psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Марта Фулоп
Марта Фулоп
Марта Фулоп (Martha Fulop), социальный психолог, специалист по психологии конкуренции и гражданского общества, руководитель отдела культурной психологии Института психологии Венгерской академии наук.

Здоровая конкуренция

Многие годы социальные психологи считали, что конкуренция и сотрудничество – такие же антагонисты, как зло и добро; теперь же выясняется, что одно не исключает другого. Конкуренция – гораздо более распространенное явление, чем мы привыкли думать.

Многие годы социальные психологи считали, что конкуренция и сотрудничество – такие же антагонисты, как зло и добро; теперь же выясняется, что одно не исключает другого. Конкуренция – гораздо более распространенное явление, чем мы привыкли думать. Она охватывает не только политику и экономику. Мы соревнуемся начиная примерно с двух с половиной лет и до конца жизни: в школе, на работе, в любви, семье и даже в хобби... Конкуренция может содержать элементы сотрудничества, а может быть разрушительной для человеческих отношений. И многое здесь зависит не столько от личных качеств и конкретных условий, в которых она разворачивается, но и от типа культуры – к такому выводу мы пришли с коллегами, работая в рамках большого международного проекта по изучению стереотипов восприятия конкуренции*. В частности, мы сравнили ситуацию в трех очень непохожих странах: Японии, Канаде и Венгрии. В результате анкетирования студентов университетов выяснилось, что понимание смысла конкуренции у них кардинально различается. Так, в Японии ее цель – работа над собой, собственный рост и развитие (причем для японцев это вдвое-втрое важнее, чем для венгерских и канадских студентов); другой – это партнер и инструмент самосовершенствования, а в центре внимания находится «Я». Как написал один студент, «соревнование, которое идет на пользу обеим сторонам, важно, поскольку может повысить нашу компетентность и развить наши человеческие качества, а соревнование исключительно ради выигрыша портит людей».

Канадцы видят смысл конкуренции в усилении собственной мотивации; другой воспринимается лишь как соперник, а в центре внимания – личная победа и достижение цели. Наконец, в постсоциалистической Венгрии (как, наверное, и в России) конкуренцию рассматривают как инструмент социальной селекции, предназначенный для того, чтобы отличить успешных людей от неудачников; отношения сотрудничества с конкурентами практически невозможны, поскольку чем хуже себя покажет другой, тем лучше для меня.

Теперь, зная, что конкуренция может быть здоровой и позитивной, я бы так определила «счастливого конкурента»: он нацелен на самосовершенствование и саморазвитие, справедлив и честен по отношению к своему сопернику и способен к сотрудничеству с ним. А еще он умеет справляться и с победами, и с поражениями, не испытывая при этом зависти, злорадства, чувства вины и апатии.* Результаты исследования были изложены в докладе на 4-й Европейской конференции по позитивной психологии, Хорватия, 2008 год.

ОН УМЕЕТ СПРАВЛЯТЬСЯ И С ПОРАЖЕНИЯМИ, И С ПОБЕДАМИ, НЕ ИСПЫТЫВАЯ ЗАВИСТИ, АПАТИИ, ЗЛОРАДСТВА ИЛИ ЧУВСТВА ВИНЫ.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье