенные ранее вопросы: как приходить к компромиссу, не теряя при этом себя, как идти на конфликт, не разрушая отношений. Более того, укрепляя их. Фактически они прошли путь от влюбленности к более глубокому чувству – любви.

Инна Хамитова, клинический психолог, системный семейный психотерапевт, директор Центра системной семейной терапии, сайт family-therapy.ru

1 Имена и некоторые факты изменены, печатается с согласия героев.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье