psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Виктор Каган
Виктор Каган
психотерапевт, доктор медицинских наук. Среди его книг – "Петли времени" (Водолей, 2012), «Искусство жить» (Смысл, 2013).

О советах

Для чего мы просим совета, если так редко ими на самом деле пользуемся? Точка зрения психотерапевта.
alt

Сходиться – не сходиться, разводиться – не разводиться, покупать – не покупать... и вообще, жить или уже хватит? Не знаешь как быть – посоветуйся, люди плохого не посоветуют. Советуешься – и... хотел как лучше, а получилось как всегда. Так зачем ходил? Действительно, за чем ходим и чего ждем от совета?

В совете нуждаешься, когда сомневаешься. Со-мнения – несколько мнений, между которыми сам не можешь выбрать. Белого петуха резать или черного? А сказать себе, что резать ни одного из них не хочешь, почему-то не выходит. Вышло бы – нашел бы решение сам, обошелся бы без советов.

Один из парадоксов состоит в том, что ищешь не любого, пусть и умного-переумного, совета, а поддержки во мнении, которое уже есть, но заявить о себе и отлиться в действие не решается. Знаем, чего хотим, но почему-то не позволяем себе знать, что знаем. Советы «мимо» не принимаются, дающие их выглядят плохими советчиками. Идешь искать других – хороших, которые «поймут» тебя, попадут в резонанс с тем, что знаешь, не зная.

Подводный камень – обманчивая легкость перевода стрелок ответственности на советчика, который на самом деле за результаты не отвечает. Дело ведь не только в том, что посоветовано, но и в том, как следуешь совету. «Прикажи!» Но если вместо забивания по шляпку одним ударом гвоздя приказа в головы излагаешь его содержание тихим голосом в десятке фраз, приказа не получается. Точно так же, как подход строевым шагом к «объекту», который посоветовали ласково обнимать, не приведет к успеху.

Другими словами, совета мы ищем «по себе», а не «по уму». Один получает совет непременно заключить брачный договор – и не заключает, другому советуют: «Ни в коем случае!», а глядишь – и договор подписан. За такими расхождениями обычно стоит прозрение того, чего же ты на самом деле хочешь. Так, может быть, задать себе этот вопрос сразу и попытаться конкретно ответить на него, а не витать в облаках красивых, но расплывчатых слов?

И да минует нас участь встречи с советчиками-волонтерами, не ждущими, пока спросят совета, и активно приходящими на помощь. Они знают все, не обязательно зная хоть что-то. «Мне грустно», – скажете вы и в ответ выслушаете от «Держи себя в руках» (кто бы мне рассказал, как это делать и за какое место держать) до бог весть чего. Они лучше всех знают, как правильно мыть посуду, и могут, будучи историками, советовать опытному инженеру, как обходиться с плюсом и минусом. Они и помочь могут быть рады, но из их помощи будет выпирать самоутверждение, удовольствие от роли сильного, учителя, родителя.

Даже психологам-консультантам трудно бывает освободиться от влияния собственного жизненного опыта на рекомендации. «Обычным» людям – тем более. Когда «залетевшая» девчонка боится сказать об этом дома и открывается учительнице, что она услышит? Вспоминаю своих пациенток... Мечтающая о детях бездетная учительница советовала непременно сохранять беременность, ведь дети – это такое счастье. Другая, измученная парой беспокойных детишек, говорила, что ни в коем случае. Третья, оказавшаяся в учителях без тени призвания к этому, бодро долдонила расхожие фразы, не вникая в ситуацию девочки. Четвертая... пятая... За советами вступить в брак или развестись могут стоять не очень осознаваемые желание убедить себя в правильности собственного положения или неосознаваемое «пусть тоже помучается». Ум и хорошее отношение к вам далеко не всегда в состоянии контролировать такие вещи, если предмет ваших сомнений ассоциируется с чем-то своим и особенно со значимым, болящим своим.

И вот он – хороший совет от правильного человека. И сил – через край. Но между «получить совет» и «воспользоваться им» есть некий зазор для принятия решения. Совет разрешил мне делать, но делать ли – решаю я сам. И ответственность за то, что собираюсь сделать, несу сам. Это в чем-то изменяет меня и ставит перед вопросом, следовать ли совету. Ответом на него завершается процесс «посоветоваться», потому что ходил я не получить совет, а именно посоветовать-ся – с помощью другого посоветовать себе.

читайте такжеЯ не умею принимать решения
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


"Ищешь не любого, пусть и умного-переумного, совета, а поддержки во мнении, которое уже есть, но заявить о себе и отлиться в действие не решается. Знаем, чего хотим, но почему-то не позволяем себе знать, что знаем. Советы «мимо» не принимаются, дающие их выглядят плохими советчиками. Идешь искать других – хороших, которые «поймут» тебя, попадут в резонанс с тем, что знаешь, не зная". Какая замечательная статья... "Отрезонировала" с моим внутренним миром. :)
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье