psyhologies.ru
тесты
текст: Виктория Белопольская 

Лилианна Лунгина «Подстрочник»

«Впервые нечто, увиденное по телевизору, стало фактом моей собственной жизни», – признается в своем дневнике один из блоггеров. Его поддерживает второй: «Даже титры после фильма хотелось продлить… Какое-то странное ощущение сиротства... Наверное, этой удивительной женщине можно было бы дать приз за лучшую женскую не роль, но жизнь. Но он ей, конечно, не нужен».
alt

«Впервые нечто, увиденное по телевизору, стало фактом моей собственной жизни», – признается в своем дневнике один из блоггеров. Его поддерживает второй: «Даже титры после фильма хотелось продлить… Какое-то странное ощущение сиротства... Наверное, этой удивительной женщине можно было бы дать приз за лучшую женскую не роль, но жизнь. Но он ей, конечно, не нужен». И третий: «В мире нет ничего прочного, и вкладывать стоит лишь в человека, в свои знания, в энергию, развитие, умение жить здесь и теперь, наполнять каждый миг смыслом и осмыслением. Как Лилианна Лунгина». Все это – о документальном фильме Олега Дормана «Подстрочник», который подлинностью человека в кадре и подлинным содержанием того, что говорил этот человек, в июле взорвал наш гламурно-пропагандистский телеэфир.

Четыре вечера подряд, в общей сложности восемь часов, в эфире канала «Россия» пожилая женщина рассказывала о прожитой жизни. Вернее, рассказывала свою жизнь. Жизнь человека, попавшего в заложники к хищной эпохе, но не подхватившего «стокгольмского синдрома». И теперь не оправдывает и не обвиняет прошлое страны. Нет, в фильме «Подстрочник» Лилианна Лунгина, переводчик «Карлсона» и Белля, европейская интеллектуалка и советская интеллигентка, переплавляет большую историю в тигельке частной жизни. И разливает историческую летопись по скромным плошкам личных воспоминаний каждого из нас.

Наш брак был счастливый и несерьезный, легкий, веселый, невесомый. Он был радостный в каждый данный момент. Будней не было. При том что были суровейшие будни и не было ни гроша, будней все равно не было. Сима умел любить жизнь, превращать ее во что-то небывалое. И мы прожили сорок девять лет такой жизни, причем с каждым годом чувство чуда, свалившегося на нас, не только не уменьшалось, а, наоборот, увеличивалось. И вот такого брака я не встречала ни у кого – чтобы он был не только глубокий и серьезный, но радостный и веселый в каждую данную минуту. […] Шла игра. И вот игра, наложенная на жестокую, беспощадную нашу жизнь, создавала… ощущение исключительной заполненности. У меня ощущение от прожитой жизни, что там миллиметрика пустого не было. Все было наполнено – чувствами, мыслями, делами какими-то».

И совсем не странно, что великий кинооператор Вадим Юсов (оператор «Соляриса» и «Андрея Рублева») долгом и честью счел по многу часов снимать этот статичный вроде бы объект, старую женщину. Просто в нем проснулся инстинкт кинохроникера – он почувствовал, что ее устные мемуары, ее переживания, ее знакомства, ее страхи и ее восторги, ее способность уморительно тонко подмечать детали, сама ее манера говорить с картавинкой достойны вот этого памятника в «цифре».

А в сентябре в издательстве Corpus выходит книга Лилианны Лунгиной, основанная на материалах фильма «Подстрочник». В нее вошли и те фрагменты, которые не вместились в 16 серий, так что многие истории, на экране лишь намеченные, обретут развитие на бумаге. И те, кто хотел бы, как наш блоггер, продлить общение с Лилианной Лунгиной, получат такую возможность. А те, кто фильма не видел, – узнать ее. Что само по себе удача.

Лилианна Лунгина

(1920–1998) провела детство в Германии, Франции и Палестине. В 1933 году вернулась с матерью в СССР. Закончила легендарный МИФЛИ, перевела на русский книги Астрид Линдгрен, Генриха Белля, Бориса Виана… Мать кинематографистов Павла и Евгения Лунгиных и жена драматурга Семена Лунгина

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Александровский парк, что может быть лучше отдыха, чем на природе!
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье