psyhologies.ru
тесты
текст: Ольга Богомолова 

Выставка «Чарли Чаплин»

В Мультимедиа Арт Музее исследуют алхимию создания образа великого Чарли Чаплина.
Чарли Чаплин (Charlie Chaplin). Скетинг-ринг (1916)Чарли Чаплин (Charlie Chaplin). Скетинг-ринг (1916)

Выставка в Мультимедиа Арт Музее посвящена не Чарльзу Спенсеру Чаплину, великому режиссеру и артисту, а его всемирно знаменитому герою – трогательному, смешному человечку в котелке и с тросточкой по имени Чарли. Идея этой масштабной выставки, на которой представлены редчайшие фотоматериалы из архивов самого Чаплина и кинокомпаний, где он работал, – показать биографию персонажа. Это – уникальная возможность увидеть, как рождался чаплиновский герой, начиная с грима и заканчивая пластикой движения. Увидеть, как он развивался – от дерзкого плута и авантюриста из ранних фильмов до грустного мудрого клоуна поздних картин. На глазах зрителей из мучительных поисков характерного жеста, взгляда, походки и мимики появляется величайший киноперсонаж XX века – одинокий, нежный, смешной, счастливый и несчастный Чарли. Почти сто лет он заставляет нас плакать, смеяться и надеяться – словом, чувствовать, а значит, быть живыми.

Когда: до 17 февраля

Где: Москва, ул. Остоженка, д. 16, Мультимедиа Арт Музей

Андрей Россохин: «Чаплин нам помогает договориться с собой»

В залах фотовыставки, на снимках словно встречаются и ведут диалог «Маленький бродяга» и автор бессмертного образа, Чарльз Спенсер Чаплин. Психоаналитик Андрей Россохин поделился с нами своими размышлениями об этой встрече.

«Встреча эта напоминает психоаналитический процесс: аналитик здесь сам Чаплин, а пациент – Бродяга, живущий отдельной от автора жизнью. Что позволено пациенту в процессе психоанализа? Выражать словами все что угодно – любые свои желания и фантазии. В фильмах Чаплина Бродяге также позволено все, только не на словах, а в действии. Правила игры задает костюм: он очень конфликтен. Верх – аристократичен, элегантен, соответствует строгим культурным нормам «Сверх-Я»: котелок, пиджак-визитка, жилет, белая рубашка. А низ – это болтающиеся штаны, громадные ботинки… Нетрудно догадаться, что речь идет о ребенке, который надел одежду не по размеру. Точнее, о детском, инфантильном «Я», наивном, сексуальном, не знающем норм и правил. В действии этот конфликт продолжается: когда Бродяга жестикулирует, берет котелок, играет тростью, он – изысканный джентльмен из высших кругов. А ноги его в это время живут своей жизнью – беспутной и неуправляемой.

В образе Бродяги встречаются две абсолютные противоположности: личность, ориентирующаяся на нормы, принятые в обществе, и некультурный взрослый, плюющий на эти нормы, подобно несознательному ребенку. Парадокс заключается в том, что, если в реальной жизни наши инфантильные влечения и строгое «Сверх-Я» постоянно конфликтуют (чаще всего взрослое «Я» хочет убить в себе Ребенка, а тот, чувствуя себя брошенным, может ненавидеть Взрослого), то в игре Чаплина между ними не возникает конфликтов. Как, кстати, и в наших сновидениях, где мы одновременно способны быть и элегантными господами, и бескультурными бродягами. Фрейд заметил, что работа остроумия сходна с работой сна*. Чаплин с помощью своих трагикомических ролей погружает нас в состояние, похожее на сон. Мы идентифицируем себя с Бродягой и проживаем вместе с ним его чувства, а одновременно наблюдаем – за ним и за собой. Получается такой психодраматический процесс в миниатюре. Причем сам актер, подобно психоаналитику, доброжелательно смотрит на своего «пациента». Он принимает эту интеграцию детского и взрослого как проявление целостности человека, она для него естественна. Многих пугают те моменты в реальной жизни, когда внутренний Ребенок, маленький «извращенец», как говорят психоаналитики, берет верх. Для него возможно все, что запретно для Взрослого. Дав ему волю, мы боимся не совладать со своими импульсами – агрессивными или сексуальными. Встреча с героем Чаплина дарит нам мгновенные озарения: мы вдруг понимаем, что способны с собой договориться, что конфликты «Сверх-Я» и «Оно» не разрывают нам душу. Холодную сдержанность и бурную эмоциональность, бесстыдные фантазии и культурное их осмысление возможно переживать не по очереди – одновременно. И эта целостность делает нас сильнее.

Чаплин прорвался к истинной природе человека. Иногда спрашивают: всегда ли нужен психоанализ, чтобы достигать инсайтов? Оказывается, не всегда – иногда нужен Чарли Чаплин».

* З. Фрейд «Остроумие и его отношение к бессознательному» (Азбука, 2011).

Источник фотографий: Bubbles Inc.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Andrey   
    202 недели назад

А билеты надо покупать заранее? Где?
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье