psyhologies.ru
тесты
Вопросы психологу

Верить ли отцу своей дочери?

Здравствуйте!

С отцом моей дочери мы познакомились на сайте знакомств. Начали переписываться, потом встретились в Италии. Я поехала туда в командировку, он приехал специально, чтобы встретиться со мной. Уже на тот момент наша переписка была очень романтической. Он говорил о том, как хочет иметь семью и детей, и как он рад, что встретил меня. Я тоже мечтала о семье, но все не складывалось – я очень замкнутый человек, и до встречи с ним у меня не было серьезных отношений ни с одним мужчиной. Поэтому и я воспринимала его как дар свыше. У него уже был взрослый сын, но он говорил, что с той женщиной они никогда не были женаты и расстались, так как она была «жестокой женщиной». После у него было много отношений, но ни к чему серьезному это вроде бы не привело. Когда мы познакомились, ему было 36 лет, мне 24. Он нигде не работал тогда, но говорил, как он ищет работу, как он много времени работал в различных реабилитационных центрах для душевнобольных, и ему нравиться помогать людям. Через полгода он приехал ко мне на месяц. Казалось, все было хорошо, но через неделю он вдруг заплакал, и сказал, что он чувствует себя одиноким, что я не проявляю к нему достаточно внимания. Слез в тот приезд было много – я попала в больницу, но в итоге, будучи в больнице, утешала его я – как ему тяжело одному в чужой стране. Кроме того, он нашел в моей почте дружескую переписку с другим мужчиной, его это очень задело, он сказал, что я ему лгала, и должна выбрать между ним и тем мужчиной. Мне все это казалось смешным, так как действительно переписка ничего серьезного собой не представляла, но, чтобы не ранить его, я разорвала переписку. Когда он уехал, мы по-прежнему общались в скайпе и по переписке. Даже на расстоянии бывало тяжело – ему не нравилось, что я много времени уделяю работе – я писала кандидатскую, приходилось ездить в командировки. Ему это ужасно не нравилось, и я даже отказывалась от нескольких поездок, хотя раньше именно о такой работе я и мечтала. Но он говорил, что над отношениями нужно работать, и я старалась изо всех сил. Зимой к нему поехала к я. Сначала все шло хорошо, но потом я, как назло, снова заболела – простыла, лежала с высокой температурой. Он по-прежнему хотел близости со мной, но мне было просто физически тяжело. Он снова начал плакать, говорить, что я не люблю его на самом деле, но на этот раз начал еще и пить. Поездка превратилась в кошмар – он пил, по ночам будил меня, если я засыпала, говорил о своих чувствах, о том, как надо работать над отношениями, принуждал к близости. Как это ни нелепо, несмотря на то, что у меня было твердое намерение никогда больше его не видеть, в ответ на его уверения в том, что мы сможем все исправить и жить счастливо, и согласилась продолжать отношения. Затем последовал год переписки и разговоров через компьютер – мы даже так ссорились и мирились. Он не работал, и мог хоть целыми сутками сидеть перед компьютером. Когда я разрывала отношения, он удерживал меня, обещая, что скоро все будут по-другому. Зимой я снова приехала в Англию, и это были единственные счастливые 3 недели в наших отношениях. Он хотел, чтобы мы поженились, но моя работа все никак не заканчивалась. Он говорил, что я не должна бросать ее из-за него, должна защититься, и только потом уехать к нему. Отношения было очень сложно поддерживать, и я предложила, чтобы он приехал сюда, преподавал английский, нашла ему работу в нескольких школах. Мне было тогда 26 лет, мы оба мечтали о детях, и решили, что попробуем завести ребенка в этот его приезд. Попытка оказалась успешной, но сразу возникли проблемы с беременностью, и я легла в больницу на сохранение. Повторилась снова первоначальная история – в больнице снова утешала его я. Когда я вернулась домой, он был подавлен – было много работы, он уставал, и снова начал пить и проводить психологические беседы по ночам. Это было самое тяжелое время в моей жизни, привлекать родных он мне не давал – говорил, что если кто-то вмешается, это конец наших отношений. Работу забросил, пил и спал целыми днями. После бессонной ночи я уехала к маме. Он последовал за мной, бросил пить, говорил, как сильно меня любит, и теперь у нас будет ребенок, и надо постараться ради него. Из-за визы, большую часть моей беременности он жил в Англии. В работе здесь ему, конечно, уже отказали. Когда родилась дочь, я снова сделала ему приглашение. Мы обговорили, что он приедет на тех условиях, если не будет пить и начнет работать. В Англии он жил у отца в свободной комнате офиса, говорил, что работает. Но когда приехал, привез деньги, достаточные лишь для карманных расходов. Мы жили с мамой, ему не нравилось, как она ведет себя по отношению к нему, как я думаю «только о ребенке и себе, и не думаю о нем». Несколько раз он вернулся домой, явно, выпив. После того, как у меня начало пропадать молоко, мама поставила условием, чтобы он уехал. Он уехал, взяв с меня слово, что я приеду к нему. Расписывал, как в Англии он начнет работать, теперь, когда, у него есть такая любимая дочь, как мы все будем жить счастливо. Уже давая обещание, я понимала, что не верю ему. Когда он был в Англии – я написала ему письмо, что больше у меня нет сил ему верить, и я не могу жить с ним, как одна семья. Теперь я получаю гору писем и звонков, о том, что я разрушаю жизнь его и дочери, что надо работать над отношениями, а я хочу сказки, которой никогда не бывает в жизни. Но я уже не верю, что когда-то мы сможем жить нормально, что он начнет работать. Он начинал пить в любой кризисной ситуации, и, думаю, все дальше так и будет продолжаться. Ребенку жить в такой атмосфере явно будет тяжело, если не невозможно. Но, понимаю, что жизнь без отца, тоже нанесет ей травму. Я не чувствую сильной любви по отношению к нему. Всегда были теплые чувства, потом возникла привязанность. Но все это рушится, когда он начинает пить. Я понимаю, что совершенно запуталась, и уже чувствую вину перед дочерью, что не смогла обеспечить ей нормальную семью. После месяца писем о красивой жизни, снова пробуждается надежда – а вдруг и правда, есть шанс все исправить. Приходится прилагать огромные усилия, чтобы не поддаться на его уговоры. Что мне делать?


Ответ эксперта


Ирина, вы стоите сейчас перед непростым выбором. Давайте попробуем оглянуться и посмотреть, как развивались ваши отношения.



Из ваших слов становится очевидно, что отец Вашей дочки с самого начала просил от вас очень многого, фактически требовал жертвовать вашими интересами в угоду его собственным (здесь и постоянные слезные требования внимания, даже когда вам было плохо и в заботе нуждались вы сама, и принуждения к близости, и беспочвенная ревность, и требование меньше работать, отказаться от контактов с родственниками и т.д.). При этом сам он не давал вам необходимой поддержки и тепла (даже когда Вы болели и когда были беременны - то есть даже в ситуациях, когда эта поддержка нужна больше всего). Желая построить семью и доверяя словам о «работе над отношениями», вы соглашались отказываться от командировок, утешали его и старались устроить ваш быт, даже нашли ему работу в России - то есть работали и над «духовной» и над «материальной» составляющей ваших отношений. Отношения действительно часто требуют «работы»: терпения, прощения и компромиссов, умения поставить себя на место другого, но – с обеих сторон – иначе это не работа над отношениями, а диктатура одного участника отношений и притеснение интересов и права на счастье другого. Задайте себе вопрос: какую работу над отношениями вы встречали с его стороны? Чувствовали ли вы себя комфортно в этих отношениях? Как часто вы чувствовали защищенность, уверенность в любимом человеке? Как часто чувствовали, что вы любимы, что о вас заботятся? Чувствовали ли, что если совершите ошибку или сделаете что-то, что отцу вашей дочки не по нраву, то будете прощены? У меня создалось впечатление, что в этих отношениях вы отдавали очень много, чтобы только наладить хоть что-то, но не получали в отчет ничего, кроме требований, слез, обид, ссор, ревности, угроз. У меня также создалось впечатление, что «сказки» от отношений хотите вовсе не вы, а отец вашей дочки. Вы обеспечили его принятием, поддержкой, прощали срывы на алкоголь, прощали агрессию по отношению к вам, отсутствие работы и вообще какого-либо дела. От него же все это время не требовалось ничего в ответ кроме разговоров: о том, как он сильно вас любит, как найдет работу, как все изменится, как он любит дочку и т.д. Мне кажется, вам стоит обратить внимание на то, как отец вашей дочери говорит о своих предыдущих серьезных отношениях: что они распались, так как его партнерша была «жестокой женщиной». Вы можете заметить, что он не видит своей собственной ответственности в этой ситуации, вина лежит только на ней, хотя отношения – всегда дело двоих, и ответственность не может лежать на ком-то одном из партнеров. Ирина, решения в своей жизни принимаете вы. Вы можете согласиться на уговоры, поверить и попробовать еще раз, но, на мой взгляд, нет никаких причин считать, что отец вашей дочки после ее рождения вдруг переменится и будет вести себя по-другому. В истории ваших отношений было много ситуаций, когда это могло произойти, но не произошло. Маленький же ребенок – это не только радость для родителей, но и совсем новая жизненная ситуация: нужно перестраивать свою жизнь, посвящать много времени вашей девочке. Это не так просто. Вспомните, как он реагировал на предыдущие кризисные ситуации?


Вы любите дочку, и вам не за что чувствовать вину перед ней. Но, думая о том, как обеспечить ей хорошую семью, помните, что ребенку нужна не столько «нормальная» семья, сколько просто любящая, заботливая и принимающая. И заботиться о ребенке в том числе значит ограждать и охранять его от тех, кто может принести вред. Помните, что не только ваша дочка, но и вы сама имеете полное право чувствовать любовь и заботу.


Я от всей души желаю вам найти лучший выход из ситуации для вас и вашей дочки!


обратная связь
psychologies в cоц.сетях

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер