psyhologies.ru
тесты

Гордон Ньюфелд: «Причина кризиса в образовании – снизившаяся обучаемость детей»

Профессор Гордон Ньюфелд – специалист в области психологии развития из Канады выступит с лекциями в Москве и Санкт-Петербурге с 11 по 19 октября.
Гордон Ньюфелд ФОТО Getty Images 

Профессор Ньюфелд широко известен своим умением видеть суть сложных психологических проблем и показывать возможности их решения. До недавнего времени он занимался преподаванием в университете и частной практикой, а сейчас посвящает своё время разработке авторской модели психологического развития и обучению родителей, педагогов и специалистов помогающих профессий.

Созданный им Институт Ньюфелда является международной благотворительной организацией, которая помогает применять психологию развития к воспитанию детей. Профессор Ньюфелд регулярно выступает по радио и на телевидении. У него пятеро детей и шестеро внуков.

Описание семинаров

1. «Секреты обучаемости». Последнее время проблемы в образовании являются одними из самых обсуждаемых в обществе. Любой учитель скажет, что обучать детей с каждым годом становится все сложнее. И это несмотря на то, что никогда раньше не существовало столько программ по подготовке и переподготовке учителей, такого количества методик обучения, и никогда раньше у школ не было такой хорошей материально-технической базы.

Подлинная причина образовательного кризиса заключается не в отсутствии грамотных специалистов, удачных методических разработок или технической оснащенности школ, а в постоянно снижающейся обучаемости учеников. Более того, растет несоответствие между потенциалом учеников и их реальными достижениями.

Обучаемость напрямую зависит от нескольких психологических факторов: взаимоотношений ученика и учителя, психологической зрелости ученика и эмоционального фона, сопровождающего обучение. Ради будущего наших учеников нам надо ознакомиться с этими факторами и их значением для обучения и поведения.

На семинаре Гордон Ньюфелд затронет психологические особенности обучаемости: какие характеристики отличают человека, умеющего обучаться, и как взрослые могут помочь ребёнку реализовать такие заложенные в каждом ребенке качества, как стремление узнавать новое, способность учиться на своих ошибках и последовательность в достижении собственных целей. Отдельно будет рассмотрен вопрос об обучении детей с затухшим познавательным интересом.

Ответ на снижающуюся обучаемость заключается не в том, чтобы учить «больше», а в том, чтобы учить по-другому. Сегодня как никогда раньше важно осознавать, что делает ученика обучаемым, чтобы использовать эти знания для создания успешной образовательной среды будущего.

Ньюфелд

2. «Игра и ее значение для здорового эмоционального развития». Темой этого семинара станут две из трех наиболее важных движущих сил, влияющих на раскрытие личностного потенциала человека, – игра и эмоции. Третья составляющая – отношения – рассматривается в других курсах.

К счастью, изучение эмоций сейчас является одной из основных задач нейроисследований, породивших новое направление – affective neuroscience.

А изучением игры занимаются ученые различных направлений: антропологи, эволюционные биологи, психологи развития, нейроученые, историки и философы. В последние годы появилось огромное количество литературы, предоставляющей возможности для серьезного изучения предмета.

Этот семинар будет сосредоточен на взаимоотношениях игры и эмоций. С точки зрения эволюционного развития зарождение этих отношений очень показательно и помогает понять последствия/осложнения в современном обществе. С появлением эмоций в нашей эволюционной истории базовые инстинкты выживания, заложенные в древнем мозге (мозге рептилий), заменились на мощные эмоции выживания, которые обслуживали (и обслуживают) привязанность. Близость с теми, к кому привязан, – вот что увеличивало шансы на выживание, а столкновение с возможностью потерять контакт/столкновение с разделением стало основной проблемой, которую были призваны решать эмоции.

Но сложность в том, что проявления этих самых глубоких архаичных эмоций выживания (тревога, фрустрация и стремление к контакту и близости) могут подорвать привязанность, за которую они созданы держаться.

Поэтому приблизительно в то же время, как в мозге млекопитающих появились эмоции, возникла еще одна ключевая система – игра. Игра позволяет активировать и проявлять эмоции без последствий для привязанности. Таким образом, игра и эмоции были созданы друг для друга. Как только из жизни человека пропадает игра, тут же возникает бесчисленное количество эмоциональных, поведенческих и социальных проблем. Значение этого понимания огромно для родительства, обучения и психотерапии.

К сожалению, игра, по крайней мере та игра, в которой мы нуждаемся, все больше исключается из современного общества как у взрослых, так и у детей. У детей игра заменяется экранами компьютеров, инструкциями, обучением, развлечением, а также тем, что мы называем игрой, но что в действительности ей не является: видеоигры, «развивающие» игры, большинство спортивных игр и то, что обычно происходит в садиках и школах. У взрослых игра заменилась работой и развлечением.

Как нам вернуться назад? Как нам восстановить танец между игрой и эмоциями? Как нам создать условия, благоприятные для игры, в жизни наших детей и в нашей жизни? Как нам стать более игривыми взрослыми? Где найти игровые площадки для игр с эмоциями?

Прежде чем ответить на эти вопросы, надо хорошо понимать, что такое истинная игра и какова природа эмоций. Этот семинар показывает, что игра может предложить эмоциям, и исследует, почему игра является абсолютной необходимостью для эмоционального здоровья и благополучия. Мы рассмотрим важность создания игровых пространств для выражения основных первичных эмоций, связанных с опытом разделения со своими привязанностями: тревоги, фрустрации, стремления к контакту и близости, а также для выражения инстинктов альфы и противления. Мы поговорим об играх с масками, со словами, ролевых играх, об играх с монстрами, играх с игрушками, с музыкой, с голосом, с разделением и играх со смертью. Мы разберем разницу между игрой, служащей индивидуации, социальной игрой и экспрессивной игрой. Надеемся, что в процессе мы сможем ответить себе на вопросы, а как поддерживать нашу собственную игривость, как обеспечивать пространство, чтобы игра и эмоции могли в нем свободно танцевать. Ничто так не важно в вопросе раскрытия личностного потенциала как у детей, так и у взрослых, как способность и возможность играть.

3. «Поддержание дисциплины без нарушения отношений». Какой родитель не хочет знать, что ему делать, когда ребенок плохо себя ведет, не слушается, обижает других детей, не соблюдает принятые в семье правила и порядки. Установление и поддержание дисциплины является одной из самых насущных проблем при воспитании детей.

При этом перед нами встает невозможная на первый взгляд задача: как преподать урок, дать понять ребенку, что такое поведение не приемлемо, но в то же время сохранить с ним теплые близкие отношения. Как сделать так, чтобы дисциплинарные методы не становились на пути здорового психологического и эмоционального развития ребёнка.

Гордон Ньюфелд ответит на вопрос «Что делать, когда ваш ребенок…» на фоне более общего вопроса о том, а что же требуется для здорового психологического развития ребенка. Он разберет преобладающие современные практики поддержания дисциплины – тайм-ауты и наказание последствиями, расскажет почему они работают в короткой перспективе, но вредны с точки зрения ваших отношений. И предложит альтернативные стратегии, которые не нарушают привязанности между ребенком и родителем и не становятся на пути психологического развития ребенка. Его рекомендации подойдут для детей любого возраста.

Ньюфелд

4. «Психологическая устойчивость и восстановление после травм». Каждый ребёнок обладает потенциалом для того, чтобы быть полным жизненных сил, предприимчивым, изобретательным, превращать свои недостатки в свои достоинства, находить преимущества в трудностях и ограничениях, жить полноценной жизнью, невзирая на особенности физического или умственного развития, приходить в себя после жизненных потерь, уверенно справляться со стрессом.

Как же нам вырастить детей, которых бы не разрушали жизненные трудности и неудачи, которые бы восстанавливались после травм и извлекали пользу из неблагоприятных обстоятельств? Как нам наделить их способностью адаптироваться к психологическим ранам, потерям привязанности или хотя бы к тому, что невозможно получать всегда то, что хочется? Несмотря на то что потенциально любой ребенок обладает колоссальной психологической устойчивостью, она должна развиться, и у родителей в этом деле решающая роль.

Наша удивительная человеческая способность возвращаться к оптимальному функционированию после стрессовых ситуаций очень сильно связана с привязанностью. Ничто не наносит нам больших ран, чем разделение с теми, к кому мы привязаны, или их холодность по отношению к нам. Ничто не защищает нас больше, чем надежная эмоциональная связь с близким человеком.

На семинаре Гордон Ньюфелд обсудит корни психологической устойчивости и объяснит, как это качество можно взрастить. Он также поможет нам распознать признаки психологической устойчивости, чтобы мы могли быть уверены, что наши дети готовы к тем трудностям, которые могут встретиться на их жизненном пути.

5. «Модель психологического развития Г. Ньюфелда». Модель Ньюфелда, схема, которая описывает процесс становления зрелого человека, любого человека в любой культурной традиции. Эта модель универсальна и самодостаточна.

В отличие от модели, следующие из нее практические рекомендации не выбиты в камне, могут изменяться и адаптироваться под каждую конкретную ситуацию. Например, если ваш подросток в альфе и строит всю семью, то ради сохранения отношений вам, возможно, понадобится какое-то время признавать его доминирующую позицию, пока вы будете работать над укреплением своей роли лидера в семье. Или, например, совет по расширению деревни привязанностей, что подразумевает привлечение к уходу за ребенком бабушек и дедушек. Но что, если дедушка начинает конкурировать с мамой за привязанность внука, постоянно унижает маму при ребенке, обещает забрать его от мамы, а у ребенка резко повышается тревожность? Конечно, есть смысл ограничить общение с таким дедушкой и формировать деревню привязанностей из других взрослых. Как постоянно подчеркивает Ньюфелд: «Не важно, что вы делаете, важно, какие у вас отношения с ребенком».

В первую очередь это теория о том, что социальное развитие ребенка, его способность адекватно существовать в социуме зависит не от «научения», а от созревания его мозга. И процесс созревания мозга, опять же, в большей степени зависит не от «научения», а от того, насколько безопасны условия, в которых живет ребенок, поскольку если мозг тратит свои ресурсы на защиту от неблагоприятных условий, если ребёнок находится в позиции уязвимости, то ему не до развития. Стандартное время созревания, когда мозг становится способным к интегрированию эмоций, — это 6-9 лет, ожидать более ранних проявлений смысла не имеет. Развитие происходит через творческую энергию дерзновения, и именно ее проявления – главный маркер крепкой привязанности (не путать с творчеством от недостатка как способом справиться с тревожностью).

Безопасность же проживания ребенка во многом зависит от его отношений со взрослыми, которые о нем заботятся. Чем более безусловна их любовь, чем точнее они способны удовлетворить его потребности, а не «хотелки», чем более открыто признается право на чувства, в том числе и негативные (при этом запрещаются только агрессивные действия), чем больше людей находится в деревне привязанностей – тем безопаснее жизнь ребенка и, соответственно, больше шансов на созревание к ожидаемому возрасту. И, соответственно, развитие ребенка зависит от крепости его привязанности к заботящимся о нем взрослым из деревни привязанности, согласованности их действий и наличия уважения между ними (чтобы это не были конкурирующие привязанности).

Кроме вышеперечисленного, к теоретическим построениям относятся:

  1. Понятие о наличии двух групп инстинктов – доминирования и подчинения.
  2. Шесть уровней привязанности, которые постепенно проходятся по мере роста ребенка: 1) чувства, 2) подражание, 3) принадлежность, лояльность, 4) чувство важности для другого, 5) любовь, 6) чувство, что тебя знают.
  3. Запасной путь созревания через слезы тщетности.
  4. Рассмотрение агрессии как фрустрации, связанной с ощущением небезопасности жизни.

Подробнее о семинарах см. на сайте Института Ньюфелда.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • mxs-ky   
    14 недель назад

Проблема плохой обучаемости в том, что: 1. Дети действительно изменились, и для них уже нужны другие методы обучения. А современная школа не успевает внедрять эти новые методы из-за своей консервативности. Современной государственной школе давно уже нужно присматриваться к альтернативным системам обучения и внедрять их у себя. 2. Плюс к первому пункту добавляют сложностей все эти штучки типа смартфонов, телевизоров, компьютеров и т.п. Благодаря обилию визуальной продукции дети привыкают получать информацию в виде визуального потока и испытывают трудности в усвоении их в других видах, в частности в виде текста. К тому же восприятие визуального потока приучает детей потреблять информацию в готовом виде без ее осмысления. И здесь единственная возможность избежать превращения детей в "тыкательных придатков" смартфонов и телевизоров это ограничение доступа к этим устройствам. Замена этих устройств на книги, настольные игры, рукоделие и творчество. И в этом очень сильно помогают альтернативные школы, такие например как Вальдорфская школа. А вот обычная школа увы, не помогает. И даже наоборот усугубляет эту проблему использованием в учебном процессе компьютеров с самых младших классов. Вот, пожалуй на мой взгляд две основные причины проблемы плохой обучаемости и способы ее решения.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье