psyhologies.ru
тесты
текст: Вилена Исмайлова 

Шпионаж 2.0: чем мы рискуем?

Прослушать разговор, изучить содержимое мобильного телефона, прочитать чужие электронные письма... Да, это возможно, хотя и незаконно. Но зачем мы так отчаянно хотим знать всю правду о партнере?

Основные идеи

  • Мы можем открыто обсуждать свои сомнения, но делать это нам мешают мнительность и неуверенность в себе.
  • Нам нужна безопасность, но мы путаем ее с контролем, превращая партнера из субъекта отношений в объект наших манипуляций.
  • Любовь тут ни при чем; шпионаж – это всегда вопрос о власти и подчинении, и этим он опасен для двоих.
alt

Проверить украдкой, что у мужа в карманах, скосить взгляд в телефон жены, пока она просматривает сообщения... Многие ли устоят перед таким искушением? И хотя психологи не устают повторять: для нашего развития полезны лишь основанные на доверии отношения, – нас влекут и волнуют чужие тайны. К тому же новые средства – программное обеспечение и специальное оборудование – позволяют легко утолить свое любопытство насчет той части жизни партнеров, которой они не считают нужным делиться. «Несмотря на мою неопытность, я закинула программу мужу на телефон за две минуты – он даже не успел вернуться с перекура! Спасибо, теперь он как на ладони!» – сообщает москвичка Анастасия. «Поразило, что программа даже без GPS с некоторой точностью определяет местоположение телефона. Сижу целый день и смотрю, куда ходит жена», – пишет из Новосибирска Дмитрий. Эти отзывы можно прочесть на сайте одной из множества компаний, которые предлагают программы для слежки.

Каждый пятый европеец хотя бы однажды шпионил за своим супругом (супругой), тайком проверяя его (ее) телефон или компьютер*. Эта цифра занижена, уверена гештальт-терапевт Мари-Жозе де Агияр (Marie José de Aguiar): «Я бы сказала, каждый второй. Слежка перестает быть чем-то из ряда вон выходящим. Возможно, дело в том, что современное общество поощряет в нас индивидуализм и чувство всемогущества, и мы начинаем думать, что границ не существует вовсе или что мы можем их передвигать по своему усмотрению, контролируя других людей».

читайте такжеДля чего мы храним верность

Жертвы и преследователи

Доступность шпионских технологий сама по себе соблазнительна. При малейшем подозрении можно к ним прибегнуть, чтобы рассеять свои сомнения. Вот только откуда берутся сомнения? Некоторые из нас подвержены им в силу особенностей характера. «Это ревнивые, тревожные люди, те, кто легко начинает чувствовать себя жертвой, – перечисляет Мари-Жозе де Агияр. Они не уверены, что их привлекательности и ума достаточно, чтобы удержать рядом с собой другого». В своем воображении они рисуют сценарии неблагоприятного развития событий и, чтобы защититься от предполагаемой угрозы – обмана, измены, – прибегают к слежке, превращаясь из потенциальных жертв во вполне реальных преследователей. Слежка как будто бы должна развеять их сомнения, но на самом деле их подпитывает. «Услышав вырванное из контекста замечание, они говорят себе, что все возможно и нужно продолжать следить», – замечает Мари-Жозе де Агияр.

Однако сомнения – не всегда удел людей мнительных. Порой изменения в поведении партнера реальны: он чаще задерживается на работе, она регистрируется на сайте знакомств... «Пары, которые вместе уже давно, переживают разные периоды, включая временное отдаление», – напоминает сексолог Ирина Панюкова. Тот, кто чувствует себя в отношениях менее уверенно, может испытать беспокойство... Но и в этом случае есть выбор – говорить ли о своих сомнениях с партнером прямо или пытаться выяснить, в чем дело, у него за спиной. Существуют компьютерные программы, которые позволяют получать электронную почту другого человека и стирать сообщения раньше, чем тот успеет их прочесть. Казалось бы, с их помощью можно обезопасить себя, предотвратив отношения за пределами семьи. Но это ложный путь. Слежка за партнером превращает его из равноправного субъекта отношений в объект манипуляций. И даже если он еще раньше делал то же самое, своими действиями мы не исправим это обстоятельство, а усугубим его. «Некоторые оправдывают свои действия тем, что другой «первый начал», делает что-то, не ставя меня в известность, значит, я имею право ответить тем же, – размышляет гештальт-терапевт Марина Баскакова. – Но такая постановка вопроса вносит в отношения враждебность, партнер перестает, по существу, быть партнером И превращается в соперника, которого следует перехитрить».

читайте такжеИнфернальный круг ревности
alt
читайте такжеИзменяют ли женщины так же, как мужчины?

Не любовь, а власть

Некоторые верят, что следить за другим – значит интересоваться его жизнью. А позволять следить за собой значит быть готовым доказать свою любовь. «Слежка не имеет отношения к любви. Это всегда вопрос о власти», – убеждена Марина Баскакова. Один из партнеров делает что-то, что может отразиться на жизни другого (это не обязательно измена, он, например, может взять в долг крупную сумму денег, не поставив другого в известность), – И тем самым начинает управлять жизнью своего партнера, оставляя его в неведении. Тот испытывает беспокойство и пытается выяснить, что происходит. Здесь два пути. Первый вариант – он задает прямой вопрос и получает на него прямой ответ. В этот момент отношения становятся действительно партнерскими: двое могут открыто обсудить ситуацию, обменяться информацией и вместе решить, как им поступить. Второй вариант – он спрашивает, что происходит, но вместо честного разъяснения получает в ответ: «Ничего», «Отстань» или встречное обвинение: «Опять ты со своими вопросами!» Вот тогда и возникает соблазн прибегнуть к разным «вспомогательным» средствам. Порой, получив подтверждение своих догадок, один из двоих может действительно успокоиться. Неопределенность настолько невыносима для некоторых, что они предпочитают любую, пусть даже самую печальную определенность», – подчеркивает Марина Баскакова. И здесь опять два варианта: либо в одиночку решать, что делать с этой информацией, и, возможно, использовать ее в своих интересах, либо пытаться обсудить ее с партнером. Разумеется, существует возможность, что тот снова уйдет от обсуждения. Тогда ничего не останется, как сделать вывод, что он не заинтересован в отношениях на равных. Однако в этом случае мы будем иметь дело с реальностью наших отношений, а не с собственной подозрительностью и мрачным фантазированием. Возможно, этот вариант не слишком утешителен, но он, несомненно, ближе к психическому здоровью, чем качели между надеждой и отчаянием, на которых качается сознание того, кто не отваживается на открытый диалог с другим.

Я следила за мужем, потому что перестала доверять ему

Наталья, 33 года, озеленитель

«Два месяца назад я установила «шпионскую» программу на телефон мужа. Чувствовала, что что-то происходит, и это меня мучило. Ночью, когда он спал, я заглянула в его телефон и обнаружила сообщения, в которых неизвестная женщина писала, что думала о нем весь день... Я была оглушена. Когда я поделилась с ним своим открытием, он молча забрал у меня телефон и стер в нем все сообщения. Тогда я и решила следить за ним, ведь я больше ему не верила. И вот благодаря программе я видела все его звонки и письма, знала, где он находится. Теперь могла думать только об этом, но начала превращаться в параноика. Хотя я не обнаружила ничего подозрительного, шпионаж не вернул мне доверие. А главное, мне не нравился тот человек, которым я становилась. Так что через пять дней я сама удалила программу. Муж понимал, что я каким-то образом слежу за ним, и очень нервничал. А потом вдруг стал шутить на этот счет, говоря, что у меня разыгралось воображение. Сегодня я больше не копаюсь в его телефоне. Он установил пароль, но я не пытаюсь его узнать. Больше всего меня расстраивает, что он так и не признался в этом флирте. Но я поняла, что все относительно, и говорю себе, что если он захочет скрыть что-нибудь, он все равно это сделает. А я в конце концов об этом узнаю, потому что у меня есть интуиция. И ей я доверяю».

читайте такжеЗа нами следят: почему нам все равно?

Опасные игры

Трудно вообразить отношения, которые начинаются с установки шпионских программ. Как правило, мы встречаемся с теми, кому хотим открыть свои мысли, с кем надеемся разделить чувства и устремления. Почему же на смену общности приходит недоверие? Похоже, в какой-то момент в паре перестает действовать сила взаимного притяжения и в дело вступают привычки, принесенные из родительской семьи. «Мы плохо умеем общаться на равных, – замечает Марина Баскакова, – и слишком часто ставим вопрос, кто главнее, кто от кого зависит, вместо того, чтобы устанавливать по-настоящему партнерские отношения». Уже в детстве ребенку говорят: «Не мешай взрослым», а это значит – «твои потребности на втором месте, ты здесь не главный». Вот и в паре мы строим отношения по той же схеме – один из партнеров пытается контролировать другого. Взаимное уважение – то, чему нам приходится учиться, и порой эта учеба для нас нелегка.

читайте такжеКто и зачем (за кем) следит в интернете?

«Вторжение в пространство другого начинается там, где другой закрывает дверь, не приглашая нас войти, – замечает Мари-Жозе де Агияр. – Это не значит, что он что-то скрывает: просто это личное». Порой один из партнеров, обнаружив слежку, не говорит другому ни слова и принимает меры «контршпионажа», чтобы ввести того в заблуждение. «Эти патологические отношения основаны на стремлении переиграть другого, – продолжает Мари-Жозе де Агияр. – За ними стоит тяжелая личная история, чаще это происходит с теми, кого в детстве унижали, отказывали в уважении». Кроме того, это незаконно**. Иногда подсматривание и подслушивание – часть эротического сценария. «Секретность и раскрытие секрета могут возбуждать, – уточняет Ирина Панюкова, – И некоторые пары прибегают к этому средству, чтобы внести в свою жизнь оживление, усилить взаимный интерес». Однако и в этом случае следует соблюдать осторожность, не переступая грань, за которой игра перестает приносить участникам удовольствие и начинает ранить кого-то из них.

А если желание раскрыть тайны другого вызвано тревогой, полезно организовать пространство, в котором можно обсудить свое беспокойство. Либо со своим партнером, либо с психотерапевтом. Чтобы иметь возможность сказать: «Я настолько обеспокоен, что чувствую необходимость прибегнуть к средствам шпионажа». И попытаться разобраться, что происходит в паре. А тот, за кем следят, мог бы спросить себя, что в его поведении провоцирует тревогу партнера. И что можно сделать, чтобы отношения снова стали открытыми.

* По данным опроса на портале Yahoo, 2012.

** См. Конституция Российской Федерации, статья 24, constitution.ru

Узнать больше

книга

«Похвалите меня. Как перестать зависеть от чужого мнения и обрести уверенность в себе» Джеймса Рапсона и Крейга Инглиша . Почему мы попадаем в ситуации, когда наши мысли и чувства, безопасность и благополучие полностью зависят от других людей? Психолог и писатель рассказывают, как вернуть себе свободу и начать строить отношения на равных.

(Альпина Паблишер, 2015).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Олег   
    39 недель назад

psy - о чем столько букв? очевидно одно - дыма без огня не бывает, и если вдруг у одного из партнеров появилось непреодолимое желание выяснить, что скрывает другой, то, как правило, есть что выяснять. Этично это или нет другой вопрос... - Унижает ли это собственное достоинство выясняющего? - Как правило, ничуть не больше, чем ложь партнера... - Эффективный ли это способ борьбы с ложью? - Как правило - нет... - Если эти выяснения беспочвенны, провоцируют ли они партнера к реализации обвинений? - Возможно да..., но не всегда... - Надо ли доверять партнеру? - Естественно - да, но если интуиция говорит об обратном, то есть смысл прибегнуть к народному - доверяй, но проверяй... Конечно, обсуждая все это мы не имеем в виду параноиков, которые следят ради слежки и о которых пишет psy, они по любому пострадают, даже если возьмут себя в руки и перестанут следить.... Всем остальным - удачи и верных отношений!
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье