psyhologies.ru
тесты

Воспитание конфликтности

06 мая 2015, в 15:54
Пользователь
Воспитание и воспитательноподобные способы создания определенных межличностных отношений.



Американский зоолог Джордж Шеллер в 1966-1969 годах проводил натурные исследования львиных прайдов в заповеднике Серенгети в африканской стране Танзания. Зоолог констатировал главенствующую роль самца в удовлетворении пищевого инстинкта. Львицы устраивали засаду на антилоп, в нужный момент выпрыгивают из засады и сбивают антилопу с ног, и приступают к трапезе. Через короткое время появляется лев и отгоняет львиц от пойманной ими антилопы, и не подпускает к туше ни львиц, ни львят, пока не насытится. Только после этого львицам позволялось приблизиться к антилопе и отведать свежего мяса. Джордж Шеллер сделал вывод: поедание добычи происходит в порядке убывания физической силы, и при этом не имеет значение, кто поймал добычу: не лев, а львицы гонятся за будущим обедом, но льву достаются самая лучшая, самая крупная часть добычи, а львицы удовлетворяются остатками. Добывшим пищу остаются крохи.         
В 1988 году французский естествоиспытатель Дидье Дезор начал проводить опыты над крысами. Экспериментаторы сделали аквариум, в котором выше уровня воды находилась сухая площадка; от площадки на дно аквариума вели ступеньки. Экспериментаторы бросали в воду, подальше от сухой площадки, кусочки еды, которые опускались на дно, и, таким образом, находились под  слоем воды в несколько сантиметров. На сухую площадку помещалось несколько крыс, и каждая из них, проголодавшись, ныряла на дно аквариума, хватала и вытаскивала на площадку еду, и там насыщалась. Вскоре большинство крыс перестало нырять в воду, - они нашли другой способ удовлетворения голода. Они стали кусать и сталкивать в воду других крыс, заставляя приносить себе еду. Крысы разделились на две группы, которых Дидье Дезор назвал “приносящими крысами” и “непpиносящими крысами”. «Приносящие крысы» оставались полуголодными, так как на краю сухой площадки их уже поджидали остальные обитатели аквариума, чтобы отнять все, что поднято из водной глубины, – «приносящим крысам» съесть можно было только то, что прилипло к зубам. У всех “приносящих” проявлялись признаки физиологического истощения, и сокращался срок жизни. Когда крыса ныряет на дно аквариума за едой, то в ее организме происходят функциональные изменения, вызывающие дискомфорт (усталость и т.п.); этот дискомфорт дополняется дискомфортом от охлаждения организма в процессе высыхания мокрой шерсти. Крыса стремится освободиться от дискомфортного состояния, и она заставляет другую крысу совершать работу вместо себя. При этом своя деятельность, направленная на принуждение другой крысы, имеет меньшую интенсивность, чем интенсивность деятельности по извлечению еды со дна аквариума; дискомфорт от первой деятельности слабее, чем от второй деятельности. Так как крыса из двух дискомфортов выбирает меньший, то она принуждает другую крысу работать на себя.
Аналогичное сопоставление совершает крыса, которую принуждают. Дискомфорт, вызванный деятельностью по извлечению еды, сравнивается с дискомфортом от укусов крыс-эгоистов, и если второй оказывается больше первого, то крыса выбирает деятельность в пользу кусающих крыс. Крысы наделены нейропсихологическими механизмами, обеспечивающими возможность насилия, но активация этих механизмов зависит от соответствующей стимуляции. Первый вид стимуляции заключается в наблюдении молодых крыс за взрослыми крысами, при этом формируется представление о том, как выстраивается поведение, какова последовательность эксплуатирующих действий. Второй вид стимуляции состоит в переводе научения в практическую плоскость (нанесении первого удара изгою) и возникновении подкрепления (получение явной выгоды); последнее приводит к психическому укреплению механизма насилия и к повторению насильственной деятельности.
Крысы избавляют себя от неприятностей через принуждения других к активной деятельности, через увеличение неприятностей, возлагаемых на других.
Гайнер Раса в 1987 году наблюдал в естественных условиях за карликовыми мангустами, и он приметил интересную особенность их поведения. Некоторые мангусты значительную часть дневного времени (около 80%) стояли на задних лапках и оглядывали местность для раннего обнаружения врагов, когда остальные мангусты под прикрытием этих охранников рылись в земле в поисках съедобных корешков и насыщали свою утробу. Чтобы охранники не отвлекались от охранной функции и не тратили время на поиск съедобных корешков, питающиеся мангусты угрожающе шипели и кусали охранников, когда те припадали к земле в поисках корешков для утоления голода. В результате укусов охранники вынуждены были сохранять вертикальную стойку.
В плодородных слоях земли произрастает множество съедобных корешков, однако мангусты-охранники живут впроголодь. Налицо полуголодное существование среди изобилия.
Наблюдатель Гайнер Раса был свидетелем случаев, когда количество охранников уменьшалось в результате нападения хищников на охранников и их поедания; спустя короткое время внутри колонии карликовых мангуст происходили драки, и проигравшие в этих драках становились новыми охранниками.
Павел Васильевич Симонов, нейрофизиолог, академик, директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, в 1970-е годы руководил исследованиями эмоционального переживания у животных. В одной из серии опытов была использована характерная для крыс предпочтение находиться в ограниченном пространстве, в норе. Установка, сконструированная В. А. Пучковым, представляла собой просторный ящик из плексигласа, в углу которого пристроена искусственная крысиная нора, дно которой являлось педалью, приводящей в действие электрический контакт. При нажатии на педаль включался электронный секундомер и прибор, подвергающий ударам электрическим током крысу, находившуюся в соседнем плексигласовом ящике. Когда подопытную крысу помещали в первый ящик, то она, пугаясь открытого пространства, вбегала в нору и своим весом нажимала на педаль. Первые пять дней электрический контакт был отключен, и электроразрядный прибор не функционировал. В последующие десять дней контакт был задействован, и при нахождении подопытной крысы на педали электроразрядный прибор воздействовал на вторую крысу. Вторая крыса визжала и подпрыгивала от боли, причиняемой электрическим током. Из 247 крыс (самцов) 77 особей (т.е. 31%) сравнительно быстро выработали реакцию на страдания второй крысы – подопытные крысы выходили из норы, размыкая электрический контакт, и находились в пугающим их открытом пространстве. Крысы как бы жертвовали своим комфортом. 111 особей (45%) пришли к тому же, только побывав несколько раз в качестве «жертвы»; а у 59 крыс (24%) вообще не удалось выработать рефлекс, направленный на избавления второй крысы от страданий, - такие крысы все отведенное на опыты время находились в норе, на педали, и не реагировали на визг второй крысы. Эксперименты, проведенные на других животных (собаках, обезьянах) и на людях, показали примерно одинаковый процент чувствительных и нечувствительных к чужой боли – 66-75% и 25-34%. Таким образом, визг и подпрыгивания жертвы электрического разряда вызывают у части (66-75%) животных-«наблюдателей» состояние отрицательного эмоционального напряжения, которое животные стремятся прервать, ценою перехода в некомфортное для них просторное помещение. Дальнейшие исследования позволили сделать предположение, что 25-34% «наблюдателей» испытывают положительные эмоции от визга жертвы.
В опытах, поставленных Д. 3. Партевым, использовался ящик, разделенный пополам перегородкой с отверстием-«дверью»; одна половина имела решетчатое дно, к которому подключался электрический разрядник, вторая половина имела обычный пол. В ящик помещали одновременно 3-5 крыс. Некоторые из них при появлении электрического тока в решетчатом дне быстро перебегали на безопасную половину, некоторые проявляли противоположную реакцию – не перебегая на безопасную половину, они устраивали драки с другими крысами. Даже в том случае, если начало воздействия электрического разряда застает агрессивную крысу рядом с «дверью», крыса не убегает от тока, а направляется в прямо противоположном направлении, чтобы атаковать другое животное. Почти все крысы, перебежав на безопасную половину, встают в «дверях» и кусают крыс, пытающихся спастись от тока; другими словами, стремятся сохранить за собой монополию на использование безопасной половины ящика. В установках В. А. Пучкова и Д. 3. Партева, находились одни и те же крысы, и это позволило выявить закономерность поведения: крысы, не выходившие из норы в первой серии экспериментов, во второй серии экспериментов очень часто нападали на других крыс. Можно предположить, что агрессивное поведение вызывало значительно большее удовольствие, чем удовольствие, связанное с прекращением боли при нахождении на безопасной половине клетки. Крысы, редко заходившие в нору при первой серии опытов, во второй серии опытов только в 14% случаев вступали в драку. Характер реакции на болевое раздражение партнера и своего организма представляет устойчивую черту индивидуальных особенностей данного животного, закономерно коррелирующую с его поведением в ситуации угрозы собственного болевого раздражения, причем крысы, мало чувствительные к крику боли «жертвы», более склонны к агрессивному поведению.
25-34% испытуемых людей, обезьян, собак, крыс оказались малочувствительными к чужим страданиям, и даже «умышленно» причиняли страдания другим. 25-34% людей имеют психологическую потребность в выслушивании речей, доказывающих правильность совершенных ими поступков (умышленное причинение страданий другим, ради избавления себя от страданий).
Нервные клетки, находящиеся и в головном мозге, и в других частях тела, окружены жидкостью, насыщенной серотонином. В оболочку каждой нервной клетки «вмонтировано» большое количество «проталкивателей», которые захватывают серотонин из жидкости, и проталкивают серотонин внутрь нервной клетки. Исследованиями обнаружено, что у одной особи «проталкиватели» работают быстро, а у иной особи – медленно; «проталкиватели» подразделяются на три разновидности в зависимости от скорости проталкивания серотонина. Наличие у особи одной из трех возможных разновидностей «проталкивателей» определяется набором хромосом у особи. «Проталкиватели» быстрого действия создаются геном LL-5HTTLPR, находящемся в семнадцатой хромосоме на отрезке q11 и на отрезке q12. «Проталкиватели» средней интенсивности создаются геном LS-5HTTLPR. «Проталкиватели» медленного действия создаются геном SS-5HTTLPR. Статистически подтверждено, что особи, обладающие геном SS-5HTTLPR, и им вызванной медленной работой «проталкивателей», часто имеют высокий уровень стресса, более эмоционально переживают стресс, часто пребывают в депрессии. Незначительный уровень стресса и депрессии имеют обладатели быстро работающих «проталкивателей». Это было выявлено при генетическом и психологическом исследовании людей, у которых родственники имеют тяжелые хронические заболевания. Психическая нагрузка ведет к появлению симптомов тревоги, подавленности, вины. Однако люди значительно различаются по уязвимости к стрессовым ситуациям; носители гена SS-5HTTLPR имеют повышенный риск развития депрессии в ответ на неблагоприятные жизненные события. 
Ученые Медицинского центра университета Дюка (Duke University Medical Center) в Дареме (Durham, Северная Каролина, США) изучали, как генетические особенности макак-резусов влияют на их поведение. Были проведены эксперименты на восьми взрослых самцах обезьян. Животные отличались между собой по гену 5HTTLPR. Четыре из восьми макак обладали двумя длинными генами LL-5HTTLPR, а у остальных имелся один длинный и один короткий ген LS-5HTTLPR.
В первом эксперименте макаки просто рассматривали картинки, которые появлялись перед ними на мониторе. Одновременно высвечивались четыре картинки. Среди них был просто серый квадрат, изображение морд самцов, знакомых макакам по совместному проживанию в группе, и изображение растений. Испытуемым показывали высокоранговых по социальной иерархии самцов и низкоранговых самцов. Пока макаки рассматривали картинки, ученые при помощи инфракрасной видеокамеры регистрировали движения их глаз и размер зрачка.
Оказалось, что макаки –  носители короткого гена меньше времени, чем носители двух длинных генов, рассматривали фотографии самцов. А когда делали это, то меньше смотрели им в глаза. Особенно они избегали смотреть в глаза высокоранговых самцов. Когда животные все же смотрели на морды доминирующих самцов, их зрачок расширялся – это выраженная реакция страха. У носителей двух длинных генов такой реакции не было. Как известно, прямой контакт глаз у многих животных, в частности у приматов, означает социальный вызов, угрозу.
Во втором эксперименте ученые поставили обезьян в ситуацию выбора: направив свой взгляд на один из двух щитов, обезьяны своим взглядом включали механизм, наливающий сок в стакан; при взгляде на один щит, механизм наливал одно и то же количество сока, при взгляде на другой щит механизм наливал или очень много сока, или очень мало сока. Перед выбором количества сока, обезьянам на мониторе показывали картинки нейтрального содержания, и в этом случае обезьяны «рисковали» и выбирали нестабильное количество сока. Когда же показывали изображение высокоранговых самцов, то поведение обезьян с геном LS-5HTTLPR существенно менялось - им совершенно расхотелось рисковать количеством сока и они стали предпочитать «стабильный доход». Очевидно, что макаки – обладатели гена геном LS-5HTTLPR испытывали большой страх от социальных взаимодействий, которые могли быть для них опасны. И этот страх влиял на их поведение - состояние страха побуждает этих животных избегать риска, на который они идут в спокойном состоянии. Глядя на изображения высокоранговых самцов, подопытные вспоминали, как отдавали им лакомые куски из-за угрозы расправы, и в условиях эксперимента отказывались от лакомых кусков.
Особям, имеющим ген SS-5HTTLPR, свойственна трусость, и они оказываются в подчиненном положении. Смелость, отсутствие паники в угрожающих ситуациях, характерны для особей с геном LL-5HTTLPR и они часто становятся господствующими особями.
6 ответов1065 просмотров

  • Пользователь
    06 мая 2015, в 15:55#1
    Владимир Сергеевич Соловьев не знал об исследованиях Дезора и Раса, Симонова и Партьева, университета Дюка, так как исследования проводились примерно через 90 лет после смерти В.С.Соловьева. Однако, изображая человеческие межличностные взаимоотношения в книге «Духовные основы жизни», В.С.Соловьев начертал слова, точно описывающие то, что предстало перед взорами Дезора и Раса, Симонова и Партьева: «В царстве силы слабые всецело приносятся в жертву сильным, сильные живут за счет слабых, питаются их трудом».
    В.С.Соловьев дал яркую и выпуклую этологическую характеристику сильных. Что же касается слабых, то В.С.Соловьев, к сожалению, не упомянул, что фундаментом и основой хищнического отношения к слабым является их неспособность защищаться.
    "Всемирный факт -  всякая жизнь в природе начинается с борьбы и злобы, продолжается в страдании и рабстве. Каждое существо в нашем мире от малейшей пылинки и до человека всею своею природною жизнью говорит: я есмь и всё остальное — только для меня"(В.С.Соловьев). Среди людей, львов, крыс, карликовых мангустов распространен принцип: окружающие меня предназначены приносить мне пользу, отдавать мне то, что я желаю.
    В 1883 году Владимир Сергеевич Соловьев написал и опубликовал исследование "Великий спор и христианская политика", затрагивающее вопросы конфликтов в межличностных отношениях - "В общей жизни человечества вражда и раздоры есть факт, но цель есть царство Божие, и переход от дурной действительности к этой цели называется христианскою политикою. Согласно общераспространенному мнению, каждый народ должен иметь свою собственную политику, цель которой - соблюдать исключительные интересы этого отдельного народа или государства... В последнее время патриоты всех стран смело указывают на злодеяния Англии как пример, достойный подражания. Пример в самом деле удачный: никто и на словах и на деле не заботится так много, как англичане, о своих национальных и государственных интересах. Всем известно, как ради этих интересов богатые и властительные англичане морят голодом ирландцев, давят индусов, насильно отравляют опиумом китайцев, грабят Египет и иные страны. Несомненно, все эти дела внушены заботой о национальных (английских) интересах...  Но политика материального интереса редко выставляется в своем чистом виде. Англичане, самодовольно высасывая кровь из "низших рас" и считая себя вправе это делать просто потому, что это выгодно им, англичанам, нередко уверяют, что приносят этим великое благодеяние самим низшим расам, приобщая их к высшей цивилизации. Здесь, таким образом, грубое стремление к своей выгоде вырождается в возвышенную мысль о своем культурном призвании. Этот патетичный мотив, еще слабый у практических англичан, во всей силе обнаруживается у (немецкого) народа мыслителей... Эмпирик англичанин имеет дело с фактами; мыслитель немец - с идеей; один грабит и давит народы, другой грабит и уничтожает народность. Философское превосходство немцев обнаруживается в их политическом людоедстве: они направляют свое поглощающее действие не только на богатства народа, но и на его внутреннюю сущность... ...господство в политике воззрений того африканского дикаря, который на вопрос о добре и зле отвечал: добро - это когда я отниму у соседей их стада и жен, а зло - когда у меня отнимут. Такой взгляд распространен в международной политике; но он же в значительной мере управляет и внутренними отношениями - в пределах одного и того же народа сограждане повседневно эксплуатируют, обманывают друг друга... Присваивать себе пред другими особые права и выгоду, давить других для собственного насыщения есть дело…бесчеловечное и безбожное как для отдельного лица, так и для целого народа. Исповедать свой долг, признать свою обязанность - есть христианское дело смирения и самопознания, необходимое начало нравственного подвига и истинной богочеловеческой жизни - для народа так же, как и для лица... Для истинного человечества одинаково необходимы и свободное действие всех человеческих элементов, без чего человечество будет только стадом, - и приложение этой энергии к общему делу Божию, добровольное соглашение ее с высшим началом, без чего человеческая самодеятельность превращается в бессмысленный произвол, ведущий к розни и взаимному истреблению или к деспотизму и рабству... Возводить свой интерес в высший принцип как для народа, как и для лица, значит узаконять и увековечивать ту рознь и ту борьбу, которая раздирает человечество".
    В статьях «Темное царство», «Луч света в темном царстве», и других статьях, Николай Андреевич Добролюбов высказал свою точку зрения на воспитательный процесс, который направлен на возникновение межличностных отношений определенного типа.
    «Самодуры сочиняют свою мораль, свою систему житейской мудрости, и по их толкованиях выходит, что чем более стерта личность, неразличима, неприметна, тем она ближе к идеалу совершенного человека. «У него такой отличный характер, что он вынесет безропотно всякое оскорбление, будет любить всякого недостойного человека», - вот похвала, выше которой самодур ничего не знает…
    …Человеку с малых лет внушают, что он сам по себе – ничто, что он есть некоторым образом только орудие чужой воли и что, вследствие того, он должен не рассуждать, а только слушаться, слушаться и покоряться. Единственный предмет, на который может быть направлен его ум, - это приобретение умения приноровляться к обстоятельствам…»(«Темное царство»).
    «…житейскими правилами, примененными к рабскому положению, вроде тех увещаний, какие тетка делала Маше, говоря, что «известен нрав барский: будь негодяй, да поклонись; будь ты чист и свят, да вдруг скажи слово поперек, - и нет тебя хуже». К таким понятиям приходят люди после долгого ряда страданий, унижений, убедившись в своем бессилии против судьбы; и для того только, чтобы предохранить близких людей от подобных же бесплодных попыток, стараются они внушить и им эти понятия. Многое и принимается слабым рассудком и слабою волею ребенка; там, где подобные внушения поддерживаются еще и практически – пинками да кулаками за всякий вопрос, за каждое возражение, - там и вырастают робкие, безответные, тупые существа, ни на что не годные, разве только на то, чтобы всякому подставлять свою спину: кто хочет – побей, а кто хочет – садись да поезжай…»(«Черты для характеристики русского простонародья»).
    «Мы можем еще раз обратить внимание читателей на мысль о том, что простой народ способен ко всевозможным возвышенным чувствам и поступкам наравне со всяким другим сословием, и что следует строго различать последствия внешнего гнета от его внутренних и естественных стремлений… С доверием к силам народа и с надеждою на его добрые расположения, можно действовать на него прямо и непосредственно, чтобы вызвать на живое дело крепкие, свежие силы и предохранить их от того искажения, какому они так часто подвергаются при настоящем порядке вещей. Искажение это доставляет много страданий несчастным, но служит к выгоде тех, кто поставлен выше их, кто владеет ими… …неблагоприятные обстоятельства могут весьма несчастно направить врожденную нежность и деликатность души: они могут лишить ее энергии и привести к отчаянию…вся обстановка жизни ведет к тому, чтобы натура твердая огрубела и ожесточилась, а слабая, нежная – запугалась, сжалась и пропала в покорном отчаянии. Так зачастую бывает, и вот где, нам кажется, можно найти объяснение двух противоположных мнений о русском народе, одного – что он зверь дикий, а другого – что он скотина безгласная. …везде встречаются два разряда натур: одни с преобладанием эгоизма, стремящегося наложить свое влияние на других, а другие с избытком преданности, побуждающим отрекаться от своих интересов в пользу других. При несчастном развитии, натуры первого рода делаются враждебными, забывают все права и становятся способными ко всевозможным насилиям; а натуры последнего разряда теряют всякое уважение к своему человеческому достоинству и допускают других помыкать собой, делаясь действительно чем-то в роде укрощенного домашнего животного»(«Луч света в темном царстве»).
    «Труд и богатство распределены у нас с гораздо большим неравенством, нежели в какой бы то ни было другой стране. Почти весь производительный труд приходится на долю простонародья, почти все его выгоды достаются образованным классам. На обязанности земледельца лежит не только забота о своем собственном прокормлении, но и содержание – да не просто содержании, а роскошное содержание – высших классов общества… Успехи технического промысла нередко обращаются у нас в средства к более искусной эксплуатации народа»(«Народное дело. Распространение обществ трезвости»).
    «Массы народные всегда, хотя и смутно, чувствовали то, что сейчас находится в сознании людей образованных. В глазах истинно образованного человека нет аристократов и демократов, нет бояр и смердов, браминов и парий, а есть только люди трудящиеся и дармоеды. Унижение дармоедов и возвеличение труда – вот тенденция истории… Нигде дармоедство не исчезало полностью, но оно постепенно везде уменьшается… Степень распространения дармоедства может служить безошибочным указателем большей или меньшей недостаточности цивилизованности страны. С этой точки зрения не генеалогические предания и не внешняя стройность государственной организации должны занимать историка. Гораздо больше заслуживает его внимания, с одной стороны, права рабочих классов, а с другой – дармоедство во всех его видах, в печальном ли табу океанийских дикарей, в индийском ли браминстве, в персидском ли сатрапстве, римском патрицианстве, средневековом феодализме, или в современных откупах, взяточничестве, казнокрадстве, прихлебательстве, служебном бездельничестве крепостного права… Труд считается презренным у народов невежественных, у которых грабеж служит более почетным средством приобретения, чем работа. Сам Платон, сочиняя свою республику, признал в ней необходимым рабское сословие, которое бы занималось физическими работами, чтобы доставить все нужное высшим сословиям – правительственному и воинскому. В средних веках…на работу смотрели с презрением. В новой истории совершилось признание всякого труда. Но до сих пор ни одна страна не достигла умения правильно оценивать труд, вполне соответственно его полезности. Часто пользуются почетом занятия вовсе непроизводительные; пренебрегаются труды, в высшей степени полезные. Дармоедство сейчас прячется под покровом капитала и разных коммерческих предприятий, но тем не менее оно существует везде, эксплуатируя и придавливая бедных тружеников, труд которых не оценивается с достаточной справедливостью. …печальное положение общества, при котором кровь и пот многих тружеников должны тратиться для содержания одного дармоеда»(«Русская цивилизация»).
  • Пользователь
    06 мая 2015, в 15:55#2
    В 1569 году возникло федеративное государство Речь Посполитая (что в переводе означает Общее дело), состоявшее из 33 воеводств, и располагавшееся на территории современных Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, Белоруссии, России, Словакии, Молдавии. В состав нового государства входили такие воеводства: Киевское, Черниговское, Смоленское, Минское, Витебское, Гродненское, Волынское воеводство со столицей Луцк, Брест-Литовское воеводство со столицей Брест, Русское воеводство со столицей Львов. В 1573 году был принят закон, получивший название «Варшавская генеральная конфедерация», которым предоставлялось помещикам Речи Посполитой право наказывать крепостных крестьян. В законе сказано: «…владельцы имеют право на полное повиновение и послушание своих подданных, и если бы последние посмели им сопротивляться, то такие владельцы могут своих подданных, непослушных им в духовном ли, в гражданском ли отношении, подвергать наказанию по своему усмотрению…». Этим же законом разрешалось помещикам предавать крепостных смертной казни. Законом 1573 года был определен 10-летний срок сыска беглых крестьян, закон 1588 года этот срок удвоил. Немудрено, что помещики, посредством законов получившие обширную власть над крестьянами, смогли заставить их работать на помещичьих полях 104 дня в году.
    Правительство русского царя Бориса Годунова в 1592 году приняло Указ об отмене Юрьева дня (права крестьян на уход от землевладельца), а в Указе 1597 года установило пятилетнюю давность на поимку беглых крестьян. Указом 1637 года период поиска и возвращения беглецов продлевался до 9 лет. Соборное уложение 1649 года дало возможность помещикам и монастырям искать бежавших крестьян бесконечно долго. К тому же, по этому уложению к крепостникам возвращались и те, кто родился у крестьянина после совершения побега. В 1707 году царь Петр Первый принял Указ, предусматривающий конфискацию имущества за укрывательство беглых крестьян. В 1721 вышел Указ Петра Первого, расширяющего круг лиц, которым дозволено покупать крестьян; такую возможность получили купцы и промышленники (подразумевалось, что крестьянина, имеющего свой участок земли и работающего на нем для своего пропитания, отрывали от земли и он становился собственностью нового хозяина, у которого не было земельного участка для земледелия ни для себя, ни для купленных им крестьян). В 1765 году Екатерина Вторая издала Указ, согласно которому дворяне могли (а не дворяне не могли) единолично, без суда, выносить приговоры крестьянам и отправлять их на каторгу (то есть пойманных беглых крестьян разрешалось наказывать каторжными работами). Через десять лет Екатерина Вторая дополнила этот Указ - и дворянам, и помещикам разрешалось строить сельские тюрьмы и сажать в них крестьян на несколько месяцев; кроме того, разрешалось единолично, без суда, выносить приговоры крестьянам и отправлять их на несколько лет в арестантские роты (по прошествии многих лет, во времена ГУЛага, единоличности уже не было - приговоры выносили тройки и лишь изредка двойки). В 1771 году Екатерина Вторая позволила разделять крестьянскую семью, и крестьянских детей продавать одному помещику, а родителей продавать другому помещику; теперь продажу можно было проводить на аукционах. Продажа крестьянской семьи по частям проходила открыто и гласно до 1841 года. После 1841 года продажа по частям продолжалась исподтишка. Впрочем, вполне легально продажа крестьянской семьи по частям происходила в том случае, если помещик становился банкротом, и для выплаты долгов имелась необходимость продать всё производственное имущество.
    Гавриил Романович Державин, член Государственного Сената, в 1800 году составил доклад, в коем упомянул, что в западных губерниях распространен порядок, когда помещик заключает договор с торговцем о том, что торговец будет покупать у крестьян (не у помещика, а у крестьян!) их продукцию по вдвое заниженным ценам, и продавать крестьянам промышленные товары по вдвое завышенной цене. По договору, торговец делился с помещиком частью своей прибыли. Помещик приказывал своим крепостным крестьянам вступать в торговые операции только с тем торговцем, с которым помещик заключил договор. Выполнение договора обеспечивалось тем, что помещик приказывал пороть розгами крестьян, нарушающих порядок, т.е. продающих или покупающих товары у посторонних торговцев по обычной цене (т.е. у торговцев, продающих по вдвое низшей цене и покупающих по вдвое высшей цене). Г.Р.Державин поведал о том, как при помощи наказаний розгами помещики извлекают для себя финансовую выгоду. Помещики умышленно создавали конфликтные межличностные отношения между собой и крестьянами, и такие психологические отношения материально улучшали жизнь помещиков.
    Лев Николаевич выражал несогласие с полу-рабским положением крестьян в эпоху крепостного права и угнетенным состоянием рабочих в послекрепостническую эпоху - «Теория о том, что воля Божия состоит в том, чтобы одни люди владели другими, очень долго успокаивала людей. Но эта теория, давая оправдания жестокости, довела эту жестокость до высшей степени и этим вызвала отпор и сомнение в ее истинности. В конце XVIII столетия в Европе не было осознано рабство крепостного права. Тогда считалось, что положение людей, обязанных обрабатывать для господ землю и повиноваться им, было естественное неизбежное экономическое условие жизни… И как к концу XVIII столетия люди Европы понемногу стали понимать, что, прежде казавшееся естественной и неизбежной формой экономической жизни, положение крестьян, находящихся в полной власти господ, - нехорошо, несправедливо, безнравственно и требует изменения, так и теперь люди нашего времени начинают понимать, что казавшееся прежде вполне законным положение наемных и вообще рабочих, - не таково, каким оно должно быть, и требует изменений»(Л.Н. Толстой, 1890 год).
    5 октября 1881 года Л.Н.Толстой в своем дневнике написал фразу в адрес помещиков и фабрикантов: «Они (народ) растения, а вы вредные, отравляющие наросты на нем». И еще одна фраза из дневника: «Вонь, роскошь, нищета. Разврат. Собрались злодеи, ограбившие народ, набрали солдат, судей, чтобы ими оберегать свои оргии, и пируют». Лев Николаевич Толстой подчеркивал, что властвующие не более добрее, но более злее, чем те, над которыми они властвуют.   
    «Властвующее меньшинство, как бы оно ни называлось, - неограниченной монархией, конституцией или республикой демократической, - находясь во власти и руководясь свойственным людям эгоизмом, естественно употребляют эту власть для удержания за собой посредством насилия выгод, которые приобретаются в ущерб рабочего народа. Положение рабочего народа везде по существу несправедливо. Выгоды, которыми пользуются властвующие, всегда в ущерб народу»(Л.Н.Толстой, 30 января 1909г).
    И сто, и двести, и триста лет тому назад в церквах висели иконы с изображением Хама, Сима и Иафета. На верхней части иконы написаны слова: «Сим царствует над всеми». Под надписью изображен некий важный человек, восседающий на троне. Рядом с Симом – изображение Иафета, пребывающего в молитве. Ниже изображен исхудавший мужичонка, сохою пашущий поле. Под ним надпись: «Хам трудиться за всех». Иконописцы отобразили на десятках икон содержание отрывка из Библии. Праотец Ной однажды напился вина «и лежал обнаженным в шатре своем». «И увидел Хам наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим». Хам посмеялся над своим отцом. Братья Сим и Иафет оказались более тактичными, чем Хам; они «взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видели наготы». Когда Ной проснулся и узнал о произошедшем, он проклял потомство Хама, обязав во все будущие времена трудиться на потомство Сима и Иафета (Бытие, 9:21-27).
    Вследствие проклятия люди оказались разделены на тех, кто не под проклятием, и на тех, кто под проклятием (под этим проклятием и сейчас продолжают находиться христиане и нехристиане, являющиеся потомками Хама).
    Мироустроение объясняется таким образом: произрастающее из земли в неравных долях распределяется среди христиан – незначительную часть получают пашущие, сеющие, жнущие, молотящие и веющие потомки Хама, а подавляющую часть получают потомки Сима, выбравшие для себя те или иные формы безделья.
    Ноево проклятие подразумевает, во-первых, что потомки Хама должны безропотно работать для пользы потомков Сима, во-вторых, если среди потомков Хама появится ропот, то на потомков Сима возложена обязанность наказывать потомков Хама для ликвидации ропота.
    Каждый ныне живущий человек является или потомком Хама, или потомком Сима с его братом Иафетом. Наблюдая за поведением человека, можно определить, чьим потомком он является. В 1991 году вышла в свет книга Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики». После окончания войны в Афганистане писательница беседовала с солдатами и офицерами, воевавшими в Афганистане, а также с гражданским персоналом воинских частей. Их рассказы были записаны, и вошли в книгу «Цинковые мальчики». Можно ознакомиться  с отрывком из солдатского рассказа - «Во взводе оказались десять «дедов» и я один «молодой». Спал три часа в сутки. За всех мыл посуду, заготовлял дрова, подметал территорию, носил в ведрах воду. Если утром они проснутся, а воды нет, то изобьют. За год из нормального парня я превратился в дистрофика. Попал в госпиталь, там вылечили от дистрофии. После излечения вернули в часть, снова начали бить. Так били, что в госпитале врачи делали мне хирургическую операцию. Никогда не забуду старшего лейтенанта, который регулярно, один раз в неделю, напивался. Пьяным ходил по коридору и разбивал дневальным челюсти». Необходимо указать, что «деды» принуждали «молодого» ходить за водой к реке через минное поле.
    Другой солдат рассказывал, как его перевоспитывали, чтобы он избавился от гордости, чтобы он стал послушной марионеткой в руках «дедов». Способ перевоспитания состоял в следующем: молодого солдата на протяжении двух недель не подпускали к пище.
    В марте 2012 года двое истощенных мужчин сообщили в отделе полиции в г.Карабаше о том, что они были в рабстве. После возбуждения уголовного дела началось расследование. По основной версии, в период с 2007 по 2012 годы на территории г.Карабаша Челябинской области три бизнесменов обращали в рабство людей: жертвы приглашались на работу на полигоне твердых бытовых отходов, по прибытии у граждан отбирались все личные документы; под угрозами насилия и избиения потерпевших принуждали к работе по сортировке мусора, поиску металлических изделий, пластмассы, бумаги. На свалке рабов содержали в деревянном сарае, где даже в 40-градусный мороз приходилось спать на полу. Рабам выделяли чай, хлеб и сигареты, но практически не кормили и не давали воды. Зимой рабы топили снег в сарае, где им приходилось жить, а летом выкапывали яму среди мусора и из нее вычерпывали дождевую воду. Когда рабовладельцы попали под подозрение, их телефонные разговоры стали прослушивать. Записи разговоров о том, как на свалку завезли новых рабов и как они справляются с работой, стали прямыми доказательствами вины рабовладельцев. На начальной стадии следствия потерпевшими признаны семь человек – именно те, которые были освобождены во время облавы. Предполагается, что несколько десятков рабов умерли по причине неоказания медицинской помощи или от истощения.
  • Пользователь
    06 мая 2015, в 15:56#3
    Борис Андреевич Диденко разработал концепцию, в которой найдено объяснение конфликтным ситуациям (звериным повадкам в межчеловеческих отношениях). Диденко постулирует эмоционально-биологическую разнородность человечества, и выделяет четыре человеческих вида. В результате процессов антропогенеза в неустойчивом мире становления раннего человечества образовалось очень недружественно настроенное по отношению к друг другу семейство рассудочных существ, состоящее из четырех видов. В дальнейшем эти виды всё более и более расходились по своим поведенческим характеристикам. Два из них являются видами хищными, с ориентацией на людей. Человечество, таким образом, представляет собой поэтому не единый вид, но уже — семейство, состоящее из четырех видов, два из которых необходимо признать хищными, причем с ориентацией хищности (предельной агрессивности) на других людей, в том числе и на представителей собственных же видов. Возник симбиоз человекохищников и их жертв, трансформировавшегося с течением времени в нынешнюю социальность. 
    Первый вид (хищный) - это суперанималы, или сверхживотные — потомки агрессоров, чей мозг по своему строению замер на переходном этапе от животного к человеку. Именно из них формировались племенные вожди, царьки и князьки, безжалостно подавлявшие и уничтожавшие всех, кто имел хотя бы намерение сопротивляться диктату. Насилие является их нормальной (видовой) физиологической потребностью. 
    Второй хищный вид суггесторы (от слова «суггестия», внушение). Суггесторы лишь имитируют агрессивность палеоантропов, не имея способности им противостоять. Из них формируется окружение вокруг человекохищников, готовых по приказу своего хозяина совершить любое зло. Суггесторы – это агрессивные приспособленцы, большинство из которых прекрасно себя чувствовали в любых условиях и при любых хозяевах. Изначальное отсутствие совести оказывается для них весьма комфортным. Те представители хищных видов, которым в пирамиде власти не хватало места, становились асоциальными элементами: мятежниками, разбойниками, революционерами, «ворами в законе»...
     Третий вид (уже нехищный) — диффузный вид (от «диффузия», распространение, растекание). Его главный признак — внушаемость. Внушаемость в норме – это разумная способность менять свои убеждения под влиянием новых фактов, после их анализа и оценки. Это изменение жизненной позиции, основанное на переменах в самой жизни — разумная и естественная реакция нормального человека. Именно поэтому диффузный вид, собственно и является человеком разумным. Одновременно в этом и состоит его слабость перед сверхживотными и суггесторами. Диффузный вид внушаем, а значит, подчиняем. И на протяжении всей человеческой истории им распоряжались хищники, заставляя их умирать на полях сражений, костьми ложиться в основания «великих строек» от египетских пирамид до воркутинских шахт. Диффузный вид наиболее многочислен на Земле, этот вид — и есть народ.
    И, наконец, четвертый вид, медленно, но верно, выделяющийся из недр диффузного вида, как бы  «авангардная», передовая его часть — это неоантроп: человек, духовно эволюционирующий. Неоантроп психологически неподвластен хищникам, в нём генетически закреплена способность к самокритическому, а следовательно, самостоятельному мышлению. Его разум способен понять и полностью оценить боль, испытываемую ближним в результате насилия. Поэтому он способен к состраданию, к знаменитой христианской добродетели. Он оказывается всегда далеко от властных структур, места в которых занимают исключительно хищники. 
    Таким образом, человечество представляет собой парадоксальное общежитие существ несовместимо разных, от рождения наделенных диаметрально противоположными психогенетическими мотивационными поведенческими комплексами: стадным (подавляющее большинство) и хищным. Если всех аномальных, «не стадных» индивидов объединить, а именно: хищные гоминиды - это 10 %, не меньшее число межвидовых гибридов и плюс сюда столько же отколовшихся от «стада» нравственно сниженных, поддавшихся нелюдскому воздействию нехищных субъектов, то эта сумма может составить примерно 30%. Люди отличаются между собой не должностями и званиями, не положением на различных ступенях общественной иерархии (это несущественные отличия), а методами борьбы в процессе самоутверждения. И общественная лестница положений в итоге не случайна, а во многом, по сути, есть отражение принадлежности к одному из четырех человеческих видов. Борьба между четырьмя видами за превосходство в обществе и соответственно преимущества в обладании жизненными благами начинается уже в межличностной конкурентной схватке индивидов за выдвижение вверх (разряд, звание, чин, должность, пост и т.п.), которая, в свою очередь, определяется совестью, т.е. индивидуальной внутренней борьбой в самом человеке.
    Всё дело в том, за кем пойдет диффузный вид, составляющий подавляющее большинство человечества. С одной стороны, хищный мир тянет его в безнравственность, в преступность, в бездуховность (это как минимум – оболванивание). А в противоположную – к духовным горизонтам, или хотя бы к безвредному поведению по отношению к другим людям и Природе призывают неоантропы, люди духовно эволюционирующие. Диффузный человек запросто может подняться при желании на неоантропический уровень. Весь вопрос в том, «кто кого». Человечество парадоксально движется по двум несовместимым линиям социального отбора личностей: насилия и доброты. Всё зависит от того, какой путь человек - вынужденно или добровольно - выбирает, и в какой мере этот путь ему подходит. Идут два одновременных и несовместимых процесса отбора личности по противоположным критериям — насилию и доброте. Судя по всему, дивергенция хищных и нехищных видов еще не завершена, генотипические различия между ними увеличиваются, борьба видов усиливается. Видовые различия относятся к морфологии коры головного мозга, поэтому процессы межвидовой гибридизации приводят к умственной и психической патологии.
    Нравственный прогресс существует благодаря тому, что диффузный вид «берёт массой», подминает-таки под себя хищных. Принося неисчислимые жертвы, погибая в неимоверных количествах, тяжко страдая, нехищные люди всё же преодолевают сопротивление хищных. Кренясь из стороны в сторону, срываясь с одного галса на другой, народный «дредноут», ведомый пиратским безумным экипажем, тем не менее не теряет свою «остойчивость». В итоге, доброта («добро», «правда») через трудный и болезненный опыт постепенно берет верх. Так что «демографический взрыв», несмотря на свою разрушительную для среды обитания нагрузку, имеет и позитив: диффузный вид выходит из-под контроля хищных, им требуются всё более и более мощные средства управления народом: лживые СМИ, открытый террор и т.д.
    Хищный диктат – это навязывание своей воли правящим (хищным) меньшинством всему обществу. Это и юридические формы власти, и всевозможные проявления манипулирования общественным сознанием, вплоть до регламентации образа жизни, мышления, морально-этических норм. Хищный диктат стал для человечества стержневым, определяющим все остальные аспекты человеческого бытия. Прямое влияние хищного диктата на исторические формы жизни людей и его дальнейшая эволюция, в результате приспособления к этим меняющимся условиям – такова «постоянно действующая первопричина» существования социального зла в мире. 
    Существует иллюстративное и очень символичное и поучительное в этом плане этологическое наблюдение К.Лоренца за рыбами — речными гольянами. Если у одной рыбы удалить передний мозг, отвечающий за все реакции стайного поведения, то такой гольян ест и плавает, как нормальный. Единственный отличающий его поведенческий признак состоит в том, что ему совершенно безразлично, если никто из товарищей не следует за ним, когда он выплывает из стаи. «Гольяну без переднего мозга это совершенно безразлично; если он видел корм или по какой-то другой причине хотел куда-то, он решительно плыл туда — и, представьте себе, вся стая плыла следом. Искалеченное животное как раз из-за своего дефекта стало несомненным лидером». Вот такой печальный факт; и у людей то же самое — нравственные калеки правят миром.
    Интеллект нехищных людей многомерен, он имеет некое вертикальное, глубинное этическое измерение, в отличие от плоскостной, ситуативной лисьей изворотливости, присущей хищным гоминидам. Поэтому для того, чтобы хищная элита могла властвовать, ей необходимо оболванивание нехищных людей, иначе хищным не доказать своего мнимого превосходства. Ибо его нет! Ведь хищные гоминиды — это генетически более примитивные существа. Именно поэтому им необходимо стащить нехищного (= разумного) человека на свой этологический, животный примитивный уровень. В ход идёт всё: оболванивание пропагандой насилия, разврата, приобщение к алкоголю.
    Внешне представители четырех человеческих видов очень похожи. Поэтому человечество столь медленно подбиралось к выявлению и пониманию видовых различий. Расовые, национальные, физиологические различия ошибочно считались и всё еще считаются более существенными. Это как бы «застило» людям глаза. Лишь относительно недавно стало окончательно ясно, что основные различия между людьми — это нравственные врожденные установки. Человек есть то, о чем он думает, каковы его мысли, жизненные мотивации. Слово есть поступок, но слово — выраженная мысль, значит, и мысль поступок, тем более, если она серьезно обдумывается. Хищные представители человечества с нравственной точки зрения действительно не являются людьми (= гуманными, разумными существами). Понятно, что их внутренний мир весьма отличим от психологии нехищных людей.
  • Пользователь
    06 мая 2015, в 15:57#4
    Следующая история рассказывает, как человекохищники смогли внушить диффузным гомосапиенсам необходимость своего существования в обществе. В шестом веке до нашей эры Рим был сравнительно небольшим городом в малонаселенной Италии. Рим поддерживал дружеские связи с южными городами, входящими в состав федерации латинских городов. Выражение «латинские города» в то время имело смысл – города, находящиеся на равнине. Население Рима вынуждено было вести оборонительные войны с северными этрусскими городами, более сильными в экономическом отношении. В те периоды, когда Рим проигрывал войны, население Рима должны были терпеть властвование над ними этрусских князей и их военных отрядов. На короткий промежуток времени этрусская армия при поддержке римских военных отрядов захватила южные города, расположенные на равнине, и Рим приобрел имя столицы латинской области. Для жителей равнинных городов этруски установили праздник в честь бога Юпитера, и этот праздник назывался каникулами. В 510 году до Р.Х римляне подняли восстание, и изгнали иноземцев из города. Римляне восстановили свою армию, и успешно отражали набеги сабинян, эквов, валусим, проживавших на альпийских горах. В 508 году римляне выдержали осаду города, предпринятую этрусками, и отогнали северного врага от города. В 496 году римляне защитили город от латинской армии, пришедшей с юга. В то время власть в городе принадлежала сенату, состоящему из 100 богатейших и прославивших свое имя мужей. Власть разделялась на три уровня. Низшим уровнем власти были собрания плебеев. Такое собрание на местном языке имело название, почти привычное для русского уха – комиция. Высшим уровнем власти были сенаторы, избранные плебейскими комициями. (Когда высшая власть в городе была в руках иноземцев-этрусков, римский сенат сотрудничал с оккупантами и являлся совещательным органом при главе города.) К власти среднего уровня относились сборщики налогов и штрафов, казначеи, надсмотрщики над рынками, хлебохранилищами, транспортом, соблюдением законов при продаже земли и людей, руководители строительных и эксплуатационных бригад, осуществляющих ремонт и строительство храмов, общественных зданий, дорог, фонтанов, учителя, в том числе учителя военного искусства, полководцы, судьи, надзиратели над тюрьмами. Общее название властителей высшего и среднего уровня – патриции. Брак признавался законным только между мужчиной и женщиной, принадлежавших к одному сословию. В редких случаях, когда происходил незаконный брак между мужчиной-патрицием и женщиной-плебейкой, их дети считались плебеями. Патриции имели привилегию не смешивать свою кровь с второсортной кровью плебеев.
    По рассказу Дионисия Галикарнасского, в 503 году сабиняне вторглись в римские владения и одержали победу над беспечным правителем Постумием, но член сената Менений Агриппа с ополчением пришел ему на помощь, и сабиняне удалились из римских владений. Вслед за тем римляне двинулись в сабинскую землю и разбили неприятеля наголову; за это Агриппа удостоился триумфа, а Постумий – овации, т. е. малого триумфа, при котором полководец вступал в город не на колеснице, а пешком. Летописец Ливий рассказывает, что тогда же была война с аврунками, в которой римляне одержали победу.
    В первое время после изгнания царей римское государство находилось не в особенно счастливом положении. Революция потрясла его могущество. Латиняне, бывшие при царском режиме в подчинении у римлян, разорвали эти узы и сделались независимыми; внешние войны одолевали римлян со всех сторон и истощали их силы; а к этому присоединился еще раздор между патрициями и плебеями, грозивший совершенно разрушить государство. После падения царского режима патриции захватили в свои руки всю власть, но, пока новая форма правления не установилась окончательно, делали плебеям многие облегчения и уступки, как, например, восстановление военных комиций, допущение плебеев в сенат, освобождение от податей и пошлин и т. п. Когда же первые опасности прошли, восстановилось правление с обыкновенным гнетом и жестокостью. Против чиновников народ не имел никакой защиты, тем более что все судопроизводство находилось в руках патрициев. У народа не было никакого средства для расширения своих прав законным путем и для улучшения своего положения. Большую часть сословия плебеев составляли земледельцы. Из-за многих войн, которые приходилось вести республике, их сельскохозяйственная собственность подвергалась частым опустошениям от неприятельских вторжений, а их самих принуждали нести военную службу, вследствие чего они не обрабатывали поля. Война требовала налогов, которые при этих обстоятельствах вдвойне истощали народ. При таких обстоятельствах многим плебеям пришлось обеднеть и влезть в долги, скоро дошедшие до крайних пределов вследствие чрезмерно высоких процентов. А законы о должниках были у римлян неумолимо строги.
    Когда должник в присутствии свидетелей получал от кредитора (кредитором являлся чаще все патриций) просимую сумму, он письменно гарантировал своей личностью исправную уплату долга; в случае неисполнения обязательства кредитор арестовывал его и брал в кабалу, в которой он оставался до погашения долга. Дом и земля должника подвергались конфискации. Не только сам должник, но и жена и дети поступали в залог заимодавцу, и так как, вследствие высоких процентов, сумма долга быстро возрастала, то все это часто переходило в руки кредитора. Когда истекали предоставлявшиеся законом отсрочки, должника можно было вместе с его женой и детьми продавать как раба на чужую сторону, или он всю свою жизнь томился в кабале, в которой с ним обращались крайне жестоко. Он должен был работать в смирительных домах на своего кредитора, подвергался тяжелым телесным наказаниям и пыткам, ходил в цепях с железными или деревянными тяжестями на теле или колодками на ногах. Масса обедневших плебеев терпели такие беспощадные муки патрициев без всякой надежды на освобождение. Патриции показали себя бессердечными притеснителями беззащитной массы плебеев.
    Римляне были люди жесткие и безжалостные, и корыстолюбие, которым Рим отличался всегда, было и в то время общим правилом; притом патриции видели в притеснениях, которым они подвергали плебеев на основании долгового права, средство еще более усилить политическую зависимость этого сословия. Но именно такой чрезмерной строгостью они довели наконец народ до отчаяния и вызвали взрыв, имевший своим последствием постепенное освобождение плебеев в политическом отношении.
    Когда в 495 г. Риму стала грозить война с племенем валусим, озлобление, которое задолжавшие плебеи уже давно втайне питали к своим притеснителям, разразилось явным восстанием. Народ стал громко говорить, что его заставляют на поле сражения рисковать за республику жизнью, а дома он находится в плену у своих же сограждан и доводится ими до полного разорения; по словам плебеев, в среде врагов они были безопаснее, чем между своих сограждан. И вот однажды выбежал на площадь старик с явными признаками пережитых страданий, в изодранном грязном платье, бледный и истощенный, с всклокоченными волосами и бородой. Многие, несмотря на обезображенный вид, узнали в нем человека, бывшего долгое время старшим офицером и отличившегося на войне многими храбрыми подвигами; он сам показал раны на своей груди и рассказал, что в то время когда он находился в числе сражавшихся против сабинян, его жатву уничтожили, дом сожгли, скот увели; когда вслед затем с него потребовали платы налога, он влез в долги, проценты росли все больше и больше, и он сперва продал свою наследственную землю, потом все остальное состояние; теперь он крепостной своего кредитора и держится им не в обыкновенном рабстве, а в смирительном доме и подвергается всевозможным пыткам. При этом он показал народу свою спину, которая носила на себе свежие следы кровавых побоев. Это зрелище, этот рассказ вызвали всеобщее открытое негодование; должники ринулись со всех сторон на улицу и громко требовали помощи, вся масса с криками спешила на площадь. Члены сената Публий Сервилий и Аппий Клавдий, поспешно явившиеся на место возмущения, старались усмирить взволнованную толпу; но народ требовал созвания сената и окружил общественные здания. Между тем как сенат обсуждал, какие принять меры, – Аппий Клавдий советовал прибегнуть к строгости против плебеев, а Сервилий предлагал более кроткие меры – пришла весть, что вооруженные отряды валусим приближаются к городу. Сенаторы растерялись, ибо плебеи отказался нести военную службу. Тогда Сервилий по поручению сената стал успокаивать народ; он объявил, что римского гражданина, желающего вступить в войско, никто не имеет права держать в цепях или в тюрьме, точно так же, как не может, пока этот гражданин находится в лагере, владеть его имуществом или продавать это последнее, а равно предъявлять притязания на его детей или внуков. После этого все записались в военную службу. Отряды валусим были разбиты, их столица Суэсса-Помеция взята. Сабиняне и эквы, в то же самое время воевавшие против Рима, были быстро и победоносно отброшены. Самой большой храбростью отличались попавшие в рабство за долги; но когда опасность миновала, жестокосердый Аппий начал снова возвращать их в кабалу, а других, срок платежа для которых истек, отдавал в рабство кредиторам. Сенат, само собой разумеется, одобрял образ действий Аппия. Тогда народ сам взял на себя защиту; когда был объявлен новый набор для предстоявшей войны с сабинянами, ни один человек не записался в военную службу.
    Наступил 494 г. Плебеи устраивали ночные сходки и совещались о принятии общеполезных мер. Поступать на военную службу они отказывались очень упорно, сопровождая этот отказ фактическим сопротивлением властям. Тогда сенат, по совету Аппия Клавдия, решил назначить диктатора, потому что диктатор, назначавшийся в тяжелое время и не долее как на шесть месяцев, облекался полной властью и действовал безответственно, не будучи ограничен законом об апелляции. В диктаторы выбрали Валерия Публия, человека спокойного и любимого народом. Он издал такое же постановление, какое недавно было сделано Сервилием. Народ поверил ему, стал под знамена и в короткое время победил сабинян. Но когда по окончании войны Валерий потребовал у сената обещанного освобождения долговых рабов, последовал отказ. Валерий отказался от своей должности, граждане одобрили этот поступок, и когда бывший диктатор шел из сената домой, они сопровождали его с выражениями одобрения и благосклонности.
    Плебеи бросили вызов патрициям – основная часть войска, состоявшее в основном из плебеев, переправилось через реку Анио и расположилось лагерем на Священной горе, в трех тысячах шагах от Рима. Вместе с войском город покинуло большое количество невоеннообязанных. Мятежники подготовились к оборонительным боям: вырыли рвы, соорудили земляные валы, в некоторых местах возвели смотровые башни. Отсоединившиеся плебеи сообщили патрициям о намерении построить новый город, населенный плебеями, и в котором не будет ни одного патриция.
    Это необычное решение породило в Риме всеобщий испуг. Оставшиеся в городе плебеи боялись мести со стороны патрициев, а эти последние – от оставшихся в городе плебеев и в то же время нападении на город удалившихся плебеев. К этому присоединялось еще опасение, что внешние враги воспользуются междоусобиями римских граждан и двинутся на Рим. Имелось основание бояться, что удалившиеся на Священную гору плебеи соединятся с неприятелем; да если бы они и не пошли так далеко в своей вражде, то оставшиеся в городе все-таки не имели достаточно силы для сопротивления. Город-государство очутился на краю гибели. Нужно было предупредить полный разрыв и во что бы то ни стало восстановить мир и согласие.
    Менения Агриппу знали как умного и благонамеренного человека, обладавшего также в высокой степени даром слова. Поэтому благоразумнейшие из патриций избрали его посредником, и он отправился в лагерь переселенцев. Он обратился к плебеям с дружеским приветствием и рассказал им следующую притчу. В то время, когда в человеческом теле не все еще находилось в полном согласии, как теперь, а каждый член имел свою собственную волю и говорил своим собственным языком, многие члены стали негодовать на то, что им приходилось работать и служить только для желудка, между тем как он, спокойно находясь в середине тела, не имел никаких трудовых обязанностей и только насыщался доставлявшимися ему наслаждениями. Поэтому они договорились, чтобы впредь руки не подносили ко рту никакого кушанья, рот не принимал никакой предлагавшейся ему пищи, а зубы не раскусывали ее. Но вследствие этого условия, благодаря которому они думали усмирить желудок посредством голода, они сами и все тело очутились в крайнем изнеможении. Тут-то они поняли, что желудок не ведет праздную жизнь и что если его питают, то и он сам питает в такой же степени, распределяя по всем жилам кровь, производимую пищеварением, и разливая ее по всем членам тела. Убедившись в полезной для всех членов работе желудка, члены человеческого тела прекратили забастовку. Подобным образом, может погибнуть государство, когда нет единодушия всех отдельных сословий. При общем согласии государство становится сильнее.
    Эта басня, наглядно показавшая плебеям, как необходимо существование высшего сословия для благополучия бедных классов и до какой степени оно составляет одно из существенных условий их жизни, произвела в настроении народа такой переворот, как говорит предание, что плебеи вступил в переговоры об условиях возвращения в город. Менений добился заключения примирительного договора, который был торжественно подтвержден присягой обеих сторон.
  • Пользователь
    06 мая 2015, в 15:57#5
    В зависимости от принадлежности к одному из четырех человеческих видов, выявленных Борисом Андреевичем Диденко, происходит выбор психологической стратегии в процессе разрешения конфликтов:
    1. Избегание, уклонение. При выборе этой стратегии действия направлены на то, чтобы выйти из ситуации не уступая, но и не настаивая на своем, воздерживаясь от вступления в споры и дискуссии, от высказываний своей позиции, переводя разговор в ответ на предъявленные требования или обвинения в другое русло на другую тему. Такая стратегия предполагает также тенденцию не брать на себя ответственность за решение проблем, не видеть спорных вопросов, не придавать значения разногласиям, отрицать наличие конфликта, считать его бесполезным. Нужно заранее готовиться к конфликту, и подготовка состоит в уклонении от вхождения в ситуации, которые могут провоцировать конфликт. Избегание как стратегия поведения демонстрирует уход от удовлетворения собственных интересов, что не позволяет другому участнику удовлетворить свои интересы. При этом участник отказывается как от достижения результата, так и от продолжения взаимоотношений.
    2. Соперничество. При данной стратегии действия направлены на то, чтобы настоять на своем пути открытой борьбы за свои интересы. Противоборство предполагает получение результата только для себя. Интересы другого человека, общение с ним игнорируются, абсолютно не учитываются. Соперничество может приводить к доминированию, победе одного участника конфликта над другим. Соперничество часто сопровождается лживыми сообщениями о противнике, и иными способами компрометации.
    3. Приспособление — это прежде всего отказ от собственных интересов в пользу удовлетворения интересов другого человека. Здесь результатом взаимодействия является не достижение реальной цели, а сохранение взаимоотношений, которые имеют значительно большую ценность для участника конфликта, пожертвовавшего своими интересами. Действия направлены на сохранение или восстановление благоприятных отношений, на обеспечение удовлетворенности другого путем сглаживания разногласий с готовностью ради этого уступить, пренебрегая своими интересами. Человек добивается совместной деятельности с другим человеком, соглашаясь выполнять его требования.
    Приспособление целесообразно в тех случаях, когда проблема для одного участника конфликта незначима или его доминирующей потребностью является сохранение мира и дружеских отношений, а для другого победа в конфликта намного важнее.
    4. Компромисс. Здесь действия направлены на поиск решения, полностью удовлетворяющего как свои интересы, так и пожелания другого в ходе открытого и откровенного обмена мнениями о проблеме. Действия направлены на то, чтобы урегулировать разногласия, уступая в чем-то в обмен на уступки другой стороны, на поиск и выработку в ходе переговоров промежуточных “средних” решений, устраивающих обе стороны, при которых никто особенно не теряет, но и не выигрывает. Существует убеждение, что даже если сторона, создавшая конфликт, уверена в своей правоте, лучше не ввязываться в конфликтную ситуацию и уступить. Частичный отказ от собственных интересов позволяет также частично удовлетворить их. Компромисс затрагивает более поверхностные уровни, чем сотрудничество, поскольку обсуждаются в основном внешние позиции, без выявления глубинных нужд и интересов. Часто решение принимается исходя из приемлемости варианта для обеих сторон, поскольку полное удовлетворение интересов невозможно. Чаще всего компромисс продуктивен тогда, когда обе стороны имеют противоположные интересы и им надо быстро принять решение или их устраивает временное соглашение.
    5. Сотрудничество — одновременная направленность на удовлетворение интересов другой стороны и своих собственных. При этом для участника конфликта одинаково значимы достижение результата, сохранение и укрепление взаимоотношений. Сотрудничество протекает в форме активной совместной деятельности, а любое предложение по разрешению конфликта предполагает интеграцию интересов всех возможных участников. Интересы одной стороны не могут быть удовлетворены без удовлетворения нужд другой. В ситуации сотрудничества обе стороны остаются в двойном выигрыше: удовлетворяют интересы и развивают взаимоотношения. Сложность заключается в том, что готовность ознакомиться с иными точками зрения трудноосуществима, нелегко осознать необходимость выявления истинных потребностей и выработки альтернативы, устраивающие все стороны. Сотрудничество является адекватным типом поведения тогда, когда решение проблемы важно для всех сторон, а конфликт для его участников всего лишь эпизод в долгосрочных отношениях. Тот, кто пользуется данной стратегией, не старается добиться своей цели за счет других, а скорее ищет наилучший вариант разрешения конфликтной ситуации.

    Моральные ценности, как основы выбора стратегии в конфликте, имеют существенное значение. Так, для человека, придерживающегося стратегии сотрудничества, типично восприятие партнера по общению или взаимодействию в конфликте как уникального существа, равного самому себе. Основу главных интересов такой личности составляют стремления познать внутренний мир окружающих и свой собственный. Преобладающими установками сотрудничающей личности является готовность удовлетворять интересы обеих сторон в совместной деятельности, понять внутренний мир другого человека, обращать внимание на позитивные проявления оппонента, снижая роль негативных; установка на миротворчество и ненасилие, на сотрудничество и компромисс. В сфере эмоций преобладают установки на позитивное саморазвитие; уверенность в себе; принятие других людей такими, какие они есть, без стремления изменить, переделать их; уважение, доверие, открытость, готовность прощать, уверенность. Характерными качествами сотрудничающей личности является принятие себя таким, какой есть, самоуважение, преобладание положительного самовосприятия, вера в собственные силы, возможности, способности, самореализацию. Одной из важнейших способностей, помогающих не только конструктивно разрешать конфликты, но и эффективно общаться, является эмпатия. Развитые способности самоконтроля и саморегуляции эмоциональной сферы позволяют преобразовывать эмоции как один из основных источников конфликтов. Например, преодоление раздражения или страха влияют на изменение позиции, отношения, понимания оппонента и ситуации в целом. Творческий поиск возможностей и альтернатив способствует выходу за рамки конфликта в более широкий контекст, отыскивается не просто правильное решение, но единственно возможное и наилучшее для данных условий.
    Личность, стремящаяся к сотрудничеству, демонстрирует ненасильственное влияние и убеждение средствами логической аргументации, положительных эмоций, личного примера, нравственных убеждений. Такое поведение увеличивает возможности конструктивной работы с партнером, кооперации. Коммуникативные способности личности, ориентированной на сотрудничество в конфликтной ситуации, дают возможность установления и поддержания контакта, понимания позиции другого, управления эмоциями, уменьшения сопротивления оппонента, умения слушать и др. Направленность конфликтогенной личности в основном включает эгоистические мотивы, часто имеющие неосознаваемый характер. Убеждения конфликтогенной личности основываются на уверенности в том, что «все люди злы» и являются потенциальными врагами, которых следует либо обвести вокруг пальца, либо победить.
    При таком подходе природа человека рассматривается как изначально негативная, в которой низменные инстинкты стремятся взять верх. Ценности конфликтогенной личности могут быть по содержанию разнообразными, но их отличает высокая степень жестокости, устойчивости до упрямства, консерватизма. Они приобретают характер непреложных истин, догматических понятий. Самооценка в этом случае, как правило, завышенная. Эмоционально-волевые установки нацелены на сохранение внутренних условий, на избегание изменений, на отказ работы над собой. Межличностные отношения характеризуются неприятием других людей такими, какие они есть; стремлением изменить окружающих; недоверием; отрицанием, неуважением, закрытостью; стремлением победить, доминировать, напористостью.
    Личностные качества людей конфликтного типа могут включать излишнюю критичность, прямолинейность, настойчивость, эгоцентризм, высокомерие, пренебрежение, неадекватность самооценки, упрямство, невоспитанность, несдержанность, агрессивность, авторитарность и т. п. Очень часто конфликтогенная личность порождает особый вид конфликтов — так называемые нереалистические нецеленаправленные конфликты. В таких конфликтах отсутствует реальная цель достижения какого-либо результата деятельности. Это «конфликт ради конфликта». Для личности в них важен процесс выражения негативных эмоций. Реальный результат подменяется приобретением психологической выгоды — самоутверждением за счет других, поддержанием и укреплением собственного образа-Я, освобождением от отрицательных эмоций.

    X. Ортега-и-Гассет нашел оправдание для манипуляций со стороны человекохищников. Народ, по Ортега-и-Гассету, не обладает теоретическим пониманием бытия вещей, ему присущи только оценочные суждения. Народ никогда не имел идей о чем-нибудь, а лишь веру, эмпирический опыт, предания, поговорки. Неприспособленность к теоретическому мышлению мешает народу принимать разумные решения и составлять правильные мнения. Но без рационального понимания жизни человеческое общество было бы хаосом, даже более — «историческим ничто». Поэтому теоретическое понимание «следует втиснуть в людей под давлением извне, как смазочное масло в машину». Это навязывание общественного мнения облегчается, по Ортега-и-Гассету, тем, что массе в целом присущи врожденная психическая функция подражания, инстинкт послушания и стремление к некоторому образцу. Конечно, признает он, это навязанное общественное мнение — насилие, благодаря которому в человеческом обществе возникает господство. Но без духовной власти, без кого-нибудь, кто повелевает, без манипулирования мнением и людьми в обществе водворилась бы анархия, которая привела бы к его распаду. Тем более манипуляция необходима в современную эпоху, когда масса претендует на руководство обществом, не имея на это соответствующих способностей. Современный «массовый человек» не умеет мыслить, заявляет Ортега-и-Гассет. Поэтому формирование общественного мнения, — делает он вывод, — является «всеобщим законом тяготения политической истории».
    Подобного же образа мыслей придерживается и А. Мейер. Процесс социализации, по мнению А. Мейера, превращает индивидуума «в полезного и преуспевающего члена общества путем воспитания его в духе той роли, которую ему отводят». Социализация тесно связана с легитимацией. Под последней А. Мейер понимает процесс, направленный на то, чтобы «заставить индивидуума принять соответствующий строй таким, каков он есть, чтобы выработать у него положительное, одобрительное отношение к существующей системе и к ее институтам, к ее руководителям и к методам, с помощью которых они избираются на свои высокие посты».
     Современные средства массовой информации, считает Г. Шишков, дают господствующему классу мощное оружие подобного воздействия. С помощью их стало возможным одновременное влияние на людей, которые даже не соприкасаются друг с другом. Кроме того, для управления массой сейчас вовсе нет необходимости в вожаках, в «предводителе на улице». Средства массовых коммуникаций незаметно, тайно выполняют эту роль, и в этом их решающее преимущество перед «вождями». Как только «большая или маленькая группа людей окажется захваченной внушающей силой слов, картин, образов, распространяемых массовыми медиумами, — заявляет Г. Шишков, — в ней уменьшатся индивидуальные умственные способности и начнется сближение и унификация интересов, чувств, аффектов и способов суждений».
    Подобным образом рассуждает и Г. Франке. Предрассудки нецивилизованных народов, заявляет он, невозможно преодолеть с помощью разума, ибо «некультурный человек не способен воспринимать рациональные суждения. Единственное, что остается, воздействовать на него так, чтобы изменить его представления, а последнее возможно только на психологической основе». Почвой для манипулирования, по мнению Г. Франке, служат психологические и биологические особенности человека; одним из этих свойств, определяющих поведение человека, является подражание. Само по себе подражание, отмечает Г. Франке, является свойством, благоприятно действующим на организм. Оно служит приобретению опыта, научению индивидуума. Однако подражание, вытекающее из отсутствия собственных убеждений и неспособности современного «массового человека» мыслить критически и действовать рационально, приводит к тому, что называют модой, а также к конформизму, т.е. превращает человека в объект, на который легко оказывать воздействие.
    По мнению гамбургского психолога Г. Домицлафа, слывущего «магом массовой души», народ понимает только простые идеи, которые не нуждаются в том, чтобы быть понятыми с помощью разума. Он утверждает: «...человеческие массы невозможно воспитывать, их можно лишь дрессировать, ими можно управлять, им можно содействовать или их нужно уничтожать». 
    К. Ясперс в книге «О происхождении и цели истории» пишет, что в обществе, лишенном надежды, всегда возникает потребность в иллюзии, «в пустоте личного существования возникает потребность в сенсации, в слабости — потребности преодоления слабости и подавления слабейшего. Век изобретает теорию того, что он делает».
    Естественно, что большинство идеологов, поддерживающих манипулирование, стремятся замаскировать свое столь неприязненное отношение к массам. Их основным аргументом является ссылка на рационально-техническую организацию нашего общества. Неспособность к рациональному мышлению, по их мнению, не столько присуща массам самим по себе, сколько вызвана рационализированной технизацией современного мира. Суть подобных рассуждений теоретиков примерно такова: прогресс техники и разделение труда привели к разложению производства на простые операции, в результате которых отдельный рабочий стал использоваться для выполнения отдельных примитивных функций. Превратившись в придаток машины, в простой винтик сложного механизма, человек утрачивает контакт с конечным продуктом труда, лишается способности понимать общее значение своих действий, так как не знает, сопутствует ли им в конечном счете успех или неуспех. Сводятся на нет все его творческие навыки, мельчает и теряется опыт и т.п. Опыт приобретают руководители производства, исполнители лишаются опыта. Зато сильно развивается конформизм, являющийся выражением необходимости быстрого и точного приспособления к машине; неспособный обозреть целое, человек привыкает реагировать только на определенные возбуждения, касающиеся непосредственного выполнения его функций. Эта ограниченность человека (поскольку он определяется как элемент, как функция машины) и конформизм (стремление приспособиться к этой машине) являются той базой, на которой якобы вырастает податливость манипулированию. Манипуляция лишь приспосабливается к «пустоте», которую якобы порождает индустриальная система.
    В этих условиях возникает чувство беспомощности, появляется представление о себе как о «маленьком человеке», порождающее и развивающее конформизм. «Маленький человек» только тогда обретает уверенность, когда поверит в добродетель сил, им манипулирующих. Эту компенсацию чувству беспомощности приносят и средства массовых коммуникаций. Они сообщают человеку, кем он является, и дают ему ощущение тождества с предлагаемыми образцами; они сообщают ему, чего он хочет, они дают ему желания; они рекомендуют ему, как добиться того, чего он хочет. Массовые средства общения «втискивают» человека в рамки твердых шаблонов, утвержденных правящей элитой, и создают у него ощущение уверенности и надежности. Но одновременно в людях, захваченных внушающей силой этих медиумов, уменьшаются индивидуальные умственные способности, унифицируются интересы, чувства и мышление, что в еще большей степени увеличивает возможность манипулирования их сознанием и поведением.
    Несколько иного взгляда на технизацию придерживается американский социолог М. Чукас. Он пишет, что социальная почва, на которой возникает и получает широкое распространение манипуляция, — это борьба, которая неизменно ведется между группами, преследующими свои особые интересы и отстаивающими свое существование или добивающимися укрепления своих позиций. Перед этими группами возникает необходимость преподнести общественности свои особые узкие цели как цели, якобы отвечающие общим интересам. Правдой этого не достигнешь, и поэтому применяется метод убеждения и внушения, основанному на предумышленном обмане. Как видим, М. Чукас совершенно определенно отмечает, что действительной причиной манипулирования является не прогресс техники и средств массовых коммуникаций, а столкновение интересов социальных групп. М. Чукас определяет манипулирование как «контролируемое распространение сознательно искаженных представлений с целью побудить людей к действиям, отвечающим заранее намеченным целям заинтересованных групп». Задача, продолжает он, состоит в том, чтобы «создать человека, совершенно лишенного всяких способностей разобраться в положении вещей, критически и разумно мыслить, когда он начнет действовать под влиянием только искусственных возбудителей и направляющих внешних сил».
    При манипуляции лицо (или учреждение), осуществляющее манипулятивное воздействие, постоянно стремится к тому, чтобы индивидуум, являющийся объектом воздействия, сам счел бы тот или иной внушаемый ему поступок единственно правильным для себя. Здесь источник воздействия находится вне подвергающегося воздействию человека, однако от него тщательно стараются скрыть этот факт, пытаются убедить его, будто он самостоятельно принимает решение о том, как ему поступить. Перед манипулятором стоят две цели - создание в сознании своих жертв двойной обманной иллюзии: во-первых, что действительность именно такова, какой он ее изображает, и, во-вторых, что реакция на эту действительность зависит от усмотрения самого человека, являющегося объектом манипуляции.
    Манипулятор производит подмену истинных причин событий мнимыми, подмену движущих мотивов и целей, дезориентирующими объект в нужном для манипулятора направлении. Действительное намерения человека и народных масс устраняются, и на освобожденное место имплатируются ложные намерения. Жертвы манипуляции становятся обладателями ложного чувства правильности выбранного пути, уверенности в своем будущем. Попутно происходит разрушения традиционных духовных ценностей.
    В политических и психологических доктринах отражается общее и тайное желание правящей элиты (хотя бы и «просвещенной») – иметь народ или население, которые вели бы себя во всех сферах жизни именно так, как выгодно, удобно и приятно именно ей, элите. Стремление заручиться поддержкой широких слоев народа обусловливает в первую очередь общую стратегию скрытого и косвенного манипулирования общественным мнением, короче говоря, стратегию обмана, для достижения одобрительного отношения к деятельности элиты. Способы манипуляции  — это, прежде всего, высококачественный интеллектуальный продукт, призванный обойти защитные психологические барьеры, встроиться в душевную систему, получив контроль над деятельностью. Правящая элита умышленно используют средства массовой информации для обмана народа, стремясь затормозить развитие духовного мира людей, привить осознание себя как ничего не значащего винтика, отвлечь от насущных социальных проблем, подчинить их поведение целям, выгодных для политической элиты.
  • Пользователь
Чтобы участвовать в дискуссии, войдите или зарегистрируйтесь.

Избранное

По случаю юбилея Psychologies в России мы представляем вам наши статьи и тесты разных лет, выбранные для вас редакцией. Мы рады, что вы с нами!
5 способов выстроить отношения в пареЛюбовь5 способов выстроить отношения в паре
Когда двоим пора расстатьсяЛюбовьКогда двоим пора расстаться
Какую роль вы играете в паре?ТестыКакую роль вы играете в паре?
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье

Пожалуйста, обратите внимание на то, что в устаревших версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для устранения ошибок, обновите ваш браузер