psyhologies.ru
тесты

Мое чтение: выбор Натальи Кигай

Наталья Кигай, обучающий аналитик, член Московского психоаналитического общества, делится своими литературными предпочтениями.
alt

«Записные книжки. Воспоминания. Эссе» Лидия Гинзбург

Лидия Гинзбург(1902–1990) замечательно пишет о литературе, но еще лучше – о внутренней жизни человека. В эпоху, когда единственным способом выживания для многих стал отказ от рефлексии, она выбрала своей стратегией, наоборот, пристальное наблюдение над собой и над другими, детальный анализ внутренних процессов, которые делают человека несвободным, – и тем самым обрела абсолютную свободу.

Искусство-СПБ, 768 с.

alt

«Человек эпохи Возрождения» Максим Осипов

Героя этой книги морозили, морили голодом, ему врали, его запугивали – так же как его предков до седьмого колена. И вот он живет – в голове туман, чувства спутаны, надеяться не на что. Он, может быть, и неплохой человек, но как это поймешь? Яркое событие или мимолетное ощущение – и человек вдруг впервые прислушивается к себе и обнаруживает желания, легкость и свободу. Максим Осипов замечательно пишет о таком человеке – без сентиментальности и наивности.

Corpus, 416 с.

alt

«Ответственность и суждение» Ханна Арендт

О чем бы ни писала Ханна Арендт, она исследует, какие изменения в психике позволяют человеку делать вещи, которые воспринимаются нами как абсолютное зло. Она исследует рождение зла как генетик или кристаллограф. Для нравственного суждения важно, чтобы впечатления от реальности не рассыпались и не пропадали: если я отказываюсь запоминать, то становлюсь готов на все – как тот, кто не помнит боли, может обладать абсолютно безрассудным мужеством.

Издательство Института Гайдара, 352 с.

читайте также«Думать критически – значит быть против»
alt

«Неизданный В. Г. Короленко. Публицистика 1914–1916. Публицистика 1917–1918»

Публицистика Короленко ясная, точная и страстная. Тем труднее видеть, как ее темы, постепенно меняясь, свидетельствуют: если в начале человеческой истории и было Слово, то теперь оно часто бессильно. Несмотря на то что социальная материя рвется, а размышлять становится опасно, писатель в своих статьях год от года взывает к здравому смыслу, нравственности, чувству самосохранения человека и нации, справедливости и состраданию. Сегодня этот призыв снова звучит актуально, но, может быть, больше надежды, что его услышат.

Пашков дом, 352 с.

alt

«Диана Арбус. Альбом-монография»

Иногда для художника душевная уязвимость становится инструментом, как абсолютный слух для музыканта. Это в полной мере относится к Диане Арбус, одному из величайших фотографов середины ХХ века.

Для нее все люди уникальны и достойны быть помещены в вечность при помощи фотоснимков. Работая, она умела уловить миг, когда человек снимал маску и позволял камере зафиксировать свою ранимость или беззащитность.

Aperture, 184 с.

Наталья Кигай, обучающий аналитик, член Московского психоаналитического общества, действительный член Международной психоаналитической ассоциации (IPA).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье