psyhologies.ru
тесты

Ник Кассаветис: не как Кассаветис

Надо было обладать известной наглостью, чтобы с фамилией Кассаветис, доставшейся от отца Джона Кассаветиса, классика-новатора американского кино, стать режиссером. Надо было обладать известной самоотверженностью, чтобы с такой внешностью – рост 198 см, плечи косая сажень, суровая и романтическая нордичность блондина – бросить карьеру актера. Ему надо было иметь о чем снять, чем болеть, чтобы стать режиссером.
alt

Надо было обладать известной наглостью, чтобы с фамилией Кассаветис, доставшейся от отца Джона Кассаветиса, классика-новатора американского кино, стать режиссером. Надо было обладать известной самоотверженностью, чтобы с такой внешностью – рост 198 см, плечи косая сажень, суровая и романтическая нордичность блондина – бросить карьеру актера. Ему надо было иметь о чем снять, чем болеть, чтобы стать режиссером.

Последнее не было препятствием: для Ника Кассаветиса кино – уникальный способ сказать о боли. Ведь обо всем можно рассказать словами: факты прекрасно вербализуются. Но только не боль – для нее нет слов, только артист, и мизансцена, и жалкая какая-нибудь вазочка за плечом героя, которая своей неуместной претенциозностью вдруг возьмет да и выразит, как герою плохо. Герои Кассаветиса-младшего и не доверяют словам, они из косноязычных, колеблются на грани бедного рассудка и большого чувства. И говорят-то о своем чувстве только простенькое: «Она так прекрасна…» Так и называется самый известный фильм Ника Кассаветиса – с Шоном Пенном, Робин Райт и Джоном Траволтой. В нем герой Пенна возвращается к любимой из психлечебницы. А она уже замужем за другим. За хорошим человеком, который понял: «она так прекрасна» соперника значит много больше, чем его собственное. Потому что замешано на боли потерянных лет, но не состарилось. Потому что соперник чувствует глубже. И потому, что герои Кассаветиса так естественно существуют на грани между болью жизни и милостью жизни. Ведь Кассаветис знает нечто важное об этой сладости с горчинкой – об ощущении полноты жизни при полном принятии ее конечности.

У его нового фильма «Мой ангел-хранитель» удивительная для сегодняшнего кино фабула – экзистенциальная: 13-летняя девочка подает в суд на родителей, узнав, что была зачата «в пробирке» с конкретной целью – стать «магазином запчастей» для старшей сестры, больной лейкемией. Девочка протестует против этого царского подарка – жизни, он ведь сделан неискренне. И проходит путь к другому дару – осознанию, что и сама может дарить жизнь.

Кассаветис снова следует по маршруту от горечи к прощению. И на этом пути находит спутников… у нас: 16-летняя Соня Васильева, дочка российских ученых и подающая надежды американская актриса, для роли больной лейкемией бестрепетно обрилась наголо. От чего категорически отказалась ее более именитая юная коллега Дакота Фаннинг.

«Мой ангел-хранитель»

В ролях: Алек Болдуин, Эйбигейл Бреслин, София Васильева, Кэмерон Диас, Джейсон Патрик.

В прокате с 13 августа.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты