psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Мария Галина
Мария Галина
писатель, лауреат одиннадцати литературных премий. Одна из ее последних книг – «Медведки» (Эксмо, 2011).

Давайте любить старые вещи

Вы не задумывались, почему вдруг так стали популярны «старые вещи»? Скажем, кабинетные лампы прошлого или вызывающий некогда ужас «агитфарфор»?
alt ФОТО Getty Images 

У меня на рабочем столе есть стаканчик для карандашей: на самом деле это старинная вазочка костяного фарфора, которая изображает прислонившуюся к дереву девочку в смешной шляпке. «Это тебе от бабушки осталось?» – спрашивают знакомые. «Конечно», – отвечаю я. Но я вру. Девочка, шляпка и дерево куплены на блошином рынке.

Неожиданная тяга наших современников к «корням» заслуживает серьезного исследования. Почему вдруг вошел в моду «сталинский ампир» – резные, алмазной грани массивные вазы алого (медного) или синего (кобальтового) стекла? Почему стали популярны настольные «кабинетные» лампы? Фарфоровые собачки и балеринки? «Агитфарфор», которым культурные люди в советское время элементарно брезговали и который, в силу навязанного сверху плана, штамповался фарфоровыми заводами немерено?

Причин, как мне кажется, две. Первая – отрицание каждым последующим поколением опыта (и, следовательно, материального прошлого) поколения предыдущего. Поколение 20-х рубило в щепки иконы, выбрасывало на помойку портреты царской семьи и «буржуазные» милые мелочи… Поколение 30-х замазывало тушью в учебниках портреты деятелей 20-х. Поколение 50-х, с ушами, пылающими от стыда, выносило на помойки бюсты Сталина, а заодно и министерские портфели с гравированными «подарочными» плашками. Поколение 60-х боролось с мещанством и вытаскивало из малогабаритных квартир упирающиеся бабушкины буфеты – с резными дверцами, со стеклами в медных переплетах… Как результат, образовался чудовищный вакуум материальной памяти. К тому же мало какая семья даже на протяжении одного поколения прожила жизнь в одной и той же квартире. Переезды, эвакуация, выселение, расселение, ссылка, эмиграция… От семейной истории оставался только потрепанный фотоальбомда флакончик из-под бабушкиных любимых духов – куда он, кстати, подевался? Как это – выбросила?!

Второе – это появление все новых гаджетов, вынуждающее нас избавляться от старых.

Мы не успеваем привязаться к вещам и привязать к ним значимые вехи жизни (а вещи – «якоря» памяти). Виртуальность информационного пространства усиливает ощущение ненадежности, нереальности окружающего. Винтаж, даже не свой, не семейный, служит «протезом», фальш-якорем… Так будем же любить вещи – не истеричной любовью коллекционера, а спокойной привязанностью обывателя. Не будем торопиться поменять старый письменный стол на компьютерный столик, который к тому же через пару лет окажется никому не нужен, поскольку стационарный компьютер уйдет на помойку… Не станем выбрасывать бабушкин ридикюльчик, дедушкин портсигар, именные часы «Полет»… В каждой семье должна быть не антикварная, просто старая вещь с семейной историей. Если этой истории нет – можно ее придумать. Постепенно она станет настоящей.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • leongor   
    231 неделю назад

Добрый вечер! А может быть наоборот: это правильно расставаться с вещами - материальными носителями отживших свое фрагментов нашей души? Может быть целесообразно ПРОЩАТЬСЯ с ними и открывать внимание к чему-то новому?
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье