psyhologies.ru
тесты
PSYCHOLOGIES №5

Верность, хрупкий идеал

«Пока смерть не разлучит нас». Примерно эту фразу произносим, вступая в отношения, мы и еще миллионы людей повсюду в мире. И мы верим в нее... до первой встречи, которая ставит наш союз под вопрос. Разлучает многие пары вовсе не смерть, а измена. Как соединить обещания и желания, верность другому и самим себе?
верность ФОТО Getty Images 

Изменять мужу или жене недопустимо. Таково твердое мнение 63 % россиян1. Правда, социологи предупреждают, что цифра может и не отражать реального положения дел. Участники опросов нередко дают социально одобряемые ответы, вместо того чтобы сообщать собственное мнение. Но все же цифра внушительная. И пожалуй, вселяющая оптимизм. Ведь по мнению психологов и социологов, верность – последний бастион института семьи в нашем привычном понимании.

Хотя и этот бастион уже не выглядит неприступным. Семья веками строилась на социально-экономическом фундаменте. И женщинам приходилось закрывать глаза на неверность супругов, чтобы не лишиться средств к существованию. Но XX век изменил ситуацию: во главу угла поставлена любовь. Чувство и само по себе переменчивое, тем более в эпоху потребления, когда каждый рекламный щит на каждом углу уверяет нас, что мы заслуживаем всего самого лучшего. И что пора немедленно обзавестись новым платьем/телефоном/автомобилем – они ведь намного лучше прежних.

Язык нас выдает

Про новых партнеров на рекламных щитах не пишут, но общая логика очевидна. Казалось бы, перемены должны затронуть и отношение к верности. Собственно, этот процесс понемногу и происходит. «Верность – это не то, о чем надо спрашивать, – пожимает плечами 43-летняя Наталья, эндокринолог. – Главное – это любовь. Я никогда не любила никого, кроме мужа. А все остальное не так важно, и с годами это понимаешь все яснее».

«Измена – это всегда симптом. Симптом расстройства отношений»

Однако эта точка зрения далека от «мейнстрима». А мейнстрим диктует отношение уже на уровне слов, которыми описывается неверность. Вы только прислушайтесь – унизительное «рогоносец», презрительное «любовница» или звучащее как приговор «измена», за которую грозит высшая мера. То есть язык настойчиво диктует нам отношение к неверности, вне зависимости от того, что мы сами о ней думаем. И это отношение если не оправданно, то во многом объяснимо.

Симптом всех болезней

«Измена – это всегда симптом. Симптом расстройства отношений. Люди разрывают гласный или негласный контракт, связывающий их с партнером, потому что не в состоянии сказать, что он им больше не подходит», – считает психоаналитик Фабьен Кремер (Fabienne Kraemer). Причин для этого может быть множество. «Недостаток взаимного признания в паре. Нарциссическое ожидание того, что другой должен сделать все хорошее для меня. Ложные установки, что будто бы, признавая другого человека, мы сами себя умаляем. Борьба за власть, признание, лидерство», – перечисляет транзактный аналитик Вадим Петровский.

Сюда же можно добавить и желание избавиться от рутины, попытку привлечь внимание партнера или отомстить за недостаток этого внимания, и любовь к крайностям, обстоятельства семейной истории. Словом, причин много, а результат одинаков. Впрочем, нет. Это зависит от того, что считать результатом.

Измена – совсем не обязательно точка, выбор «знаков препинания» тут очень велик. «Как для пары, так и для каждого из партнеров это испытание сродни инициации», – считает Фабьен Кремер. И чтобы его пройти (с любым исходом, будь то преобразование отношений или их окончание), нужно прийти к ясному пониманию того, что произошло, и ваших отношений в целом».

Замкнутый круг

«Мне кажется, скоро моя жена заведет роман, – улыбается 48-летний Николай, преподаватель истории искусств. – Наша дочь уже выросла и живет отдельно, но наградить нас внуками пока не собирается. Сам я, честно сказать, уже не юный и пылкий любовник, и жена наверняка захочет повысить самооценку на стороне». Он произносит эти слова очень спокойно, кажется, почти желая измены – которая вернет его жене ее женственность.

«Для женщин влечение – особенно сложная материя: оно циклично, меняется на протяжении жизни»

«Неверность почти всегда рождается из проблем с влечением в паре, – подтверждает Фабьен Кремер. – Для женщин влечение – особенно сложная материя: оно циклично, меняется в течение месяца и на протяжении жизни». И потребность подтвердить свою желанность и женственность, конечно, велика. Поэтому не стоит говорить о «генетической склонности» мужчин к неверности и о неизбежной для женщин роли жертвы. Все и всегда зависит от человека и от его способности – или неспособности – понять себя и того, кто рядом.

И можно сколько угодно искать приключений, мстить или самоутверждаться на стороне. Но без понимания происходящего мы лишь увеличиваем риск «столкнуться впоследствии с распадом отношений, – предостерегает Фабьен Кремер. – Ведь неверность не только работает как призыв одуматься, она еще и замыкает цикл, который не позволяет встретиться лицом к лицу с самим собой. И попытаться что-то изменить».

Люси МикаэлянЛюси Микаэлян, семейный психолог-консультант, член Международной ассоциации семейных психотерапевтов (IFTA)
Psychologies:  

Верно ли, что сама идея семьи сейчас переживает кризис?

Люси Микаэлян:  

Кризис переживает идея моногамии. На отношения ложится большая нагрузка: хочется, чтобы с одним партнером на протяжении всей жизни были и любовь, и секс, и взаимный интерес. Свободы стало больше, и она уже не помещается в прежние рамки. Поэтому основы моногамии сейчас потряхивает – тут и свободные отношения, и полиамория: попытки снять ограничения моногамии и получить яркую, счастливую жизнь.

И насколько велик шанс ее получить?

Л. М.:  

Трудно сказать. Границы существуют не только для того, чтобы что-то запрещать. Они еще и создают безопасность. Уберите их – и вы получите новые проблемы. Считается, что Россия тяготеет к традиционной модели семьи. И если женщина после 30 – ну, после 35 – все еще не замужем и не имеет детей, то обществом она воспринимается как неудачница. Это вряд ли хорошо. Но возьмите Европу – там нет этого социального давления, и люди, имея отношения, не вступают в брак и не заводят детей. А в результате оказываются более одинокими. Обратная сторона свободы.

Есть ли будущее у полиамории, открытых отношений и других моделей?

Л. М.:  

Все зависит от конкретных людей, от того, насколько им подходят эти модели. Насколько я знаю, это не очень устойчивые конструкции. Жизнь нескольких партнеров под одной крышей влечет «тайм-менеджмент» интимных отношений. Свободная модель подразумевает, что какая-то из связей важнее остальных. Но попытка выстроить доверительные отношения, пусть и в нетрадиционных моделях, – попытка изначально здоровая. Другое дело, что кому-то это может подойти, а кому-то нет.

Не было бы счастья…

Вадим Петровский выделяет деструктивный и конструктивный подходы в отношении к измене. Деструктивный – не обязательно разрыв, а еще и затаенная обида и попытки каждый раз разыгрывать неверность партнера как «козырную карту» в ссорах. Даже если партнеры остались вместе, это не сделает их отношения гармоничными и, скорее всего, приведет к тому же неизбежному расставанию.

Другой вариант – конструктивный. «Ситуация измены в каком-то смысле вразумляет, позволяет совершить открытия, – объясняет Вадим Петровский. – Во-первых, можно обнаружить удивительную вещь: ваш партнер – другой человек. Совсем на вас не похожий. Детские сказки, в которых мужчина рыцарь, а женщина сказочная принцесса, – это все-таки мифы. Полноты слияния и совпадения жизненных линий мы не встречаем или встречаем очень редко, и это чудо. Вот такие открытия иногда совершаются на фоне измены».

«Если тот, кому изменили, полностью возьмет вину на себя, то спровоцирует новые измены»

Оказывается, клятвы в вечной любви, которые были даны 30 лет назад, больше не работают. Мы лишаемся иллюзий, которые притупляли нашу бдительность и способность к анализу происходящего в жизни друг друга. «И оказывается, можно вести себя более открыто, обсуждать свои проблемы, а не прятать эмоции под ковер», – заключает Вадим Петровский. Конечно, все это не следует рассматривать как призыв к измене. Скорее – как совет понять что-то важное про себя и своего партнера, если уж она случилась. При этом соблюдая определенную «технику безопасности».

Многие семейные консультанты призывают искать в измене партнера долю своей вины. Вадим Петровский советует не слишком увлекаться подобными поисками. «Можно сказать, что, изменяя, партнер компенсирует нехватку чего-то главного в семейной жизни. Но не нужно возводить этот тезис в абсолют, – говорит он. – Если, скажем, женщина видит, что мужчина «погуливает», надо искать причину не только в себе. Есть еще и семейный сценарий: модели поведения родителей этого мужчины, которые теперь воспроизводятся им. Женщине важно извлечь уроки, если она хочет сохранить отношения. Но если она полностью возьмет вину на себя, то спровоцирует мужа на новые измены».

Семейная модель устарела?

«Я думаю, что для идеи семьи наступили последние времена, – утверждает философ Венсан Сеспедес (Vincent Cespedes). – Мы хотим загнать страсть в старые рамки. Но со временем папа перестает заниматься любовью с мамой, а смотрит порно в интернете, она заводит любовника, в дело вступают адвокаты, и наконец детям приходится таскаться из дома в дом с рюкзачком. Мы должны перестать подсовывать эту идею молодежи!»

«Мы имеем право выбирать себе головную боль по собственному вкусу, разве нет?»

Звучит революционно, но доля истины в этих словах есть, и даже немалая. «Нужно пересмотреть саму модель! Заводить детей с друзьями и переживать много любовных приключений, – продолжает Венсан Сеспедес, который, надо сказать, живет в соответствии со своими философскими воззрениями. – В любви и деторождении в любом случае черт ногу сломит. Но мы хотя бы имеем право выбирать себе головную боль по собственному вкусу, разве нет?»

Видимо, да. Хотя нам по-прежнему по вкусу в основном моногамия. «Полигамность, насколько я могу судить из своей практики, не подходит большинству людей, – констатирует Фабьен Кремер. – Однако и верность тоже! Все дело в том, чтобы найти баланс между тем, о чем мы мечтаем, и тем, что можем вынести в реальности». Каждая пара сама определяет подходящие ей правила, обсуждает и пересматривает их на протяжении совместной жизни. В которой, как мы знаем, бывает всякое.

Но главная загадка остается: можно ли достичь настоящей близости с другим человеком, если делить себя между несколькими партнерами?

1 Подробнее данные опроса 2015 года см. на сайте levada.ru
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье