Когда мы смотрим на наших детей

В жизни у многих из нас, где-то в разгар подросткового возраста, наступает такой момент, когда мы крайне скептически начинаем относиться к рождественским чудесам. И, собственно, не знаем почему. Из возможных причин самой правдоподобной может оказаться такая: это последствие грандиозного удара по нашему самолюбию – мы искренне верили в Деда Мороза, а потом неожиданно узнали, что весь мир нас самым плачевным образом обманывал.
alt
ФОТО Getty Images 

В жизни у многих из нас, где-то в разгар подросткового возраста, наступает такой момент, когда мы крайне скептически начинаем относиться к рождественским чудесам. И, собственно, не знаем почему. Из возможных причин самой правдоподобной может оказаться такая: это последствие грандиозного удара по нашему самолюбию – мы искренне верили в Деда Мороза, а потом неожиданно узнали, что весь мир нас самым плачевным образом обманывал. Ведь на самом деле это и есть самая большая махинация из всех, когда-либо придуманных людьми. Но как же мы могли верить в такое? Сами подумайте: пожилой мужчина, который предается благотворительности в самых радикальных формах, раздавая подарки всем детям и пролетая одновременно над всеми дымоходами на планете, – очень правдоподобно, да?

С ДЕТЬМИ МЫ СМОТРИМ ФИЛЬМ ПОД НАЗВАНИЕМ «ЖИЗНЬ»: В РОЖДЕСТВО ПОКАЗЫВАЮТ САМЫЕ ПЕРВЫЕ ЕГО КАДРЫ!

Вопрос, который действительно интересно задать себе, такой: почему мы из поколения в поколение продолжаем поддерживать этот вымысел? Какой родитель смог бы сказать своему трехлетнему ребенку: «Постой-ка, дорогой мой, ты же не будешь на самом деле думать, что этот старик с белой бородой действительно существует?!» Ведь нет! Мы все играем в эти игры! Мы все – ужасные лжецы, и потому в один прекрасный день наших детей ждет жестокое разочарование. Не правда ли, ужасно было осознать, что мы могли поддаться на подобный балаган. А еще хуже, когда нам рассказывают, как это все было устроено. Когда мы узнаем, что этот костюм филантропа натягивал на себя наш подвыпивший сосед или страдающий депрессиями дядя или отчим. Так что я снова спрошу: зачем продолжать все это? Затем, что… в глубине души у нас у всех доброе сердце! И затем, что больше всего на свете мы любим смотреть на сияющие лица наших детей. На самом деле Рождество – это видеть, как наши дети любят Рождество. Нам ведь гораздо больше нравится смотреть, как они открывают свои подарки, чем получать подарки самим, правда? Ну хорошо, буду говорить только за себя: мне всегда дарят только носки. А в восхищенных глазах моего сына я вижу отражение моего собственного детства. Его радостное изумление – тот волшебный клубок, который может вернуть меня к моему радостному изумлению. Поскольку во времена моего детства не было видеокамер (не будем пренебрегать этим средством хранения воспоминаний), от тех лет у меня остались только очень туманные образы, какие-то их обрывки. Обрывки образов, которые я могу воссоздать, глядя на моего сына. Совершенно необыкновенное ощущение. Если бы жизнь была фильмом, можно было бы сказать, что с детьми мы снова смотрим его начало, а с родителями предвосхищаем конец. Получается, на Рождество нам показывают самые первые кадры! Мы вновь становимся детьми, и нам нужно не так уж много, чтобы снова поверить в Деда Мороза. О да, как это было бы прекрасно! Он пришел бы, и я знаю, что уж он-то не стал бы дарить мне носки.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты