psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Василий Костырко
Василий Костырко
культуролог, литературный критик.

Мои котики и их неврозы

Никогда не понимал котовладельцев и котопоклонников. Но все-таки решил разобраться, за что же они так любят кошек.
alt

Никогда не понимал котовладельцев и котопоклонников. Не представлял себе их внутреннего мира. От котов всегда держался на расстоянии – к тому же еще на пороге туманной юности услышал от врача-аллерголога, что я и котики – вещи несовместные.

Несколько раз судьба сводила с «женщиной-кошкой». Как правило, это вкрадчивая, к месту и не к месту мурлыкающая собирательница сувениров на кошачью тематику, превыше всего ставящая свое право «гулять сама по себе». Дома у нее, разумеется, тоже постоянно что-то мяукает и дерет ковер.

Истории наших взаимоотношений имели один сюжет: сначала трогательные аватарки в соцсетях, а потом, уже после, – следы когтей там, где у людей обычно кошки скребут. Женщины-кошки казались мне воплощением коварства и эгоизма.

Мое близкое знакомство с котиками состоялось в более зрелом возрасте, когда я был уже человеком сформировавшимся и способным на непредвзятую оценку явления. От друзей (семейных) стали поступать просьбы пожить с их питомцами в отсутствие хозяев, кормить их и какое-то время согревать душевным теплом. И по мере накопления опыта я стал понимать, что мой первоначальный взгляд на проблему, мягко говоря, был поверхностным.

читайте такжеЧто в нас осталось от животных?

Котики – существа сложные. И не могла, соответственно, быть простой жизнь их хозяев.

Случаи, которыми я делюсь ниже, как принято говорить, имели место в действительности. Однако, поскольку тайна частной жизни для меня свята, я не буду пользоваться настоящими именами котиков, с которыми жил.

Первого моего поднадзорного я назову Писатель (особенно он любил оставлять записи на кожаном диване, который я потом истерически пытался отскрести). Впрочем, он и в психологи вполне мог бы пойти, и в педагоги.

Интеллигентен. Обычно лежал на толстом литературном журнале, который редактировали хозяева.

Тактичен. Свое кураторство надо мной старался не афишировать. Правда, по вечерам не выдерживал – запрыгивал ко мне в постель проверить, все ли в порядке. На фотографиях видно: чтобы быть со мной на одной волне, он копировал мое выражение лица (лучше бы он этого не делал). Еду выпрашивал явно не с голодухи, а потому что таков порядок. Чтоб было потом за что меня уважать.

Недостаток у Писателя был только один: привычка орать среди ночи страшным толстым голосом в соседней комнате. Казалось, что там чудище метр в холке высотой. Предполагаю, что собственная линия поведения (быть человеком, причем не абы каким, а хорошим и понимающим) страшно изматывала его. Так что когда сгущалась тьма, он просто позволял себе немного расслабиться и побыть собой.

alt

Второй котик – назовем его Артист – был юным и игривым. Среди ночи он с воплями просился в спальню, сбрасывал со стола на пол мой мобильник, который, естественно, распадался на части (корпус, аккумулятор, крышка), и гонял их лапой по полу.

Всякое действие мое он воспринимал как игру лично с ним и вообще не мог оставаться без внимания надолго. Если я засиживался за компьютером и забывал о нем, Артист подбегал сзади, прыгал на меня, вцеплялся в спину когтями, затем бежал на кухню и, дрожа от ужаса, прятался под раковиной за мусорным ведром. Мол, я бедный несчастный котик и сейчас меня будут зверски бить. Страх и трепет! Униженные и оскорбленные!

Как-то меня познакомили с одним персидским котиком (будем называть его Востоковед). Спал он уже не на журналах, а на научных монографиях. Вид, как и положено «персу», он имел царственный и брюзгливый.

Хозяев будил рано утром ударом лапы по лицу. Когтей, спасибо, не выпускал. Принадлежность к кошачьей аристократии была для Востоковеда сплошным мученичеством. «Перс», как известно, болеет, если хозяин не капает ему в глаза лечебный состав, не расчесывает ему шерсть двумя видами щеток и не моет его трижды в неделю разными шампунями. Разумеется, сам Востоковед терпеть не мог эти церемонии и, почуяв приближение помывки, прятался под диваном, но долго отсиживаться не мог и в конце концов попадал в хозяйские руки.

Однако жил ли этот восточный деспот только для себя? Безусловно нет. Востоковед чах без поклонения. В частности, не мог есть в одиночестве – без зрителей он умер бы от голода перед миской, полной еды.

Разумеется, не всем рассказам про котиков я верю. Например, сомнение вызывает история про кошку-бандеровку, которая за попытку навязать ей георгиевскую ленточку сломала хозяину два ребра и опрокинула шкаф.

Но думается, что основной посыл я уловил верно. В большинстве своем эти существа демонстрируют свою няшность лишь когда голодны и знают, что ты и только ты стоишь на раздаче. Насытившись же, ласковые и чуткие ангелы начинают царапаться и кусаться. Человечными их делают только неврозы.

Моя персональная картина мира, прежде устойчивая и простая, стала усложняться. Я осознал, что котопоклонницы и котовладелицы никак не могут быть эгоистками. Напротив, их жизнь – это бескорыстное служение существам, которые способны любить только самих себя.

Если есть котик, то муж уже не проблема. Муж понимает человеческую речь, может осознать собственные ошибки, способен на заботу и благодарность. Лишь бы ужился с котиком.

читайте такжеДумать по-кошачьи
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Hoppydry   
    133 недели назад

Интересно, сколько лет автору статьи, если аватарки в соцсетях стали средством общения лет 5 назад. За столь короткое время автор достиг "более зрелого возраста"? И за это же время успел сменить несколько женщин-кошек?
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье