psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко,  Элеонора Качанова 

Поиск длиною в жизнь

Мы тоскуем по любви в дни одиночества. И особенно остро — когда не находим отклика своим чувствам. В самом деле, кто из нас хоть раз не пытался соединить вместе два полюса, которые должны бы друг друга дополнять, а на деле так редко смыкаются: любить и быть любимым?

Основные идеи

  • Любовь выстраивает. Сердечные чувства – корень нашего существования. На них мы строим свою жизнь.
  • Любовь повсюду. В семье, на работе, в учебе – повсюду мы ищем чувственные связи.
  • Любовь дается и принимается. Она лишь расширяет свои границы от такого чередования. И ему можно научиться.
alt

«Если я владею языками людей и даже ангелов, но любви у меня нет, – я только меди звон и литавр грохот. Если у меня есть дар пророчества, или мне доступны всякие тайны и всякое знание, или у меня такая вера, что я могу горы передвигать, а любви нет, – я ничто»*. Эти евангельские слова апостола Павла посвящены любви божественной, но мало кто из нас, живущих земными чувствами, не сможет отнести их к себе. «Вся наша жизнь пронизана любовью, – говорит психоаналитик Ксения Корбут. – Мы все нуждаемся в том, чтобы строить отношения, налаживать связи, дарить и принимать любовь, ощущать привязанность к другому человеку. На этих чувствах, как на фундаменте, мы строим нашу жизнь».

Биография любви

Основы наших чувств закладываются в детстве: то, как нас любили родители и близкие, впоследствии определит большую часть нашего чувственного потенциала, объясняет французский психиатр Борис Цирюльник (Boris Cyrulnik). Мать и отца не выбирают, но именно их любовь – скупая, «достаточная» или же чрезмерная – приобщает ребенка к любовным отношениям. «Если, к примеру, ребенка баловали, потакали ему во всем, ограждая от реалий и сложностей мира, впоследствии ему будет комфортнее принимать любовь, нежели дарить ее, – соглашается Ксения Корбут. – Хотя предопределенности тут нет: с течением времени наше отношение к любви может измениться».

Каждый переживаемый нами опыт способен развивать и обогащать нас. Так, в подростковом возрасте мы внезапно узнаем, что любить, даже в одностороннем порядке, – это фантастический способ почувствовать, что существуешь, расправить крылья и обрести силу, взрослеть, отделяясь от родителей – наших первых объектов любви… И прекрасным союзником в этом деле становится дружба: она помогает испытать всю гамму человеческих чувств. Становясь родителями, мы делаем следующий шаг: познаем потрясающую, уникальную в отношении каждого ребенка любовь. И это чувство требовательно: оно само воспитывает нас и учит отдавать. Схождение этих двух полюсов – любить и быть любимым, отдавать и получать – живет в нас, движет нами и заставляет меняться до самого конца наших дней, – уверен Борис Цирюльник.

Империя чувств

«Я знаю лишь одну обязанность – любить», – признавался полвека назад французский писатель Альбер Камю**. По сравнению с этим красивым посылом сегодня наши настроения переменились. «Чего больше хотите вы – любить самим или же стать объектом сильного чувства?» – такой вопрос мы задали недавно на нашем сайте. «Я хочу ощущать, что меня любят, – без этого для меня ответное чувство невозможно», – ответили 65% принявших участие в опросе***. Похоже, многие из нас все чаще надеются на любовь как на некое универсальное лекарство, способное исцелить от сомнений, избавить от слабостей, восполнить наши несовершенства. И эта, по сути детская, надежда проявляет себя в самых разных сферах нашей жизни.

Так, немало современных родителей убеждены: главное, что необходимо для счастья их ребенка, – это безграничная любовь.

А в результате дети нередко страдают от отсутствия родительского авторитета, необходимых для благополучного взросления правил и границ поведения. «Меня недолюбливает мой начальник…» В профессиональной жизни тоже растет концентрация наших эмоций. «Мы проводим в офисе больше времени, чем дома, и наше желание общаться и дружить, а также надеяться, что нас любят и ценят, вполне объяснимо», – считает психотерапевт Александр Орлов. – С другой стороны, современным менеджерам становится все труднее держать дистанцию в отношениях с подчиненными. «Конкуренция на рынке труда растет. Поскольку работник чувствует возможность потерять занимаемую должность и не может рассчитывать на защиту своего учреждения, его эмоциональные связи становятся преувеличенно значимыми. Тот, кого достаточно ценят в профессиональном плане, вряд ли станет искать гипотетических доказательств любви начальства».

Любовный лексикон все чаще встречается даже в политике. Кто не вспомнит недавний предвыборный призыв, звучавший со всех наших телеэкранов: «Отметьте в бюллетене название вашей ЛЮБИМОЙ партии…»?

Принять дары

И все же главной лабораторией наших чувственных ожиданий остаются отношения в паре. Именно в ней мы узнаем, что любить – это сложное, почти акробатическое упражнение и что идеальное равновесие между нашей способностью дарить и принимать любовь дается нам лишь в редкие моменты благодати.

Поэтическая строфа «Я принадлежу моему любимому, а мой любимый принадлежит мне» из библейской Песни песней царя Соломона – для нас скорее идеал, нежели повседневная реальность. В большинстве же пар, увы, ведется бесконечный счет: «Я выслушиваю его часами, а от него не услышишь и пары ласковых слов…» Такая бухгалтерия всегда ошибочна, поскольку пытается найти материальные доказательства нематериальных чувств.

Но, требуя внимания, нежности, страсти, готовы ли мы на самом деле принять эти дары? «Близость страшит многих из нас, – объясняет клиент-центрированный психотерапевт Марина Хазанова. – Подлинные отношения действительно рискованны: мы открываемся другому человеку, но совпадения с ним (с ней) может не произойти, и это причиняет боль». Именно поэтому так часто бессознательно мы избегаем глубоких отношений. Но возможно ли любить, отдавать, если не разрешаешь себе получать удовольствие, принимая?

Кажется, в любви есть две крайности. Одни из нас способны лишь дарить свою любовь, быть заботливыми, сострадающими. «Нередко такие люди выросли с ощущением того, что недостойны ни любви, ни уважения, ни признания, – поясняет Ксения Корбут. – И теперь, постоянно, отдавая свои чувства, они словно пытаются заслужить право на существование». Другие же ведут себя так, будто весь мир им должен. Испытав когда-то недостаток родительской любви, они не чувствуют себя в безопасности. Страстно желая быть любимыми, они бессознательно надеются, что чувства другого защитят от тревог и страхов. «Но, не умея отдавать, они мечутся, обесценивают имеющиеся отношения, меняют партнеров, ссорятся с друзьями», – рассказывает Марина Хазанова.

И все же большинство из нас нуждается и в том, чтобы дарить чувства, и в том, чтобы их принимать. «Отдавать или получать» – эти потребности удовлетворяются попеременно, по-разному, с разной интенсивностью в разные моменты жизни.

Все, что им нужно, – это…

Для большинства современных родителей вопрос ясен: главное для ребенка – это… любовь.

Это утверждение кажется особенно очевидным, ибо крайне редко бывает продиктовано человеку лишь доводами рассудка. На деле, говоря о потребности ребенка в любви, взрослый, сам того не зная, часто говорит о себе. О своей ностальгии по нежности, которой он, испытав ее однажды, знает истинную цену. Или же о неизбывной боли оттого, что любви ему некогда не хватило. Человек никогда не говорит о детстве с нейтральных позиций. В этой области больше, чем в других, суждения уходят корнями в самую глубину личной истории того, кто их высказывает. За самыми, кажется, продуманными научными или философскими доводами часто кроется боль души. Влияние личной истории тем более сильно, что, в большой своей части став бессознательной, она ускользает от говорящего, который искренне не догадывается, до какой степени былое направляет его мысли… Обсуждать вопрос сложно, и об этом можно лишь сожалеть: вера, что любовь есть основная пища для ребенка, уже завоевала современное общество. Любовь стала главным мерилом во всем, что касается отношений родителей и детей…

Раскрыться в танце

По-настоящему взрослые, зрелые любовные отношения напоминают танец вдвоем: партнеры движутся вместе, в такт общей музыке, но в то же время имеют возможность меняться местами, отступить в сторону или сделать шаг вперед. «Любовь, которую отдаешь и получаешь, лишь расширяет свои границы в результате такого чередования», – уверена Ксения Корбут. Несмотря на превратности судьбы, любовь есть, и это прекрасное чувство подпитывается творчеством, увлеченностью, духовным поиском, дружбой, нашей любовью к жизни, к окружающим, к себе. Все, что мы делаем, наполнено этим переживанием, именно на нем строится большинство наших отношений. Не зря умудренные жизнью люди на склоне лет нередко спрашивают себя: «Удалось ли мне полюбить? Смог ли я передать силу испытываемых чувств спутнику жизни, детям, друзьям? Смог ли радоваться их чувству?» Всю жизнь мы учимся отдавать и принимать для того, чтобы в результате иметь возможность сказать себе: «Как прекрасно чувствовать любовь!» В обоих смыслах этой фразы.

* 1-е Послание к Коринфянам. 13: 1-2.** А. Камю «Записные книжки». Вагриус, 2000.***

alt

Об этом

  • Далай-лама XIV «Как дарить любовь» Открытый мир, 2007.
  • Эрих Фромм «Искусство любить» Азбука-классика, 2007.
пройдите тесты

Как вы любите… и хотите, чтобы любили вас?

Источник фотографий: MARGAS FAMILY
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты