psyhologies.ru
тесты
Вопросы психологу

Сейчас мои отношения с сыном – холодная война…

Моему сыну 22 года, воспитательный процесс происходил без активного участия папы (мы в разводе, но в нормальных отношениях). Мои отношения с сыном можно определить как дружеские: вечерние разговоры о событиях за день, и я и он в курсе значимых событий, он легко ходит со мной и в гости к моим подругам и в кино не откажется... Но это дружба с большим креном с моей стороны: я старалась конфликты сглаживать. И вот он пошел работать, зарабатывает в два раза больше меня. Я расплачиваюсь за долги, сделанные, когда сын не работал, я его кормлю. Он тратит деньги на удовольствия: отдых довольно частый, встречи с друзьями и т.д. Когда я поставила вопрос о частичной оплате его питания, в агрессивной форме получила отказ: «Мне сейчас тяжело, а ты меняй работу – расти и не перекладывай свои проблемы на меня. Всех моих друзей мамы кормят за свой счет. Тебе тоже будет тяжело (в старости), я тоже не откликнусь на твою просьбу».

Я сейчас его игнорирую, не готовлю, не стираю, не глажу...

Жить в одной квартире в режиме холодной войны – не выход. Опять покупать его отношение к себе – тоже не решение проблемы, а ее затягивание…

Илья (23 года): Родители используют все способы, чтобы выгнать меня из дома...


Ответ эксперта


Я решилась объединить эти два письма, несмотря на очевидную разницу в семейной ситуации, о которой пишут Илья и Елена, потому что оба автора говорят о важной и непростой теме, с которой в том или ином виде сталкивается в жизни каждый человек. Я имею в виду отношения взрослых детей и родителей.


Что такое взрослость, когда она наступает и в чем выражается? Как могут выглядеть конструктивные отношения двух взрослых людей, один из которых был в роли ребенка, а другой – в родительской роли? Как видоизменяются эти роли, когда речь идет о взрослых людях? Наверное, ни у кого нет сомнений в том, что выросшие дети становятся более независимыми (и эмоционально, и материально) от родительских семей, но в какой степени? Остается ли что-то, что их объединяет, в чем может проявляться эта общность? Конечен ли «проект» родительства и, если да, что приходит ему на смену?


Наверное, ответы на эти вопросы в каждой семье свои. Но в то же время сама тема глобальна (поскольку затрагивает вопросы видового выживания человека), так что вряд ли может остаться исключительно частным делом. Мы знаем, что в разные исторические эпохи и в разных культурах существовали определенные взгляды и традиции, связанные с отношениями старших и младших поколений. Как мне кажется, в наше время и в нашей стране единого представления о развитии семьи во времени нет, но прослеживаются различные влияния, одни из которых делают акцент на индивидуальности и отдельности взрослого человека, а другие на коллективизме, чувстве родовой общности. (Об этом я писала чуть подробнее, отвечая на одно из писем.)


Но ведь и в ситуации, когда общество не дает четких ориентиров, а опыт собственной семьи (как взрослели родители, бабушки и дедушки) может быть применим лишь отчасти (из-за того, что само общество стремительно меняется), люди продолжают вырастать и отделяться от родительских семей. Я расскажу, как смотрит на решение этой задачи системная семейная психология, хотя и этот взгляд не свободен от культурных влияний.


В 22-23 года (столько лет сыну Елены и Илье) человек уже взрослый. Это значит, что процесс его воспитания завершен: мама и папа все что могли своему ребенку уже дали, родительский долг исполнили, родительская семья перестала быть для него средой, необходимой для развития, и теперь выживание (психологическое и материальное) человека не связано уже так жестко, как в детстве, с его семьей. Если ребенку необходимы материальная помощь и эмоциональная поддержка родителей, то для взрослого дело обстоит иначе. Денежные вопросы (кто кому помогает и в какой мере) становятся предметом взаимной договоренности, а не чьего-то долга. Мнение родителей относительно поведения выросшего члена семьи может учитываться им, но уже не полностью определяет его образ жизни. Одобрение приятно, но без него можно обойтись. Неодобрение – переносимо. Как и в других взрослых отношениях, можно иметь разные взгляды по каким-то вопросам и при этом не конфликтовать.


Взросление ребенка как путь к большей самостоятельности и отдельности – это длительный процесс, начинающийся с самого рождения. Схематично его можно изобразить так.



Большой круг – это родительская семья, маленький – ребенок. Пунктирная граница маленького круга обозначает формирующуюся в процессе воспитания индивидуальность и самостоятельность ребенка (рисунок 1). Этот процесс считается завершившимся успешно, если ребенок в итоге становится отдельным и независимым от родительской семьи человеком (рисунок 3). В этом смысле родительская функция парадоксальна: мы выращиваем детей, чтобы стать им ненужными.


Драматический период отделения выросшего ребенка от родительской семьи обозначен на рисунке 2. И Илья, и Елена описывают, как проходит этот период, с двух разных сторон – бывшего ребенка и родителя. Интересно, что в нашем языке о ребенке в прошедшем времени (бывший) говорить допустимо, а о родителях – нет. Возможно, в этой культурно заданной асимметрии отражены некоторые не сформулированные явным образом представления о детской и родительской ролях, существующие в нашем обществе. Но с психологической точки зрения ситуация на этом этапе симметрична: молодому человеку надо отделиться, а родительской семье – отпустить его. Это, пожалуй, самая трудная задача в развитии семьи в целом, потому что внутрисемейные роли, функции, эмоциональные связи – все меняется, когда дети становятся самостоятельными. Вот почему на этом этапе люди так часто сталкиваются с разного рода трудностями, о некоторых из которых рассказывают Елена и Илья.


Разногласия и конфликты вокруг материальных вопросов часто случаются в семьях, где есть взрослый ребенок. Если родители не оставили попыток регулировать его поведение, воспитывать его, то им приходится прибегать ко «взрослым» инструментам влияния и давления (например, к угрозе лишить места проживания). Ведь, когда «ребенку» 23 года, как Илье, его не поставишь в угол, не лишишь просмотра телевизора, да и другие дисциплинарные меры вряд ли помогут. Или, как это происходит у Елены, взрослый сын настаивает на том, чтобы мама его содержала (хотя он сам хорошо зарабатывает), тем самым подчеркивая свою детскую позицию в их семье.


На этапе отделения выросшего ребенка от родительской семьи перед участниками ситуации стоят разные задачи. Молодому человеку надо преодолеть естественный страх перед выходом во взрослую жизнь (он там еще ни разу не был), научиться брать на себя ответственность за свое материальное, профессиональное, эмоциональное и пр. благополучие, перестать искать опору исключительно в родительской семье. Ему надо принять тот факт, что детство, каким бы оно ни было, закончилось, и его родители все что могли ему уже дали. Хорошо бы научиться быть благодарным своим родителям за то полезное, что он получил, и простить то неудачное, что между ними было. Это непросто, это требует времени и, возможно, работы над собой.


Родители могут помочь ребенку в этом. Слово «отпустить» предполагает, что они найдут в себе смелость и изобретательность удовлетворять свои эмоциональные потребности в поддержке, тепле, понимании, ощущении собственнной нужности и другими способами, связанными не только с выросшим сыном или дочерью. Если семья полная, отделение ребенка оставляет супругов наедине друг с другом. Возможно, это непривычно и сложно, потому что последние 20 лет их объединяла родительская функция, которая теперь неактуальна. Если мама вырастила ребенка одна, то она поможет ему отделиться, если перестанет «покупать» дружеское отношение к себе, ожидать от него внимания сейчас и в отдаленном будущем, а построит отношения с другими людьми – такие, в которых ее потребности в дружбе и заботе будут удовлетворены.


Родителям полезно помнить, что время направлено из прошлого в будущее, а не наоборот, и вложение сил в воспитание ребенка не предполагает возвращения «долгов», когда ребенок вырастет. Забота о старом и немощном родителе – дело отдаленного будущего. Это сто лет назад взрослость ребенка и старость родителей совпадали хронологически, а сейчас люди живут значительно дольше. Возможно, к тому моменту, Елена, когда (и если) Вам понадобится физическая помощь Вашего сына, он и сам будет пожилым человеком. Мне кажется, что уважительное и сострадательное отношение к старым людям, из которого вытекает искренняя забота о них, не предмет долга или торга. Скорее, это то, чему обычно младшие учатся у старших, – например, когда человек видит, как его родители заботятся о своих родителях.


Взрослеть трудно, и не менее трудно расставаться с выросшими детьми, но в целом это благодарная работа для каждого, кто за нее взялся. Более свободные отношения, объединяющие взрослых и близких людей, приносят радость не только самим этим людям, но благотворно влияют и на новые поколения, через которые пополняется и растет их семейное «дерево».


обратная связь
psychologies в cоц.сетях

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер