psyhologies.ru
тесты
текст: Виктория Белопольская 

Марк Форстер: жизнь за болевым порогом

«Существует только сегодня. Не завтра. Не вчера. Мы живем сегодня». Так говорит Марк Форстер, режиссер нового фильма об агенте 007.
«Квант милосердия». В прокате с 6 ноября. В ролях: Дэниел Крейг, Ольга Куриленко.«Квант милосердия». В прокате с 6 ноября. В ролях: Дэниел Крейг, Ольга Куриленко.

И звучат его слова вполне по-бондовски – типа «завтра не умрет никогда» или «умри, но не сейчас»... Но мне кажется, Форстер бодрится. Его фильмы – о необратимом и невозвратном. Хэлли Берри за трагическую роль жены казненного преступника и матери погибшего подростка в его «Бале монстров» получила «Оскар». Райан Гозлинг ходил по тончайшей струнке, играя готовящегося к самоубийству истерика в его «Останься». Джонни Депп находил удивительный – радостный, творческий – способ переживать скорбь утраты в его «Волшебной стране». Марк Форстер до Бонда снимал фильмы о боли. Боль – его главная героиня. Боль – неотторжимая часть существования. Форстер знает, что это такое. Его родители-швейцарцы неудержимо носились по миру, и детство Марк провел с няней и братом-шизофреником, который приучил его задаваться вопросами о сущности бытия. С тех пор грани разумного и реального Форстер стал видеть эластичными и более чем проницаемыми. «Я рос, стараясь избегать обыденной жизни», – признается он теперь. Потом брат покончил с собой. И Форстер прочно обосновался в мире тотальной относительности, где не было ничего абсолютного, кроме одиночества и боли расставания. Они-то и сделали его режиссером. А выход в его фильмах всегда лишь в одном – в способности отдельного, одинокого человека продолжать жить и чувствовать, несмотря на контузию пережитым горем.

Интересно, что в прокат у нас выходят почти одновременно два фильма Форстера. Один – его авторский независимый проект «Бегущий за ветром» – снят по трогательнейшему и популярнейшему роману Халеда Хоссейни, афганца, калифорнийца и врача, который написал о своем детстве, о нерушимой детской дружбе, предательстве и искуплении вины. Верный себе Форстер не пошел ни на какие уступки «голливудизму» с его требованием снимать только звезд. В одной из главных ролей он задействовал иранца, да еще и непрофессионала, – архитектора Хомаюна Эршади, некогда сыгравшего во «Вкусе черешни» Аббаса Киорастами, фильме, который создал славу новому иранскому кино...

Ну а второй форстеровский проект, «Квант милосердия», – 23-й Бонд. Нам, кажется, предлагают поставить эксперимент – увидеть деформацию автора под воздействием многомиллионного заказа-007. Но я-то жду другого. Мне ужасно любопытно, как болезненная муза Марка Форстера деформирует самого Бонда. Джеймса Бонда.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Все зависимы? От привычки до аддикцииВсе зависимы? От привычки до аддикцииСмартфон, работа, секс, игры... Мы все стали аддиктами? Каждый на что-нибудь подсел? Мы задаем этот вопрос себе – и вам. Попробуем понять, где граница между привычным удовольствием и зависимостью, и разобраться, почему мы в неравном положении перед лицом соблазнов. Все статьи этого досье
Все досье