psyhologies.ru
тесты
текст: Виктория Белопольская 

3 причины посмотреть «Кочегара» Алексея Балабанова

Балабанов вернулся к совершенству своей картины «Про уродов и людей» (только та черно-белая, а эта – огненная), сохранив фирменный стиль. Конструкция «Кочегара» предельно проста; он адресован всем и понятен каждому; напряжение растет по спирали, как в Седьмой Шостаковича; автор намеренно раздражает зрителя; финал непредсказуем.
alt

1. Трагедия. Посреди нашей обыденной жизни – жестко рациональной, нивелирующей, скоростной, заставляющей человека стать бессильным винтиком уже не идеологической, а примитивно-потребительской машины, – куда-то пропадает мысль о достоинстве, собственном и другого. Балабанов, один из лучших отечественных режиссеров, по дикому недоразумению имеющий репутацию художника-извращенца, некрофила и шовиниста, возвращает в наше кино благородную идею о возможности маленького человека противостоять злу. Трагедия «Кочегар» уже не фильм-вопль, как «Груз-200», и не фильм – инъекция безнадежности, как «Морфiй». Здесь есть подлинный катарсис. Зло, разгоревшееся до степени беспредела, герой гасит собственной кровью, как и свою личную вину.

2. Противостояние. Иван Скрябин сапером в Афгане заслужил звание Героя СССР и контузию, а теперь кидает уголек в огненную пасть кочегарки, где и живет. Жена – в Детройте, красавица дочь – в оставленной им ради нее квартире. Иван Скрябин якут – молчалив, непроницаем и знает: люди делятся на хороших и плохих. Бывший сослуживец якута пользуется этими качествами, что и ведет к катастрофе. В голове контуженного кочегара вертится рассказ дореволюционного писателя Серошевского «Хайлак», про то, как «хорошие» – якуты – угнетаются «плохими» – русскими, но ведь на войне они были по одну линию фронта. Война продолжается, а ясности нет: кто – урод, а кто – человек?..

3. Феникс. Балабанов вернулся к совершенству своей картины «Про уродов и людей» (только та черно-белая, а эта – огненная), сохранив фирменный стиль. Конструкция «Кочегара» предельно проста; он адресован всем и понятен каждому; напряжение растет по спирали, как в Седьмой Шостаковича; автор намеренно раздражает зрителя; финал непредсказуем. Только актеров-звезд нынче нет, что создает ощущение реальности истории. В постскриптуме «экранизация» рассказа Серошевского в изложении Ивана Скрябина будто оставит память о нем, а фильм переведет в притчу. Абсолютный эстетизм формы позволяет стерпеть высокую безжалостность содержания, не отвернуться от экрана.

В ролях: Михаил Скрябин, Аида Тумутова, Александр Мосин.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты