psyhologies.ru
тесты

Мечты и фантазии

01 июля 2008, в 13:01
Пользователь
Офигительную статью нашла в личном блоге знакомого психолога, очень рекомендую:

Оригинал статьи и очень интересная дискуссия здесь.

Я буду долго вспоминать этот удивительный случай с моей приятельницей Ольгой. Несколько лет назад она работала журналистом. Однажды ей была поручена тема, связанная с нашей оборонной промышленностью. Долго согласовывали ее визит на предприятие оборонного комплекса, наконец, согласовали – единственный день для интервью и знакомства с заводом. Но вместо директора, уехавшего в командировку, с ней общался его заместитель. С первых же минут Ольга была сражена его эффектной мужественной внешностью и манерами. Кадровый военный, офицер, участвовавший в боевых действиях в Афганистане, имеющий ранения и многочисленные награды, уже не юный, но в отличной форме… в общем, личность незаурядная. Но такова работа журналиста: он встречается, очаровывается, воплощает все это в текстовую форму и идет дальше, оставаться на месте (в одном эпизоде) – роскошь, позволительная немногим. Поводов встретиться с Алексеем вновь у Ольги больше не нашлось. Но эта единственная встреча так подействовала на нее, что она влюбилась. Как не влюблялась никогда за свою 26-летнюю жизнь. Их разделяло очень многое: проживание в разных концах огромной Москвы, семейное положение, работа. Она не искала с ним встреч по вполне понятным причинам. Но думала о нем, выискивала его упоминание в редких публикациях, следила по ним за его карьерой. Однажды в Интернете ей попалась статья, в которой упоминался Алексей - редкий случай… ее коллега, журналист желтой газетенки рассказывал о коррупционном скандале в ВПК и какой-то незаконной поставке наших крылатых ракет в одну из стран Персидского залива. Алексея он зацепил без всяких оснований, просто к слову, сообщив про между прочим, что «этот деятель» в свое время находился под следствием в связи с превышением полномочий в Афганистане и убийствами мирного населения этой страны… Естественно, никаких убийств и следствия не было, а была небольшая рядовая служебная проверка, о которой Ольга знала по разговорам с их общими знакомыми, и Алексей тогда ни в чем виновным признан не был и даже был представлен к награде. Ольга не удержалась и оставила под статьей комментарий в защиту любимого. А через несколько месяцев к ней по электронной почте пришло письмо от Алексея, случайно прочитавшего этот ее комментарий… Естественно, он давно забыл журналистку, с которой общался всего несколько часов в тот роковой для нее день на своем заводе. Ведь с тех пор прошло 9 лет… Он и не подозревал, что она все это время думала о нем, восхищалась им, и беззаветно любила. Кого же любила она, не имея никакой связи, никаких отношений с ним? На чем держалась эта любовь? Удивительная история закончилась и счастливо и не очень. Точнее, она не закончилась по сей день. Просто Алексей предложил ей встретиться, а она не смогла ему в этом отказать. Точнее, она не смогла отказать в этом самой себе… Ее не постигло разочарование при этой встрече, переоценка его качеств, любимый образ лишь дополнился некоторыми подробностями, к которым восторженное сознание Ольги быстро адаптировалось и продолжало восхищаться и любить. И все случилось – все, о чем она мечтала. Кроме, естественно, главного – каждый остался при своей семье. Так что же заставляло Ольгу любить? Кого же она любила все эти годы? Ее внутренний, отчасти реальный, отчасти придуманный образ мужчины, в котором она нуждалась и которого так не хватало ей в реальной жизни. Муж Ольги – мужчина мирной профессии, сильно располневший на сидячей офисной работе, ленивый урбанизированный потребитель, почти потерявший интерес к своей жене. Алексей – полная противоположность: воин, сильный, дерзкий, энергичный, выносливый мужчина, сумевший сохранить свое физическое и психическое здоровье, пройдя через серьезные испытания, смертельную угрозу и схватку с врагом, тем самым подтвердив свое «право первой ночи» и продолжения рода. И хотя ночь у Ольги была уже не первая, а «продолжать род» она пока больше не собиралась, но среди всех известных ей мужчин Алексей прочно занял самое главное, приоритетное место в ее помыслах и желаниях…

Мечтать, чтобы… выжить
Сознание (в т.ч. память) позволяет человеку быть вполне автономным от окружающей действительности и жить собственной, оторванной от нее, внутренней (виртуальной) жизнью. Это (равно как и само наличие сознания) является принципиальным отличием его психики от психики животного. В свою очередь это отражается в разнице поведения человека и животного. Работа человеческого сознания, тесно сопряженного с подсознанием (инстинктами и рефлексами – суть физиологией), вполне может заменить человеку фактическую действительность. Это позволили выявить эксперименты по сенсорной депривации, осуществленные И. П. Павловым. Физиолог разрушил обонятельные, слуховые и зрительные рецепторы у собаки, после чего она быстро погрузилась в глубочайший хронический сон. Павлов так же обнаружил, что сонливое состояние у собаки вызывает даже простое обездвиживание ее в станке для экспериментов (т.е. достаточно хорошо связать животное, надеть на него корсет, ограничивающий ее движения, и собака быстро заснет). Те же явления наблюдал И. М. Сеченов у пациентов в больнице для умалишенных и тяжелых неврологических больных, сознание которых находилось в т.н. «сумеречном» состоянии. Атрофия нервов, ведущих к рецепторам восприятия внешнего пространства и как следствие отсутствие стимулов для нервной активности, при сохранении всех возможностей для двигательной активности (иннервация мышц оставалась в норме), делало таких больных совершенно невосприимчивыми к раздражителям, неподвижными и погруженными в летаргию. Наличие же сознания полностью меняет всю картину. В случае сенсорной депривации человека (лишения человека возможности воспринимать окружающую действительность зрительно, на слух, запах, тактильно и др.) вначале у него развивается фаза острого беспокойства, тревоги, внутренней напряженности, после чего место недостающей фактической сенсорной информации заменяют проецируемые во вне образы, хранящиеся в памяти человека, при этом испытуемому кажется, что он видит, слышит, чувствует и т.д. – то есть развивается галлюциноз. Этот опыт показал, что внутренняя жизнь человека оказывается у него и вполне автономной (не нуждающейся во внешних, фактических стимулах) и более значимой для него, нежели непосредственные контакты с фактической реальностью.

Что нам стоит дом построить? Нарисуем – будем жить!
Ну, нету счастья в личной жизни, так хоть помечтаем о нем! Все ж лучше, чем ничего. А в наших мечтах наше «счастье» будет только таким, каким мы его себе придумаем. В своих собственных фантазиях и мечтах мы можем быть абсолютно счастливы, ведь все, что в них происходит – зависит только от нашего воображения, в них все будет только так, как нам хочется! Любимый мужчина (которого еще нет) будет идеально красив, благороден и влюблен в нас до самоотречения. Такие мелочи его образа, как запах пота и перегара, заглохший мотор у машины или неприятности на работе, от которых он будет уходить в запой или в загул, наше воображение автоматически отредактирует и даже намека на их возможность не оставит. Дом у нас будет не как у столбовой дворянки, а сразу как у владычицы морской! Оседающую естественным образом пыль, которую надо вытирать и подметать, бардак от детских шалостей и гору грязной посуды после гостей, которых мы сами же и позвали, чтобы похвастаться своими апартаментами, воображение так же заботливо опустит. Потому что его цель – создание альтернативного «пространства», «внутреннего мира» или той заповедной зоны обитания, в которой мы должны «отдыхать душой» от немилосердной реальной действительности. Но в «мире» этом не только идиллия и штиль, в нем нам могут встретиться такие монстры, каких в реальной жизни повстречаешь едва ли.
Вот если мы, например, не хотим, а боимся чего-то? Тогда даже при отсутствии внешних, реальных угрожающих стимулов (раздражителей), свидетельствующих об опасности, наша память, воображение + любая информация «по теме» нарисуют нам такую страшную картину, что останется только повеситься или застрелиться, что некоторые индивиды и делают под воздействием собственного воображения, разогретого страхом или отчаянием.
Постепенное усложнение психического аппарата в процессе онтогенетического развития закономерно приводит к тому, что роль субъективного восприятия в поведении человека становится довлеющей. Если у животных поведение обусловлено прежде всего непосредственными внешними воздействиями, вне которых активность буквально тает на глазах, то у человека эта зависимость поведения от внешних воздействий столь же очевидно снижается. Центр тяжести психического выживания у человека сместился в сторону социально-культурной сферы без особого ущерба для биофизической. Остается только догадываться, насколько неестественна подобная «трансформация» для психики, а достигаемый с помощью работы сознания уровень адаптации оказывается весьма дорогим удовольствием: человек, обезопасивший свое существование настолько, насколько это вообще возможно, страдает теперь от невротических тревог, восполняя недостаток угроз реальных угрозами «виртуальными».

И почему это люди не летают так, как птицы?
Ответим на извечный театральный вопрос, поставленный ребром Наташей Ростовой с подачи Льва Николаевича: летают, еще и хлеще птиц! И полеты нашей фантазии подчас заносят нас на такие немыслимые высоты, после которых возвращение на бренную землю реальности нам хуже смерти кажется. Совершенно нейтральная действительность с ее объективными законами физики, химии, диалектики, психологии и социума в сравнении с нашими мечтами оборачивается трагическим недоразумением. Вчерашняя студентка, выйдя на первую в своей жизни работу, вдруг с ужасом постигает, что в ее жизни все теперь зависит от ее работоспособности, энергии, знания, умения и ответственности. Оказывается, чтобы было на что покупать продукты и модные шмотки, надо вкалывать с 9.00 до 18.00 и сил после этого остается в аккурат чтобы добраться до кровати и заснуть без задних ног. А это жестоко и несправедливо. Жить так – хуже каторги, так лучше уж вовсе не жить, или… пусть все это делает кто-то другой, например, муж. Уходя от одной ужасной и несправедливой стороны жизни, вчерашняя студентка движется в сторону другой: полной материальной зависимости от мужа. Бездельничая с утра до ночи дома, в ночных клубах или салонах красоты, она еще сильнее вязнет в этой своей зависимости. И когда у нее вдруг появляются претензии и требования к мужу и «коса находит на камень», тут-то и выясняется, какое «место в пищевой цепочке» занимает она. Потому что муж достает из кошелька 500 рублей, кладет их на полку и говорит: «Раз так, раз ты еще и чем-то не довольна, вот тебе 500 рублей на неделю и поступай как хочешь!» Как можно поступить с 500 рублями в этой несправедливой жизни? Только купить билет в один конец… Вот почему так полезно с измальства постигать жизнь не по своим фантазиям и представлениям, не по сказкам и мыльным операм, а по тому, что происходит вокруг нас, что видят наши глаза и слышат наши уши, что чувствуем мы собственной «шкурой» - благодаря нашей активной жизненной позицией, опыту живых людей, которых мы знаем и которым доверяем.

Правда о параллельных мирах
Вот мы и подошли вплотную к факту существования виртуальной реальности в каждом из нас. А по сути – внутреннего мира, параллельного миру внешнему. Да и что такое этот внешний мир? Что мы знаем о нем, кроме того, что видим своими глазами, воспринимаем собственным индивидуальным сознанием, оцениваем собственными критериями оценки, или узнаем от других людей – с их подачи, безусловно, субъективной? У меня недавно был спор с одним из виртуальных моих собеседников, что считать виртуальным в этой жизни, а что – реальным. При этом собеседник пытался ставить под сомнение виртуальность Интернета. Я же пыталась объяснить ему, что Интернет, собственно, лишь средство связи и не более, так же как телефон, почта, радио, телевидение и т.д. со своими техническими особенностями. И виртуален он ровно настолько, насколько виртуальна (субъективна) та информация, которой его наполнили мы сами и нам подобные. Даже более того – по качеству и содержательности передачи данных интернет - самое «реальное» (реалистичное) средство связи. Наиболее приближающее нас к объективному восприятию информации в сравнении со всеми остальными средствами связи. Посудите сами: через интернет можно и написать, и услышать, и увидеть друг друга, можно целую видеоконференцию провести… и все это – в режиме реального времени, т.е. здесь и сейчас. Ну, что может быть реальней кроме самой окружающей нас действительности? Насколько личное общение с другим человеком м.б. реальнее общения через интернет? Настолько, насколько больше каналов восприятия при этом будет задействовано, т.е. при личном контакте к восприятию информации, передаваемой через интернет, добавится информация, воспринимаемая через органы обоняния и осязания. С этой т. з. восприятие при личной встрече можно считать более объективным… В то же время, при помощи интернета можно собрать о человеке столько информации, сколько при личной встрече с ним получить не удастся. Например, можно почитать о нем статьи из различных источников, можно найти его анкету на сайте знакомств и узнать то, чего сам он о себе рассказывать не стал бы…

В королевстве кривых зеркал
Хотим мы того или нет, но воспринимаемая нами информация извне моментально искажается в той или иной степени нашим сознанием. Если мы воспринимаем информацию, уже «воспринятую» кем-то, т.е. с чьих-то слов, то она оказывается искаженной вдвойне. Искажения эти обусловлены положением дел в нашем подсознании, а оно диктуется нашей физиологией – состоянием нервной системы и организма в целом. Если в нашем подсознании, на подкорке актуализированы «драйвы» страха, что имеет место у тревожных личностей, неврастеников и др., то «психическое время» психотравмирующих событий (дорожная авария, нападение, насилие, конфликт на работе или в семье и т.д.) увеличивается в сравнении с реальным временем, которое длилось это событие, многократно. И мы как бы «застреваем» в этом событии. Авария уже устранена, царапины и ушибы зажили, конфликт улажен, а мы мысленно продолжаем оставаться в состоянии этой аварии, конфликта, травмы… При этом фактическое время того или иного неприятного события могло длиться лишь минуты, или оно не происходило вовсе, а было воспринято таковым при помощи нашего сознания – установок и драйвов, его составляющих. Если бы объектом восприятия было фактическое время, а не психическое, то ситуация изменилась бы кардинальным образом. Так, психические механизмы, призванные реконструировать окружающую действительность в условиях недостатка внешних импульсов, лишь искажают ее благодаря особенностям восприятия, лишающим человека адекватности, а при этом снижается его адаптивность к окружающим условиям, что влечет за собой уже объективное ухудшение качества его жизни. Так, характерной чертой пациента, испытывающего выраженную тревогу, является или сильное возбуждение, или напротив, заторможенность. При этом бросается в глаза несоответствие его состояния наличной ситуации (отсутствие каких-либо источников угрозы). Очевидно, что в этом случае на состояние пациента, как сказал бы И. П. Павлов, действуют раздражители не внешние, но уже содержащиеся в его психическом. Пациент находится как бы внутри себя, внимает внутренним стимулам и реагирует на них, будто бы с ним что-то происходит в реальности: кто-то угрожает ему, пугает или оскорбляет, что-то отнимает и т.д… кто-то, кого со стороны мы видеть не можем, потому что этот кто-то совершает данные действия в его воображении – воспоминаниях или представлениях, фантазиях. В этот момент пациент находится в определенном смысле не здесь и сейчас, а «внутри» самого себя и, возможно, даже в прошлом, или в некоем придуманном будущем, а не в настоящем времени. Он погружен в себя, может отвечать невпопад… одним словом, все это свидетельствует об относительном снижении у пациента восприятия внешних воздействий. Наше тело нуждается в восприятии тактильных ощущений, которые дает нам окружающее пространство чтобы ориентироваться в нем, но человек, направляющий свое восприятие «вовнутрь», а не наружу, лишает свое тело, а значит и себя, своего законного права, за что и расплачивается затем дезадаптированностью и страданиями, связанными с этим.

Вместо послесловия
Естественно, в Ольгиных мечтах об Алексее их отношения складывались совсем не так, как это произошло в реальной жизни после их встречи… В настоящей жизни оказалось слишком много трудностей, вставших на пути у их счастья. Его большая загруженность на работе, отсутствие места для встреч, ревность и ультиматумы супругов, территориальный разброс, но самой главной и непреодолимой трудностью оказалось… отсутствие перспектив в их отношениях. Ольгина мечта исполнилась. Исполнилась самым удивительным, роковым образом, без малейших усилий с ее стороны. Он тоже страстно заинтересовался ею, найдя ее комментарий о нем в бескрайних просторах Интернета. Встреча с ней – ее молодость и красота, эрудированность и ум, распалили его окончательно. А что дальше? И потянулись долгие унылые дни, недели и месяцы ожидания встречи. Встречи, смысл которых – снова насладиться друг другом, привязать к себе и привязаться еще больше, снова расстаться и снова мучиться ожиданием, чтобы все повторилось… единственный «прогресс», который при этом происходит – это крепнущая привязанность друг к другу. Привязанность между людьми, которые все равно не будут вместе, которым приходится снова и снова возвращаться домой и жить дальше со своими женами и мужьями, испытывая к такой жизни все большее отвращение. Тупик, из которого нет достойного выхода – только недостойные, способные добавить к прелюбодеянию еще более тяжкий грех – разрушение семей... Прижизненный ад в огне собственной страсти, детонатором которого стали столь неосмотрительные Ольгины мечты и фантазии, гореть в котором теперь придется до полного выгорания и последующей безжизненной пустоты…
9 ответов1647 просмотров

  • Пользователь
    01 июля 2008, в 13:10#1
    Прикольная статейка, повеселила. А в чем смысл то?
  • Пользователь
    01 июля 2008, в 13:11#2
    Читать не стал. Слишком много букв.
  • Пользователь
    01 июля 2008, в 13:57#3
    Re: Мечты и фантазии
    Мне кажется, что значимыми являются первый и последний абзац. Первый - как описание ситуации. Последний - как вывод, как чьё-то мнение.
    Поэтому напишу своё мнение именно о последнем абзаце.

    В настоящей жизни оказалось слишком много трудностей, вставших на пути у их счастья.
    Слишком много трудностей? А они думали в сказку попали? Не хотят они счастья. Вот и прикрываются какими-то умными словами. Иначе. У них и так есть семьи и дети. Это и есть их счастье. Было по крайней мере. И может стоило вновь увидеть счастье в своей семье, чем где-то на стороне?

    Его большая загруженность на работе, отсутствие места для встреч, ревность и ультиматумы супругов, территориальный разброс, но самой главной и непреодолимой трудностью оказалось… отсутствие перспектив в их отношениях.
    Всё, кроме последнего - отмазки.
    Отсутствие перспектив в отношениях? Что под этим можно подразумевать? Семья, дети? Почему этого быть не может?

    А что дальше? И потянулись долгие унылые дни, недели и месяцы ожидания встречи. Встречи, смысл которых – снова насладиться друг другом, привязать к себе и привязаться еще больше, снова расстаться и снова мучиться ожиданием, чтобы все повторилось… единственный «прогресс», который при этом происходит – это крепнущая привязанность друг к другу.
    И в дальнейшем эта привязанность может перейти в совместное сожительство, семью и детей. Почему нет?

    Привязанность между людьми, которые все равно не будут вместе, которым приходится снова и снова возвращаться домой и жить дальше со своими женами и мужьями, испытывая к такой жизни все большее отвращение.
    Они не хотят менять ничего в жизни. Боятся трудностей.

    Тупик, из которого нет достойного выхода – только недостойные, способные добавить к прелюбодеянию еще более тяжкий грех – разрушение семей...
    Нефиг влюбляться было. Уже ведь есть семьи, зачем ещё кого-то искать?
    Разрушение семьи... ну, всякое бывает. Безответственные видимо, да. Не ценящие отношения, любовь, любящего человека.
  • Пользователь
    01 июля 2008, в 16:00#4
    НУ ДАЙТЕ ЖЕ, ДАЙТЕ МНЕ ТРУДНОСТЕЙ!!!
  • Пользователь
    01 июля 2008, в 17:43#5
    Мечтать бывает вредно
    Прикольная статейка, повеселила. А в чем смысл то?
    а наверное в том, чтобы не увлекаться мечтами...
  • Пользователь
    01 июля 2008, в 17:46#6
    Re: Мечты и фантазии
    Разрушение семьи... ну, всякое бывает. Безответственные видимо, да. Не ценящие отношения, любовь, любящего человека.
    Сколько их таких по земле ходит... 70% браков распадаются. Наверное не все так просто... у кого-то дети выросли, с женой только проблемы связывают, а кому-то элементарного внимания мужа не хватает, а может просто "рано встретились, поздно поняли"...
  • Пользователь
    02 июля 2008, в 13:11#7
    а наверное в том, чтобы не увлекаться мечтами...
    Мы рождены, что б сказку сделать былью....
    Рожденный ползать, летать не может.
  • Пользователь
    02 июля 2008, в 13:29#8
    а наверное в том, чтобы не увлекаться мечтами...
    Мы рождены, что б сказку сделать былью....
    Рожденный ползать, летать не может.
    Ты так не распыляйся... хотя бы на форуме. А то у людей заворот мозгов будет.
  • Пользователь
    04 июля 2008, в 23:37#9
    Аффтар маладца!! :))
    Начал за здравие, закончил - за упокой.
    Оказывается вот из-за чего всё "cдетонировало": из -за "неосмотрительных" Ольгиных фантазий.
    Прально, если ничего не хотеть и не желать - ничего и не сдетонирует.
    Будет тот самый замечательный, упомянутый в начале сон.
    "И всё так чинно и благородно...." :)) :))
Чтобы участвовать в дискуссии, войдите или зарегистрируйтесь.

Избранное

По случаю юбилея Psychologies в России мы представляем вам наши статьи и тесты разных лет, выбранные для вас редакцией. Мы рады, что вы с нами!
5 способов выстроить отношения в пареЛюбовь5 способов выстроить отношения в паре
Когда двоим пора расстатьсяЛюбовьКогда двоим пора расстаться
Какую роль вы играете в паре?ТестыКакую роль вы играете в паре?
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер