psyhologies.ru
тесты

С. Кляйн «Секрет удачи. Как научиться властвовать над случаем»

Случайности не случайны, более того, они закономерны, утверждает немецкий биофизик и журналист Стефан Кляйн. В своей полной парадоксальных примеров книге он описывает физические, математические, психологические законы, которые, как он считает, управляют случаем.
alt

Случайности не случайны, более того, они закономерны, утверждает немецкий биофизик и журналист Стефан Кляйн. В своей полной парадоксальных примеров книге он описывает физические, математические, психологические законы, которые, как он считает, управляют случаем. Например, показывает, что совсем не случайно подруга звонит нам в тот же миг, когда мы о ней подумали. Как и то, что несколько человек, чудом избежавших гибели в башнях-близнецах в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, спустя всего два месяца оказались в самолете, который разбился в Квинсе. «Случай – это что угодно, но не хаос, – пишет Стефан Кляйн. – Непланомерные на первый взгляд события следуют своим законам. Поняв их, мы сможем найти ответы на вопросы, которые ставят перед нами невероятные происшествия, и станем чувствовать себя более защищенными от жизненных перипетий».

ОЛМА Медиа Групп, 352 с.

читайте такжеЧетыре способа привлечь удачу
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


С интересом прочитала Ваши сообщения. Во многом с Вами согласна, особенно с тем, что народ у нас дикий, законов не знает, нарывается на приключения совершенно не задумываясь о последствиях. Я была такой же дремучей, когда взяла кредит на кругленькую сумму, а после потери работы не смогла платить по счетам. Залезла в бешеные долги перед банком. Коллекторы звонили мне и днем и ночью, подняли на ноги всех моих соседей, с ума можно было сойти. Самое интересное, что угрозы подать на меня в суд, банк не торопился привести в исполнение, хотя, с момента моей последней оплаты прошло полгода! Я обратилась к юристу, который мне посоветовал уйти в глухую оборону, прекратить всяческие переговоры с банком и другими его приспешниками. Этим мы добились от банка двух вещей: во-первых, суд состоялся, во- вторых, по суду я осталась должна банку ровно ту сумму, которую изначально у него брала, без пенни, процентов и штрафов! Иными словами, вместо заявленных банком 280 000 тысяч, я теперь выплачиваю 160 000, как и брала!!! Судебные издержки оплатил банк, а мой гонорар юристу составил всего 8 000 тысяч, не считая 5 000, которые мне лично уплатил банк за моральный ущерб.
Psy like0

Нелегкая практика Когда в работу по взысканию проблемной задолженности по кредитным договорам в той или иной форме включаются коллекторские агентства у потребителей и, как следствие, контролирующих органов и судов возникает ряд вопросов: 1. Имеют ли право банки и другие кредитные организации, осуществляющие лицензируемую в соответствии с законом деятельность, передавать право требования по кредитному договору организации, которая такой лицензии не имеет? 2. Может ли банк или иная кредитная организация передавать коллекторам информацию, составляющую банковскую тайну, а также персональные данные должника? 3. Наконец, требуется ли на совершение указанных выше действий согласие должника или же банк (иная кредитная организация) может совершить их по своему усмотрению? Именно на этом этапе и возникают основные противоречия, причина которых – отсутствие комплексного правового регулирования деятельности коллекторских агентств и, как следствие, консолидированной позиции государственных органов по данному вопросу. Роспотребнадзор и Генпрокуратура РФ Отношение уполномоченных контрольно-надзорных государственных органов к коллекторам преимущественно жесткое, особенно в случаях, когда банки уступают им права требования по кредитным договорам. Наиболее радикальная точка зрения на деятельность коллекторов у Роспотребнадзора, и с ней нельзя не считаться, поскольку ведомство является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области защиты прав потребителей – в том числе, клиентов кредитных организаций. Свою позицию относительно рынка коллекторских услуг ведомство заявляло неоднократно (см. Письмо Роспотребнадзора от 23 августа 2011 г. № 01/10790-1-32; Письмо Роспотребнадзора от 2 ноября 2011 г. № 01/13941-1-32; Письмо Роспотребнадзора от 23 июля 2012 г. № 01/8179-12-32; Доклад Роспотребнадзора о состоянии защиты прав потребителей в финансовой сфере, 2013 г.3). В целом она сводится к следующему: 1. Коллекторы не являются субъектами банковской деятельности (не имеют соответствующей лицензии) и не могут заменить банк в качестве нового кредитора, равнозначного по объему прав и обязанностей (ст. 384 ГК РФ). 2. Личность кредитора (то есть правовой статус коммерческой организации в качестве именно банка) в рамках обязательства по кредитному договору, по мнению ведомства, имеет существенное значение для должника. Поэтому уступка может производиться только с его согласия (ст. 388 ГК РФ). 3. Необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав. 4. Банк при уступке коллекторскому агентству права требования по кредитному договору нарушает банковскую тайну, которую он обязан гарантировать в силу требований ст. 26 закона о банковской деятельности. Любая "договоренность", приводящая к нарушению данной нормы закона – ничтожна. 5. Коллекторская деятельность нуждается в лицензировании, ведении государственного реестра коллекторских агентств, стандартизации и в более полном законодательном регулировании; 6. Также ведомство активно выступает против передачи коллекторам персональных данных должника без наличия отдельного согласия, а не только пункта в кредитном договоре, предусматривающего такую возможность. Сходного мнения придерживается и Генеральная прокуратура РФ. В частности, надзорное ведомство отмечает, что продажа банками кредитных портфелей коллекторским агентствам противоречит взаимосвязанным положениям ГК РФ и закона о банковской деятельности, которые прямо запрещают банковским организациям передачу сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, лицам не указанным в законе.2 Верховный Суд РФ Похожую позицию занимает Верховный Суд РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"): 1. Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право кредитных организаций передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. 2. Исключением является ситуация, когда данное условие предусмотрено законом или договором, при заключении которого оно было согласовано сторонами. Развивая эту позицию, суды общей юрисдикции отмечают, что стороной по кредитному договору может быть только банк или иная кредитная организация (п. 1 ст. 819 ГК РФ). Согласно ст. 1 закона о банковской деятельности, кредитной организацией является юридическое лицо, осуществляющее банковские операции на основании специального разрешения (лицензии). Вступление гражданина в заемные отношения именно с организацией, имеющей такую лицензию, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение. Следовательно, на основании п. 2 ст. 388 ГК РФ, уступка банком своих прав требования третьему лицу, которое не равноценно ему по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, допускается только с согласия должника. Подобный подход, например, содержится в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 27 августа 2013 г. № 33-12180/13; Апелляционном определении Московского городского суда от 2 ноября 2012 г. по делу № 11-24416. При этом некоторые суды дополнительно подчеркивают, что если в кредитном договоре есть пункт о возможности уступки прав требования другому лицу, то из него должно явно вытекать о каком именно лице идет речь – обладающем лицензией на право осуществления банковской деятельности или нет (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 29 мая 2013 г. № 33-8151). Нарушение данного требования, в частности служит основанием для признания договора уступки права требования по кредитному договору ничтожным на основании п. 1 ст. 16 закона о защите прав потребителей и ст. 168 ГК РФ (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу № 33-6877). Также суды общей юрисдикции активно соглашаются с доводами о нарушении банками банковской тайны при уступке права требования по кредитному договору организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Суды исходят из того, что банк, обязан гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов (ст. 26 закона о банковской деятельности). Также банк должен гарантировать тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом (п.п. 1 и 2 ст. 857 ГК РФ). Нарушение банковской тайны, неизбежно сопутствующее исполнению договора уступки права требования по кредитному договору, свидетельствует о недействительности такого договора в силу ничтожности, как противоречащего закону на основании ст. ст. 168, 388 ГК РФ. Такая позиция изложена в Апелляционном определении Омского областного суда от 24 июля 2013 г. по делу № 33-4848/2013, Апелляционном определении Московского городского суда от 28 февраля 2013 г. по делу № 11-6511/13; Апелляционном определении Верховного суда Республики Бурятия от 1 апреля 2013 г. по делу № 33-956; Апелляционном определении Верховного суда Республики Бурятия от 5 июня 2013 г. по делу № 33-1685; Апелляционном определении Рязанского областного суда от 14 августа 2013 г. № 33-1744. Связанная с уступкой перемена лица в обязательстве помимо прочего не позволяет должнику реализовать свое право на выдвижение против требования нового кредитора, не являющегося исполнителем банковской услуги, возражений, которые он имел или мог иметь против первоначального кредитора – банка (Апелляционное определение Вологодского областного суда от 8 июня 2012 г. № 33-2265/2012). Также ряд судов отмечают, что по смыслу норм ГК РФ и закона о защите прав потребителей соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком потребителю. В связи с этим, уступка права требования в потребительских отношениях если и возможна, то только в ситуации, когда новый кредитор является банком, обязанным, как и первоначальный кредитор, качественно обслуживать клиента-потребителя, в том числе с соблюдением банковской тайны (Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 2 июля 2013 г. по делу № 33-2370-2013). Тем не менее, в практике судов общей юрисдикции встречается и противоположная позиция. Так, в Апелляционном определении Ростовского областного суда от 30 июля 2013 г. по делу № 33-9559/2013 указывается, что предметом уступки является право требования взыскания задолженности, а не банковская тайна, как таковая. Обязанность нового кредитора обеспечивать конфиденциальность сведений, составляющих банковскую тайну, в данном случае следует не из заключенных соглашений об уступке, а из императивных требований ст. 857 ГК РФ и ст. 26 закона о банковской деятельности. Эта обязанность является публично-правовой, находящейся за пределами заключенного соглашения об уступке, в связи с чем заключение договоров уступки прав (требований) не могли быть нарушены права и охраняемые законом интересы заемщика. Если же в результате уступки произошло разглашение информации, относящейся к банковской тайне, заемщик вправе защищать свои права в установленном законом порядке (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 закона о банковской деятельности). По мнению суда, действующее законодательство не устанавливает каких-либо ограничений при заключении договора уступки прав требования, вытекающих из кредитного договора, несоблюдение требований законодательства о банковской тайне не влияет на решение вопроса о действительности сделки по уступке прав по кредитному договору. При этом не найдя доказательств тому, что для должника при исполнении условий кредитного договора о возврате долга и выплате процентов имеет существенное значение личность кредитора, суд счел, что оснований для признания ничтожным договора уступки прав (требований) не имеется. Сходная позиция также отражена, например, в Определении Пермского краевого суда от 29 апреля 2013 г. по делу № 33-4023-2013, Определении Пермского краевого суда от 1 апреля 2013 г. по делу № 33-3058, Апелляционном определении Верховного суда Чувашской Республики от 17 июня 2013 г. по делу № 33-2047/2013). Таким образом, как правило, суды общей юрисдикции по указанным выше основаниям отказывают коллекторам во взыскании с граждан задолженности по кредитным договорам, не дававших согласие на уступку права требования организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Также, когда перед ними ставится соответствующий вопрос, они признают соответствующие договоры уступки ничтожными в связи с нарушением банковской тайны. Высший Арбитражный Суд РФ Наиболее либерально к институту коллекторства относится Высший Арбитражный Суд РФ: (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 146). Его позиция заключается в следующем: 1. Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. 2. Уступка права требования по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных ст. 5 закона о банковской деятельности. Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. С выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией. 3. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. 4. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 382 ГК РФ). При этом в законодательстве отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. 5. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне, так как коллекторское агентство, его должностные лица на основании ст. 26 закона о банковской деятельности несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб). 6. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (ст. ст. 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Специфика рассмотрения подобных дел арбитражными судами, как правило, связана с оспариванием банками постановлений Роспотребнадзора о привлечении их к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (включение в договор условий, ущемляющих права потребителя). При этом Роспотребнадзор привлекает банки к административной ответственности, исходя из своей правовой позиции, позиции ВС РФ и судов общей юрисдикции, описанной выше. Арбитражные суды руководствуются совершенно противоположными им по своей сути разъяснениями ВАС РФ. В итоге, в подавляющем большинстве случаев, решения выносятся в пользу банков, а значит и коллекторов (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А33-20408/2012, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2013 г. по делу № А19-739/2013, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2013 № 15АП-11120/2013 г. по делу № А53-6905/2013, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2012 г.по делу № А68-6484/12, Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 27 июня 2012 № 06АП-2276/2012 по делу № А04-1523/2012). Также арбитражные суды, рассматривая заявления об обжаловании постановлений Роспотребнадзора о привлечении банков к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ (непредоставление потребителю информации об услугах), в ряде случаев, отмечают, что банк не обязан даже уведомлять должника о планируемом или фактическом заключении договора уступки права требования по кредиту (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 сентября 2013 № 17АП-8820/2013-АКу по делу № А60-16262/2013) Несмотря на это, арбитражные суды активно встают на сторону Роспотребнадзора (а также Роскомнадзора) в вопросах, связанных с указанием в кредитных договорах условий о согласии заемщика на передачу банком его персональных данных третьим лицам для целей взыскания просроченной задолженности (применяется та же ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ). Как отмечают суды, согласно закону о персональных данных гражданин должен иметь возможность принять самостоятельное решение, дать согласие на передачу персональных персональные данных третьим лицам или отказать. При этом такое согласие должно включать в себя необходимые реквизиты, в частности, кому именно могут быть переданы сведения о персональных данных, какая именно информация о заемщике станет известна третьим лицам, срок действия такого согласия, порядок его отзыва и др. (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2012 г. № 06АП-4042/12). Суды отмечают, что банки, как правило, используют типовые договоры присоединения, которые не содержат подобной информации, а специальное заявление о согласии на обработку и передачу персональных данных третьим лицам потребителем не заполняется. В связи с этим, по мнению судов, названное условие договора фактически является обязательным и не представляет право выбора. В случае его исключения, договор заключен с гражданином не будет, что нарушает права потребителя и противоречит Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П, в котором указано, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т. е. для банков (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2013 г. № 09АП-25306/2013, Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2013 г. № 09АП-24400/2013). Помимо этого, некоторые арбитражные суды частично солидарны с судами общей юрисдикции и отмечают, что для уступки права требования коллекторам в условиях кредитного договора необходимо указывать, что речь идет именно об организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. В противном случае, это является нарушением права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге) (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2012 г. по делу № А19-5360/2012). Таким образом, как правило, арбитражные суды по указанным выше основаниям признают законной уступку права требования по кредитным договорам коллекторским агентствам. При этом условия кредитных договоров о согласии заемщика на передачу его персональных данных третьим лицам, как правило, признаются нарушающими права потребителей. Продолжение: О позиции ФССП России по отношению к коллекторам, основных этапах коллекторской деятельности, взаимоотношениях коллекторов и общества, способах защиты прав должника и законодательных инициативах в данной сфере читайте далее. Антон Филимонов, www.garant.ruОригинал находится здесь www.garant.ru/article/499920/ Прекрасная статья. Читайте и берегите себя!
Psy like1

Продолжение. На сегодняшний день коллекторские агентства для осуществления своей профессиональную деятельность по взысканию задолженности применяют две основные формы сотрудничества с банками: 1. Агентский договор (ст. 779 ГК РФ). В данном случае коллектор по поручению банка за вознаграждение совершает действия, направленные на взыскание задолженности. Коллектор в рамках указанной правовой конструкции может выступать как от своего имени, так и от имени банка, в зависимости от условий агентского договора. Правоотношения между должником и банком в такой ситуации сохраняются в неизменном виде. Наличие агентского договора между банком и коллектором не лишает должника права взаимодействовать напрямую с банком по всем вопросам, связанным исполнением кредитного договора. При этом для совершения действий от имени банка агенту требуется доверенность. 2. Уступка права требования (цессия) (гл. 24 ГК РФ). В данном случае банк фактически продает право взыскания задолженности по кредитному договору коллекторскому агентству, а сам устраняется из указанных правоотношений. При этом банк передает коллектору все документы, удостоверяющие данное право, и сообщает сведения, имеющие значение для его осуществления (ст. 385 ГК РФ). Тем не менее, стоит отметить, что при такой правовой конструкции коллекторскому агентству переходит только право требования по кредитному договору. Остальные права и обязанности банка, сохраняются, а сам договор продолжает действовать. Как отмечает Генеральный директор ОАО "Первое коллекторское бюро" Павел Михмель, при передаче в работу коллекторам просроченной задолженности по агентской схеме размер вознаграждения определяется в зависимости от сроков просрочки, ее объема и количества передаваемых счетов. "Если брать некую среднюю величину, т. е. по тем портфелям, которые наиболее часто передаются коллекторам, то вознаграждение составляет порядка 15-30%", – пояснил он. Цена же уступки прав требования по договору цессии, по его словам, определяется более сложно. Здесь в расчет идут множество характеристик переуступаемого портфеля задолженности, и стоимость устанавливается на момент получения данных. "Если также брать некое среднее значение, то цена уступки прав требования в основном колеблется от 2 до 6%", – отметил Павел Михмель.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье