psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Виктор Каган
Виктор Каган
психотерапевт, доктор медицинских наук. Среди его книг – "Петли времени" (Водолей, 2012), «Искусство жить» (Смысл, 2013).

Рабочая скука

Согласно последним исследованиям, если работа не соответствует уровню полученного образования, велика вероятность развития депрессии. Неужели дело только в скуке и ущемленном самолюбии?
Скучно. Значит, вы исчерпали себя на этом месте? Или просто перестали ценить то, что имеете?

Натолкнулся на интересное сообщение. Бельгийские ученые сопоставили уровень образования и род занятий у 16 тыс. человек в 20 странах Европы и обнаружили, что у людей с «избыточным образованием», чья квалификация выше, чем требует текущая работа, повышена вероятность развития депрессии.

Что – горе от ума и не стоило столько вкладываться в учебу? С одной стороны, очевидно: закончивший балетное училище не будет счастлив на подтанцовке. С другой – сколько классных танцоров были бы счастливы оказаться подтанцовщиками в спектакле с Барышниковым. Так, может быть, дело не только в образовании и проявляется это не только в работе?

Вспоминаю прекрасного инженера без малейших признаков депрессии в начале 1990-х, хотя в то время ей пришлось несколько лет торговать вещами на рынке. Вижу друга, счастливого в школьном учительстве, хотя он перебрался в те же годы с хорошего места в НИИ. Оглядываюсь на собственный опыт, в котором нахожу и депрессивные периоды на соответствующей всем моим дипломам престижной работе, и счастливые времена на работе, которой друзья удивлялись, мол, как же ты так низко пал? И нахожу лишь один ответ, возвращающий меня в ранние 1970-е: тогда, работая с детьми и встречаясь с так называемой школьной усталостью в разных ее проявлениях, обнаружил, что, когда ребенку интересно, он неутомим, а когда нет – валится от усталости после пары уроков. Так может быть, дело не в том, соответствует ли работа образованию, а в том, интересна ли она мне?

Тогда остается выбор: либо требовать от работы и жизни, чтобы они были интересны, либо посмотреть, что лишает интереса к ним и можно ли что-то изменить. Конечно, интереснее на работе, дающей возможность не только реализовывать себя как профессионала, но и профессионально развиваться, получать признание и достойный заработок. Но все эти вещи относительны, и то, что хорошо и интересно одному, может быть плохо и скучно для другого.

читайте такжеМихай Чиксентмихайи «Поток: психология оптимального переживания»

Больно бьющие грабли, на которые мы, однако, сплошь и рядом наступаем, – это чувство собственной важности. Мужчина в самом соку, классный водитель второй год без работы, не слезает с дивана и заливает свою депрессию спиртным. Говорю ему, мол, можно частное такси организовать, а он: «Ты что?! Не понимаешь? Я же ди-рек-то-ра какого завода возил!» Ему все, кроме того черного авто, в котором директор от него зависел не менее, чем он от директора, – скука подплинтусного существования.

Из этого же разряда слишком высокие претензии и ожидания при неготовности к марафону. Бегунам на короткие дистанции нужно все, много и сразу. «Тебе хорошо, – говорит приятель после пары лет работы, – ты уже, а меня как засунули в операционную, так и торчу там». Другой пятый год урчит от удовольствия, оперируя, и счастлив.

Центропупизм с завышенной самооценкой, когда все – от начальства до сотрудников – не дают тебе развернуться и сводят на нет все твои усилия, словом, дураки дурацкие.

Нехватка гибкости заставляет держаться привычного – новое, даже само по себе интересное, но требующее усилий приспособления к нему, врабатывания, убивает интерес и подавляет.

Трудно, когда работа не соответствует характеру. «Живчику» смертельно скучно сидеть целый день на месте, размеренному неторопливому педанту – на требующей подвижности и частых переключений работе.

Легкое вхождение в роль ученика может казаться слабостью, но на самом деле очень помогает с интересом учиться тому, что вроде бы никак не соответствует образованию.

Часто оказывается, что важны не только совпадение работы с квалификацией и уровень работы, но и возможность испытывать себя и поднимать планку. Стабильность легко оборачивается вязкостью застоя.

Еще один подвох – расхождение, скажем так, романтически-идеализированных представлений о работе и ее реальности. Как красиво быть учителем! И какая тоска – год за годом изо дня в день талдычить этим шалопаям одно и то же.

А за всем этим – отношение к жизни. Как один мудрый человек сказал, не так важно, как ты зарабатываешь, если ты любишь жизнь. Если ты ее любишь...

читайте такжеМы можем реализовать свой потенциал
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Абсолютна согласна, что именно нехватка гибкости, нежелание даже чуть-чуть подвергнуться риску "приковывают" к надоевшей работе. А ведь бывает, что и в рамках своей профессии, и в стенах свой организации можно найти нечто новое, более интересное.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье