psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Пестерева 
PSYCHOLOGIES №4

«Авиатор»: в чем вина всех страдающих?

Многослойный роман – о первой любви и о свойствах избирательной памяти, облегчающей жизнь, о мужестве и утрате человеческого облика, о детской травме, которая обязательно находит способ явить себя миру, – в какой-то момент оказывается прежде всего романом о справедливости.

История России ХХ века с ее мучительными перипетиями отрефлексирована наконец так внятно, цельно и художественно-совершенно, что и добавить, кажется, нечего. Из опереточной (интеллигентного юношу Иннокентия Платонова, родившегося в 1900 году, в порядке эксперимента заморозили азотом в 1932 году и разморозили в 1999-м) и вторичной (мы читали такое в диапазоне от Достоевского до Маяковского, а может, и у Уэллса) фабулы Водолазкин сделал потрясающий роман. В ряду его очевидных достоинств – детективная закрученность сюжета, неожиданная развязка и блестящая стилизация (cлог начала ХХ века звучит у Водолазкина так естественно, что пока автор не покажет нам специально слова «автомобиль» и «пуль- веризатор» вместо «машина» и «спрей», мы и не заметим).

Авиатор

Возвращенный в мир живых, Платонов под нежным наблюдением психотерапевта Гейгера записывает все, что помнит (мой терапевт хочет от меня того же и тоже использует слово «размораживать» – в отношении эмоций). Чем дольше он пишет, тем чаще рассуждает о личной ответственности каждого за события не только в своей жизни, но и в стране; чем кошмарнее сцены из лагерной жизни приходят ему на ум, тем меньше он радуется своей реабилитации; погружаясь в прошлое, все чаще говорит о заведомой вине всех страдающих. Ближе к развязке Платонов уверен: все, даже непостижимое в своей жестокости, что происходит с нами помимо нашей воли, – это справедливость, а то, что мы именем справедливости вершим сами, – просто месть. Вывод заставляет Гейгера впервые усомниться в адекватности подопечного, но Водолазкин настаивает – оглушительный финал, выворачивающий роман наизнанку, написан в доказательство этой формулы. Пересказывать его жаль – интрига утратится. Но с выводом я, пожалуй, соглашусь.

Авиатор Евгения Водолазкина.
Редакция Елены Шубиной, 408 с.

Евгений Водолазкин, прозаик, филолог; его роман Соловьев и Ларионов вошел в шорт-лист премии «Большая книга» (2010). Роман Лавр (2013) был удостоен премий «Большая книга» и «Ясная Поляна».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье