psyhologies.ru
тесты
Вопросы психологу

Я никому не нужна?

Мне снятся кошмары, кошмары из жизни: меня отчитывает мама, с холодным лицом и резким голосом: «Я так и знала, что эта Катька...», «Eй на всех наплевать», «Она родную мать сживет со света, помяните мое слово!» Такие вот у нее бывают «озарения». Но она никогда в жизни не поинтересовалась, почему я вдруг стала такой агрессивной, резкой, безразличной к событиям внешнего мира, даже тем, которые касаются так называемых самых близких – моей семьи. Она воспринимает как данность: есть Катя умная, изучающая самостоятельно иностранные языки, а есть Катя невозможная, от которой неизвестно чего ожидать.

Я больной человек (у меня поврежден мозг, подробнее написать не могу), и из-за этого мама делала со мной уроки вплоть до девятого класса. Каждый раз, когда она спрашивала меня по учебнику, а я не могла ответить даже несмотря на многочасовую зубрежку, она срывалась и била меня лицом об стол, а иногда возила за волосы через всю комнату. Позже я ей это припомнила. «Да, я была виновата. Но ты и меня пойми: вас двое, вы погодки, одновременно болеете, одновременно у вас родительские собрания, я же и по хозяйству, и с тобой еще уроки делать! Бабушки нет, папа вами не занимался... Я же не резиновая! Конечно, я могла и сорваться...» Я все понимала и все прощала, но забыть не могла. Как можно забыть, что в минуты моих совсем уж помрачений она грозилась сдать меня в интернат для слабоумных и шла к телефону якобы набирать номер интерната... В школе у меня друзей не было. Одноклассники травили. В десятый класс меня не приняли, и я ушла в другую школу – к своему же счастью. Именно в новой школе я вдруг оказалась в числе лучших учеников, отказалась от помощи мамы в подготовке домашних заданий, нашла себе друзей (с одной из них мы дружим до сих пор, уже 4 года с окончания школы) и почувствовала себя белым человеком. Но это был только первый шаг.

Поступая в институт, я настраивала себя на то, что буду всех сокурсников любить и со всеми общаться. Однако одного настроя оказалось мало, надо было по-настоящему измениться, чего я не сделала, и между мной и сокурсниками вновь оказалась стена. Чтобы хоть как-то привлечь к себе их внимание, я низвела себя до положения придворного шута. Вдруг мне попадала в рот какая-то смешинка, я не могла сдержаться и... Навязывалась в одну пацанскую компанию, ради того чтобы меня в нее приняли, сама вела себя как пацанка. Меня, конечно, презирали... Я решила: хватит. Надо вырабатывать такой стальной внутренний стержень, чтобы не зависеть от общественного мнения, ибо всем все равно не угодишь. Быть такой, какой я есть, – кто-нибудь оценит меня и такую. Но я опять перегнула палку. Демонстративно не считалась с чужим мнением: мол, у меня свое есть! Меня стали считать эгоистом.... Был в институте один парень, с которым меня объединяло только одно и именно то, о чем вслух не говорят: внутренний мир. Идеализм, кристальная честность, сомнения, искания, одиночество, склонность все, что говорится, принимать на свой счет, видеть во всем какие-то символы, скрытый смысл... Только у него была компания, в которой он проводил время (не более, я уверена), а у меня не было. Он никогда не проявлял по отношению ко мне никакой иницативы, все, что мне надо было, я читала только в его глазах и отвечала ему тем же. Однажды, когда я случайно положила ему руку на плечо, он отпрянул и огрызнулся: «Не трогай меня»...

Я ушла с факультета, и наши отношения автоматически сошли на нет, но мы друг друга не забыли. Однажды, уже год спустя, я случайно и ненадолго вновь оказалась в прежнем коллективе и увидела, как тяжело он на меня... не смотрит. Я написала ему письмо, которое передала (так как друг друга мы демонстративно не замечали уже полгода) через нашу общую подругу. На следующий день, когда он увидел меня, то отшатнулся, как от гремучей змеи! Все. Иллюзий не осталось. Любви тоже. Но с тех пор я все время плачу, ведь мне кажется, что я потеряла единственного близкого человека...

Больше у меня никого не было и нет. Родители мне не близки – мама таких тонкостей не понимает, она видит только одно: я хамка и психопатка. Все, что я попыталась бы ей объяснить, она сочла бы «оправданием». Папа, более мягкосердечный, еще мог бы ей сказать, что может быть, действительно... Но она и его быстро обломала бы: «Ты её слишком любишь, слепо любишь и не думаешь о том, что, если ты тут помирать будешь, она пальцем для тебя не пошевельнет!" А почему бы родителю и не любить своего ребенка слепо? Лучше обусловленная любовь, что ли? Сережу люблю, потому что он умный и приятный в общении, а Катю не люблю, потому что она хамка и зануда к тому же? У нас не семья. Семья – это единство, это когда, говоря «В нашей семье четыре человека», ты чувствуешь, что их именно 4, а не 2+1+1. Авторитарная (пусть даже и не по своей воле, а по вине обстоятельств) мама откровенно избегает меня и папу как наиболее, с ее точки зрения, неинтересных. Когда мама хочет смотреть какое-то кино, она всегда зовет Сережу и далеко не всегда – меня и папу: «Вы такое не смотрите». А почему она за меня решает, что я смотрю, а что нет? Можно было хотя бы предложить! Что мне делать... Я никому не нужна, ей-богу!


Ответ эксперта


Тяжелые жизненные испытания, о которых Вы пишете (серьезное заболевание, сложная обстановка в семье, травля и презрение сверстников, несостоявшаяся любовь), – это действительно много для одного человека, тем более, когда ему всего двадцать один год. Тем большее уважение у меня вызывают успехи, которых Вы, Екатерина, смогли добиться. Из Вашего письма я узнала, что Вы самостоятельно изучаете иностранные языки, стали одной из лучших учениц в новой школе, смогли поступить в институт. И что в Вашей жизни есть по крайней мере два человека (школьная подруга и мягкосердечный папа), которые, насколько я поняла, не принадлежат к лагерю людей, которым Вы «не нужны».

И еще я узнала о том, что в Вашем внутреннем мире происходит постоянная работа. Через боль, искания и сомнения Вы пытаетесь найти себя настоящую и цельную, уйти от крайностей в поведении (стопроцентный конформизм или демонстративное игнорирование мнения других людей). Я думаю, Ваши переживания, связанные с тем, что мама, чье признание Вам так необходимо, принимает только одну Вашу часть, «Катю хорошую», преодолеваются «изнутри»: когда Вы научитесь по достоинству ценить собственные достижения и терпимо относиться к своим ограничениям, Вам не нужно уже будет показывать себя «хамкой и психопаткой» для того, чтобы сказать, что Вы многомерный человек, что Вы больше, чем приятная в общении девочка.

Впрочем, Ваша мама, как мне кажется, уже знает об этом. Иначе откуда бы взялись ее сетования «ей на всех наплевать» или «если ты тут помирать будешь – она пальцем для тебя не пошевельнет»? Ведь от никчемного и пропащего человека поддержки не ждут.

С наилучшими пожеланиями,

Люси Микаэлян
.


обратная связь
psychologies в cоц.сетях

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер