текст: Виктория Белопольская 

Фрейд как иллюзия

Герой по имени Зигмунд Фрейд появлялся в десятках фильмов, но чаще с невольным комическим обертоном. Так, в телесериале «Фрейд» главную роль сыграл… Пуаро – Дэвид Суше. И вот наконец за историю психоанализа взялся Дэвид Кроненберг в своем «Опасном методе».
Дэвид Кроненберг (David Cronenberg), канадский режиссер, актер, сценарист, продюсер. Один из лучших представителей авторского кино.Дэвид Кроненберг (David Cronenberg), канадский режиссер, актер, сценарист, продюсер. Один из лучших представителей авторского кино.

В Венеции жарко и как-то парно. Фестиваль идет своим ходом, а мы курортно сидим у пляжа в маленьком кафе. Через дорогу – некогда роскошный отель De Bain, закрытый то ли на реставрацию, то ли на реновацию, то ли просто насовсем, за убыточностью… Так вот почему седой человек напротив так напоминает мне аристократов Цвейга, пожилых господ Манна! В De Bain Висконти снимал свою «Смерть в Венеции», и действие рассказа Томаса Манна разворачивалось, очевидно, тут же… А Цвейг… Это из-за Вены, где живет Зигмунд Фрейд, герой нового фильма сидящего напротив меня 68-летнего Дэвида Кроненберга. Кроненберг так же безукоризненно воспитан, так же радушен, у него те же, что у Ашенбаха Манна–Висконти, аристократические манеры. Он ничуть не возбужден фестивальной энергией – участие в большом фестивале для него почти рутина: Кроненберг классик, победитель Канна, в конце концов. И именно поэтому мне так непонятен его нынешний фильм.

Psychologies:  Вы режиссер прорыва и шока. Вы сделали «Муху» про нечеткость границы между человеческим и животным в человеке. Вы автор «Автокатастрофы» – про то, что попытка заглянуть внутрь себя может быть для личности губительной. Вы сняли «Паука», хронику психопатологии… Зачем вам эта костюмность, старательный пересказ событий, хоть и произошедших с Зигмундом Фрейдом,
Дэвид Кроненберг:  Но ведь не события интересовали меня! Меня интересовала борьба материализма, позитивизма Фрейда с юнговским поиском в той же зоне психического духовного начала. И меня интересовала природа иллюзии. Ведь Фрейд, твердивший о силе бессознательного, на самом деле всем своим непреклонным антимистицизмом работал на главную иллюзию человечества в начале ХХ века: научный прогресс – ключ к разрешению всех проблем, и проблем мира, и проблем личности. Этот миф об априорном гуманизме прогресса скоро развеет Первая мировая с ее ипритовыми атаками… А пока мир живет под солнцем веры в спасительную силу разума.
И поэтому в вашем в общем-то невеселом фильме, настоящей психологической драме, столько солнца и белых кружев? …
Не только. Эта видимая красота, эстетичность – курсив, кавычки. Обычно они выражают двойственность отношения автора к предмету рассказа. Ну нельзя же всерьез делать фильм о начале ХХ века. Мы не можем знать, как чувствовали и как думали тогдашние люди. Мы слишком иные ментально: мы живем с интернетом и уже после не только ипритовых атак, но и Освенцима. Нам не понять тех людей. Мы можем рассказывать лишь то, что о них думаем, а не как было на самом деле. Так что я сделал закавыченный фильм. Не судите его всерьез.
alt

«Опасный метод»

В ролях: Вигго Мортенсен, Майкл Фассбендер, Кира Найтли, Венсан Кассель.

P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты