PSYCHOLOGIES №9

Черты явного героизма

В лечении некоторых заболеваний на Западе применяются технологические решения, недоступные в России. В первую очередь это касается химиотерапии при онкологических заболеваниях. Однако чем объяснить, что иногда люди, которые могут себе позволить лечиться в любой элитной клинике мира, предпочитают российского хирурга? И зачем некоторые пациенты годами копят средства на заурядную операцию в Германии, которую можно легко выполнить у нас?
Черты явного героизма
ФОТО Getty Images 

Базовый вопрос – в доверии. Обращаясь за медицинской помощью в Европе, пациент получает не только улыбающихся медсестер, вежливого врача, кофе в постель и отремонтированные палаты с туалетами (хотя все это важно). Он получает жесткий стандарт, «нижнюю планку» качества, набор дорогостоящего оборудования, соответствие протоколам лечения. Гарантирует ли это от осложнений? Любой информированный пациент понимает, что нет; более того, европейские клиники исключительно осторожны и в случае проблем им весьма трудно предъявить претензии. Однако это – «защита от дурака»: пациенту не отрежут левую ногу вместо правой, образно выражаясь.

Например, немецкая система здравоохранения, которая знакома мне по обучению в Германии, – мощная машина, где каждый специалист превращается в ее хорошо смазанный винтик. Из этой машины «высовываются» квалифицированные руки, которые оказывают хирургическую помощь, – больной может так никогда и не узнать, кто его оперировал. Когда нужна диагностика, будет использовано все, на что способна современная наука. И именно к этому стремятся пациенты, отправляясь на лечение в Германию. Они платят за качество, которому доверяют и о котором не надо думать.

Качественное врачевание, которое на Западе является спокойным, регламентированным и высокооплачиваемым трудом, в нашей стране имеет черты подлинного героизма

Традиции советской медицины (а мы, так или иначе, родом оттуда), порой спорные, но яркие, – это царство индивидуальностей, где каждый врач немножечко божество, всесильное и могучее, одновременно хирург, терапевт, психолог и мыслитель, способный решать нетривиальные задачи, опираясь только на свои знания и умения. Ведь профессиональное самосовершенствование у нас не только не поддерживается системой, а идет вразрез с ней. Хочешь читать иностранные журналы? Выписывай за свой счет и читай. Нужны билеты на конференцию? Подрабатывай и покупай. Хочешь работать по европейскому стандарту? Пожалуйста, только объясни это администрации, которая навязывает нечто древнее и неадекватное.

Способствует ли такая непростая система росту отдельных высокопрофессиональных врачей? Конечно. И я не раз убеждался в этом, видя творческие и смелые решения российских коллег. Парадокс в том, что качественное врачевание, которое на Западе является спокойным, регламентированным и высокооплачиваемым трудом, в нашей стране имеет черты подлинного героизма. Пожалуй, существовать в этой системе в качестве врача нелегко, а в качестве пациента порой и рискованно.

Что же делать?

Думаю, пациенту имеет смысл тратить больше усилий на поиски «своего» врача, того самого, который подходит для решения конкретной проблемы. А мне и моим коллегам остается действовать по старому принципу «делай, что должно, и будь что будет».

P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты