psyhologies.ru
тесты
текст: Виктория Белопольская 

Psychologies.doc-2011

В декабре в рамках «Артдокфеста», фестиваля неформатного (или авторского) документального кино, Psychologies представит свою программу. Мы впервые идем в кино не как зрители или рецензенты, а как кураторы.
alt

В этом году два из четырех самых значительных кинофестивалей мира, законодателей киномод, открылись документальными картинами: в Торонто – «С небес вниз» американца Дэвида Гуггенхайма, в Венеции – «Да здравствуют антиподы!» россиянина Виктора Косаковского. Сам этот факт выводит документальное кино на иной уровень признания и осмысления.

На сей раз законодатели киномод несколько отстали – документальные фильмы уже давно выходят в кинопрокат по всему миру, зрители оказались чутче и мобильнее киноэлиты. В США кассовым фаворитом по сборам на одну копию становится «Первая полоса. Год в «Нью-Йорк Таймс», а, скажем, в Скандинавии – «Кровь в мобильном», про детей, работающих на шахтах в Конго, где добывают минералы для производства телефонов. Режиссер последнего фильма Франк Пясецки-Пульсен видит предназначение документального кино так: «Делая документальный фильм, ты планируешь изменить мир». Но… Но один кадр его фильма – руки чернокожего, которые вот только что извлекли из пенящейся сернистой жижи камешки и услужливо предлагают их нашему вниманию... Это уже не руки, и не грязь, и не камни. Это цена нашего комфорта. Художественный образ.

Дело в том, что документальное кино – это кино. Искусство, которое создает «вторую», художественную реальность из первой, грубой, физической. В котором тонкий авторский мир лепится из «того, что было». То, что в кадре, и правда случилось, существовало, жило. Но в фильме обобщено до образа. И через маленькую жизнь эскимоса Нанука (классический «Нанук с Севера», 1922) Роберт Флаэрти показал нам радость жизни вообще, а Косаковский за путано-философскими сентенциями, произносимыми лежащим в луже пьяным крестьянином, увидел неистребимость того, что называется русским духом («Беловы», 1993). Документальное кино – для тех, кто ищет подлинность искусства, ценя в нем живую жизнь. Жизнь других, которая так волнующе приближается к нам, появившись в кадре документального фильма. Именно поэтому Psychologies представит на «Артдокфесте», главном в России фестивале документального кино, составленную нами .

Ничего безличного

Если честно, мы гордимся своей смелостью. Во-первых, потому что от зрителя документальное кино требует несколько иного и большего, чем кино игровое. Авторское кино прикидывается безусловностью, правдой, ухваченной камерой в реальности. На самом деле сконструировано оно из сырья реальности автором и является лишь его версией живой жизни. То есть более чем условно.

Второе же основание наших чувств в том, что программа «Psychologies.док» беспрецедентна. Ведь в нее вошли фильмы, рассказывающие о внутренней жизни человека, – не о событиях и обстоятельствах, а о том, как они влияют на нас, о том, как мы меняемся. Нет, событий немало – и драматических, и смешных, но авторов интересует, как они формируют (или деформируют) личность, интересует реакция личности на внешние, если хотите, раздражители. Они не холодные исследователи, они смотрят на своих героев любящим взглядом… Иногда даже и обожающим. А иногда сами авторы и есть герои фильмов…

За рамками программы

И еще один повод для гордости. Своей программой фильмов о личном и личностях мы, кажется, задали тон и «Артдокфесту» в целом. Он откроется 2 декабря фильмом немецкого режиссера Кирилла Туши «Ходорковский» – очень личной попыткой разобраться, что такое современная Россия. В программу фестиваля вошел и «Горький вкус свободы» Марины Голдовской об Анне Политковской – фильм-плач, иначе и не скажешь.

Полная программа фестиваля «Артдокфест» на www.artdocfest.ru.

Открытый московский фестиваль документального кино «Артдокфест»

2–10 декабря,

Москва, кинотеатр «Художественный».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье