текст: Надежда Василевская 

«Отказываясь от привязанности к другому, мы лишаем себя зеркала»

Никто не может помешать нам быть собой, если мы себя действительно нашли, уверены психотерапевт и психоаналитик Николь и Филипп Жамме.
«Отказываясь от привязанности к другому, мы лишаем себя зеркала»
Psychologies:  

Любить и оставаться собой – это возможно?

Николь Жамме:  

Проблема не столько в том, чтобы быть собой, сколько в том, чтобы стать собой. В начале нашей жизни эта «самость» существует лишь виртуально. На стадии слияния с матерью младенец не делает различия между собой и ею, между внутренним и внешним, хорошим и плохим. В это время вся его работа состоит в том, чтобы отделить себя от другого. К полутора годам ребенок начинает противопоставлять себя другому, поне- многу выстраивая свое «Я» во взаимодействии.

Филипп Жамме:  

Мы также знаем, что изолированного, не подверженного изменениям субъекта просто не существует. Наши клетки обновляются, наши гены проявляются в зависимости от окружения, наши нейронные связи делаются богаче... До самого конца продолжается наше становление в сотворчестве с теми, кто нас окружает. Мы с Николь познакомились, когда мне было 17 лет. В этом году мы отмечаем 50 лет супружества. Конечно, у нас были моменты беззаботной легкой жизни...

Николь Жамме (Nicole Jeammet) и Филипп Жамме (Philippe Jeammet)Николь Жамме (Nicole Jeammet) и Николь Жамме (Nicole Jeammet) и Филипп Жамме (Philippe Jeammet)
Н. Ж.:  

...а были и очень трудные...

Ф. Ж.:  

...Когда наша взаимная «подстройка» держалась на волоске.

Почему мы боимся, что партнер нас изменит?
Ф. Ж.:  

Наша любовь к себе очень зависит от взгляда со стороны. Каждая новая встреча делает нас уязвимыми: какова моя ценность? можно ли меня полюбить? Чем сильнее наша потребность в другом, тем большую угрозу он представляет для нашей автономии. Открываясь перед ним, мы даем ему власть. Поскольку он отличен от нас, мы не можем контролировать его действия. Тот, кто доставляет удовольствие, может вызвать и недовольство. Мы рискуем испытать разочарование, горечь разлуки...

«Мы спрашиваем себя с тревогой: если бы другой знал, какая я на самом деле, он все равно любил бы меня?» Николь Жамме

Н. Ж.:  

Подлинные отношения предполагают, что другой человек на нас влияет. Встречаясь с кем-то, мы должны быть готовы к тому, что получим от него свой новый образ, незнакомый, и значит, представление о себе может измениться. В нас при этом пробуждается что-то, до той поры неведомое. Это ощущается как опасность... Или как обещание, ведь через встречу мы узнаем себя. Мой муж раскрыл то, что таилось внутри меня, и дал проявиться каким-то сторонам моего «Я», а с другим во мне проявилось бы что-то другое. Именно поэтому каждая встреча уникальна и производит в нашей жизни переворот.

В любовной встрече всегда присутствует страх...
Ф. Ж.:  

Любовные отношения без страха, без тревоги невозможны. Такая встреча выводит нас из равновесия, потому что пробуждает вновь наши детские ожидания в области чувств, мы вновь ощущаем фундаментальные потребности в любви, защите, привязанности, признании. К тому же это единственные отношения, которые для большинства людей требуют исключительности. Верность другого, гарантия нашей ценности и нашего места в жизни настолько важна, что нарушить ее – значит совершить преступление против нарциссизма, вот почему это часто становится основанием для разрыва.

Н. Ж.:  

Любовная встреча – это также и великолепная возможность пересмотреть какой-то личный опыт. В том числе и в испытаниях. Оглядываясь назад, я, например, считаю себя отчасти ответственной за сложности в наших отношениях. Думаю, что с другим мужчиной я испытала бы примерно те же страдания, поскольку они были вызваны травмами, полученными в детстве. Пережив их заново, я смогла их преодолеть. Но это стало возможным только потому, что в наших отношениях с мужем был прочный фундамент доверия и нежности, обретенных за годы, когда мы проживали период слияния.

Получается, что период слияния благотворен?
Ф. Ж.:  

Для пары он служит цементом. Часто мы опасаемся этого слияния, боясь, что оно нас приманит и обманет, но оно имеет важную созидательную функцию. Подобно удобрению, оно помогает хорошему развиваться и подпитывает уверенность в себе обоих партнеров.

Н. Ж.:  

Когда мы влюбляемся, то заново переживаем иллюзию полноты, безусловной материнской любви. Нам хочется, чтобы идеализация никогда не кончалась, но мы знаем, что заблуждаемся, что в нас есть и плохое... И вот мы себя спрашиваем с тревогой: если бы другой знал, каков(а) я на самом деле, любил бы он меня все равно? Как в детстве, уверенность в себе укрепляется, когда каждый признает плохое в себе и в другом, продолжая любить. Любящий взгляд укрепляет нас в сознании нашей ценности. Он создает основу, которая позволяет потом принять отступление назад. Ведь разочарование – это всего лишь выход к реальности. Отрицательные чувства составляют часть правды отношений с другим. Важно, чтобы человек мог также принять и противостояние и несогласие.

Ф. Ж.:  

А в трудные периоды главное – не дать им перечеркнуть прекрасные моменты! Когда мы озлобляемся, топчем прошлое, ненавидим другого, это дает ощущение контроля над происходящим, но не делает счастливыми.

Желание «оставаться собой» – означает ли оно отказ от привязанности?
Ф. Ж.:  

Те, кто не позволяет себе привязываться, пытаются так справиться с чувством бессилия и беспомощности. Они замыкаются в себе, и им кажется, что они «возвращаются к себе», «могут быть самими собой». Это немного похоже на фантазийное желание «стать сильнее смерти». Как будто если ты окажешься от всех удовольствий, тебе будет нечего терять. Они замыкаются в дыре, в зиянии, которое поглощает их. Превращаясь в пустую скорлупу от «Я», отъединенного от мира, они лишают себя зеркала, в котором можно увидеть и осознать себя, а заодно и своей собственной способности к эмпатии.

«Период слияния помогает хорошему в нас развиваться и подпитывает уверенность в себе обоих партнеров» Филипп Жамме

Н. Ж.:  

Нас постоянно раздирают противоречивые чувства: мы хотим отношений и в то же время быть свободным, быть независимым и встречать уважение и одобрение в глазах другого человека, мы боимся, что нас бросят, и страшимся оказаться в клетке... Некоторые, чтобы обойти противоречие между желанием и страхом слияния, стремятся защититься от эмоций, подменяя их чисто физиологическими ощущениями, например сексом, отделенным от чувств. Чтобы выбраться из восприятия пары как тюрьмы, я думаю, нам нужно учиться одиночеству и развивать свои собственные таланты. Чем больше я повышаю свою значимость вне пары, тем более сильной я себя чувствую. Тогда я могу согласиться с тем, чтобы предоставить другому свободу.

Ф. Ж.:  

Что не мешает иногда испытывать желание подкрепить свою уверенность и вновь уцепиться за другого.

При условии, что другой в этот момент не чувствует потребности «быть собой» в стороне от меня...
Ф. Ж.:  

Нам хватило мудрости установить дистанцию, повременить, не жить вместе постоянно. И не считать себя жертвой, которую другой угнетает, а понимать, что другой тоже терзается, страдает, растерян. Это стало возможным благодаря тому, что мы умели сопереживать и были глубоко привязаны друг к другу.

Н. Ж.:  

А сегодня это огромное счастье – вновь встретиться и заново открыть друг друга. Дело того стоило!

читайте такжеВопрос, который (однажды) стоит задать партнеру
Источник фотографий: ED ALCOCK FOR PSYCHOLOGIES
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты