psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Пестерева 

Эрнан Ривера Летельер «Фата-моргана любви с оркестром»

Ее зовут Голондрина, «ласточка». Когда она идет, ветер разносит легкий запах фиалок. Для Пампа-Уньон, шахтерского города-миража в пустыне, Голондрина – настоящий ангел. Она аккомпанирует фильмам в рабочем кинотеатре и разучивает со школьницами Шопена на рояле.
alt
Эрнан Ривера Летельер, чилийский писатель, лауреат премии Национального совета Чили по книге и чтению, кавалер Ордена искусств и литературы (Франция). «Фата-моргана» (1998) – единственный роман, вышедший на русском языке.Эрнан Ривера Летельер, чилийский писатель, лауреат премии Национального совета Чили по книге и чтению, кавалер Ордена искусств и литературы (Франция). «Фата-моргана» (1998) – единственный роман, вышедший на русском языке.

Ее зовут Голондрина, «ласточка». Когда она идет, ветер разносит легкий запах фиалок. Для Пампа-Уньон, шахтерского города-миража в пустыне, Голондрина – настоящий ангел. Она аккомпанирует фильмам в рабочем кинотеатре и разучивает со школьницами Шопена на рояле. Сейчас ее мысли заняты городской площадью: хорошо бы она перестала быть свалкой и на ней появились деревья, скамейки и детская площадка. Голондрине скоро тридцать.

Да, ее город похож на притон и его даже нет на карте. Да, ее отец не только пылко клеймит президента Ибаньеса дель Кампо, к визиту которого готовится городской оркестр, но и прячет для него в погребе взрывчатку. Да, возлюбленный Голондрины (трубач из оркестра) стяжал славу кутилы и донжуана. Но она их действительно любит. Эрнан Летельер рисует свободный, анархический мир, интуитивно тянущийся к чистой красоте и добру. И фата-моргана, этот оптический мираж и морок, здесь никого не морочит. На первый взгляд кажется иначе: концерт, который репетируют весь роман, так и не будет сыгран; от города, ради статуса которого и затевается концерт, останется скелет в пустыне; любовь, чудом выжившая в борделях и пьяных драках, никого не спасет, и барабанная дробь революции, призывая счастье для всех, неловким движением разрушит хрупкий мир. Но, несмотря на трагический финал битвы жизни и системы, для писателя остается память – историческая и частная. Она-то и позволяет вернуть точный смысл жизненным ценностям, чтобы любовь оставалась любовью, добро – добром, мужество – мужеством. Фата-моргана, на которую можно смело опереться.

Перевод с испанского Дарьи Синицыной

Издательство Ивана Лимбаха, 272 с.

читайте такжеЭлис Манро «Слишком много счастья»
Источник фотографий: Михаил Федоров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Все зависимы? От привычки до аддикцииВсе зависимы? От привычки до аддикцииСмартфон, работа, секс, игры... Мы все стали аддиктами? Каждый на что-нибудь подсел? Мы задаем этот вопрос себе – и вам. Попробуем понять, где граница между привычным удовольствием и зависимостью, и разобраться, почему мы в неравном положении перед лицом соблазнов. Все статьи этого досье
Все досье