psyhologies.ru
тесты

Наши души не разлучаются…

Считать смерть разлукой способен только человек, абсолютно ни во что не верующий. После смерти души не разлучаются, если они не были разлучены при жизни, а потому применительно к посюстороннему существованию у нас столько же – если не больше – оснований говорить о разлуке. Заключенные в физические тела, мы просто-таки обречены на одиночество, и в этом смысле смерть есть своего рода выход за его пределы.

Александр Кабаков прочел для нас книгу:Марина Ранна. Любовь и смерть: путь к разлуке. Речь, 2006 Книга об опыте прощания, о разумном и достойном поведении перед лицом Разлуки.

Книга Марины Ранны написана очень искренне и… очень неумело. Впрочем, это и нестрашно: литературная мастеровитость вообще гасит искренность - неслучайно слово «искусственный» происходит от слова «искусство». А «искренность» - ключевое слово при разговоре на тему, заявленную в заглавии книги.

Об авторе книги

alt

Журналистка Марина Ранна пытается совместить собственный опыт потери близкого человека с данными новой научной дисциплины - танатологической психологии, а также с различными практиками подготовки к смерти, принятыми в духовных традициях человечества. В этом ей помогает психолог, организатор первого российского хосписа профессор Андрей Гнездилов.

«Поставьте кровать умирающего так, чтобы на нее попадало больше солнца», «Не оставляйте неизлечимо больного одного» – этих простых советов в книге немного, гораздо меньше, чем хотелось бы, но каждый из них стоит десятка страниц абстрактных рассуждений. Мы редко задумываемся над такими вещами до тех пор, пока не грянет гром, а столкнувшись с необходимостью помочь близкому человеку пережить предсмертные страдания, оказываемся совершенно беспомощны. Мы не знаем, что и как говорить, чтобы не ранить его в эти последние страшные дни, мы не умеем правильно поправить подушку или подать судно так, чтобы не оскорбить взрослого, еще недавно вполне самостоятельного человека, не представляем, как сменить на нем одежду… Именно на этих вопросах, на мой взгляд, и стоило бы в первую очередь сделать акцент в подобной книге.

Однако Марина Ранна выбрала другой путь и сконцентрировала свое внимание на душевной подготовке к тому, что она называет «разлукой». Мне этот подход не близок: считать смерть разлукой способен только человек, абсолютно ни во что не верующий. После смерти души не разлучаются, если они не были разлучены при жизни, а потому применительно к посюстороннему существованию у нас столько же – если не больше – оснований говорить о разлуке. Заключенные в физические тела, мы просто-таки обречены на одиночество, и в этом смысле смерть есть своего рода выход за его пределы. Именно поэтому книги, скажем, отцов церкви, много размышлявших о сущности расставания в этом и в ином мире, могут оказать читателю гораздо более ощутимую моральную помощь, чем «Любовь и смерть». В то же время книга Марины Ранны обладает двумя бесспорными достоинствами – доступностью и уникальностью. Говорить о высоких и важных вещах обыденным, простым языком у нас до сих пор не принято, а потому ее попытка – пусть по-журналистски грубоватая, но честная и по-своему отважная – заслуживает уважения и внимания.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Все зависимы? От привычки до аддикцииВсе зависимы? От привычки до аддикцииСмартфон, работа, секс, игры... Мы все стали аддиктами? Каждый на что-нибудь подсел? Мы задаем этот вопрос себе – и вам. Попробуем понять, где граница между привычным удовольствием и зависимостью, и разобраться, почему мы в неравном положении перед лицом соблазнов. Все статьи этого досье
Все досье