psyhologies.ru
тесты
Вопросы психологу

Хочу сохранить в себе юность и мечту, но взрослая жизнь раздавливает все прекрасное

Здравствуйте, уважаемые эксперты!

Хочу поделиться с вами тем, как трудно мне стало общаться и делиться чем-то со своими самыми родными людьми: мамой и бабушкой. Они прекрасные люди, семья - интеллигентная. Но мне больно от того, что у них ко мне, как к единственному ребенку определенные ожидания. Мне мучительно страшно не смочь, не оправдать, потерять их уважение и благосклонность. Они утверждают, что желают мне счастье. Но в их представлении счастье - это стабильная работа, которую у меня пока найти не получается.

Я хотела бы упомянуть, что в детстве взрослые обращали внимание на мои способности к рисованию, любовь к литературе, музыке, искусству, языковое чутье. Но отдать меня в художественную или музыкальную школу не смогли, потому что работали до поздна, ехать до школы далеко, а провожать меня некому. Да, меня слишком опекали и во многом не доверяли. Рисовать, петь, заниматься творчеством я могла только в игре с соседскими детьми, мне приносило это огромное удовольствие. Но одно из самых больших сожалений своей жизни - то, что я не стала профессионалом.

Мне всегда давали понять, что моя главная задача - хорошо учиться и учить английский, что я и делала. К концу школы мне не было равных в английском, я выигрывала олимпиады. Все еще с 5 класса говорили, что я буду учиться на ин. язе. Заниматься языком мне нравилось, быть в чем-то лучшей тешило мое самолюбие, но мне еще нравилось рисовать и что-то придумывать. Я все свободное время что-то сочиняла: придумала журнал и писала в него статьи и рассказы про вымышленных персонажей, делала интерьеры в игре симс, рисовала, мечтала.

Когда родители серьезно спросили меня, куда я хочу поступать, я сказала: На дизайнера! Тут-то они и высказали мне, что это провальная идея, у меня нет школы, а одного года не хватит, чтобы выучить все, что учат в художке годами. Убедили меня, что только на ин. яз я смогу поступить и наняли репетиторов по английскому.

Но тут-то я попала в секцию восточных танцев. Меня поразила красота восточной пластики, я захотела не просто упражняться в классе, а выступать. Однако у меня многое не получалось, тренер требовал с меня спортивной отдачи и не принимал в шоу-труппу. Когда я пыталась сказать об этом родителям, они ответили, что не о том я думаю, что нужно больше о поступлении думать. Говорили: хочешь - ходи на танцы, но зарабатывать ты ими не будешь. Поступив в университет и закружившись в студенческой жизни, танцы как-то отошли на дальний план, а скоро - исчезли совсем. Но я до сих пор помню, как родители не поняли мое стремление. Когда мама, восхищаясь танцовщицей в Турции, намекнула мне, что я никогда не буду так танцевать, мне расхотелось совсем заниматься этим делом.

Я отучилась на ин. язе, как хотели мои родители. Да, временами учиться было интересно. Но теперь передо мной проблема: моя профессия оказалась не слишком востребованной. Долго не могла вообще никуда устроиться, и родители заставили меня идти в офис, куда брали, на абсолютно неинтересную, нетворческую, специальность с порядками, как в концлагере. Перед оформлением я плакала, но когда узнала, каково там работать, пролила еще больше слез. Уволилась с больными ушами, гипертонией и ненавистью в душе. Нашла другую работу - интереснейшую, но проектную. Проект кончился, теперь опять нигде не работаю. Тут-то и начался конфликт.

Дело в том, что я прекрасно знаю, что сделает меня счастливой. На одних из студенческих каникул я попробовала винд- и кайтсерфинг. Это сложные виды спорта, и у меня многое еще не получается, но меня поразили серферы: их образ жизни, их мышление, их внешность. Я поняла, что вот оно то, что заставляет мои глаза блестеть. Я могу позволить себе ездить на серфинг нечасто, и только на Азовское море. Но это то, что не покидает мою уже несколько лет. Попасть к серферам - вот моя желанная цель. Но сделать это будет очень трудно. Я пока не вижу иного выхода, кроме как работать и заработать себе на мечту.

Но родители видят в моей любви к серфингу несущественную блажь. Говорят прямо, что это не то, к чему нужно стремиться. В их понимании я должна всем своим существом желать найти работу. И, любя меня и желая счастливой, комфортной жизни, указывают мне дорогу, что я должна делать и куда устраиваться. Перспективы быть устроенной по родительскому плану у меня есть.

Но мне больно. Я уже ненавижу это противное слово с "рабским" корнем. Я боюсь устраиваться на работу, ту, которую родители считают хорошей. Любимая бабушка говорит мне, что только работая я смогу исполнит свои мечты. Но мне страшна картина, что я устроюсь на работу, буду отдавать ей все свое время, недосыпать, ничего не успевать, всем жертвовать ради нее. На свои хобби у меня останутся какие-то жалкие часы. Мне нравятся джинсы, кеды, молодежный стиль, а меня вынудят носить мерзкий неудобный деловой костюм для старых баб, а мой гардероб мне просто придется выбросить, потому что некуда будет носить. Я уже работала и мне из-за работы пришлось бросить танцы. Не потому что это не интересно для меня, а потому что я ужасно уставала. И я вижу сама, что с девушками работа делает, насмотрелась на бывших коллег. Ни интересов, ничего не вдохновляет. Сплошные жалобы на жизнь, разговоры только о деньгах, о работе, о быте, перемывание костей. Сейчас, хоть я и не стала серфером, вдохновляет музыка, природа. Я могу заблудиться в книжном магазине. Могу нарядиться кем угодно и пойти в таком виде на танцы. Я все время ищу клубы по интересам, где могла бы проводить время. Но глядя на взрослых, работающих людей, я не хочу, боюсь стать такой же: пустой, уставшей, без мечты. А ведь у многих в молодости была мечта. В юности нам интересно творчество Кафки, а однажды мы приходим домой с работы и включаем дом2. Я не хочу так! Я страдаю, потому что не хочу однажды стать такой. Мне досадно, оттого что не получила творческую профессию, что меня могут взять только в какую-нибудь формалистскую контору. Мне неприятно, что мои родители относятся к моим увлечениям как к баловству, не поддерживают меня и твердят, что работать важнее.

Да, я не вчера родилась, и понимаю, что нужно чем-то заниматься, чтобы жить. И других путей, кроме предложенных родителями, у меня нет. Я собираюсь согласиться с ними и последовать. Но я боюсь, что похороню свои мечты, самое сокровенное, душевное, дорогое. Что стану серой, вечно уставшей и печальной, зато при работе. Понимаю, что если я сейчас оторвусь от родителей и начну зарабатывать, я стану свободнее в принятии решений. Но во всей системе трудоустройства я вижу Молох и боюсь, что он меня поглотит и не отпустит, растопчет мой серфинг, мое рисование и мою музыку. Мне плохо, страшно, ругаюсь с родными, обижаю их. Но, наблюдая людские сценарии, мне хочется повторить поступок Курта Кобейна в 27 лет. Не хочу продавать свою индивидуальность, свою душу, свое любимое. От мысли, что другого пути нет, и что жизнь всех нас поимеет, хочется дробовик в рот.



обратная связь
psychologies в cоц.сетях

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер