psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Леонид Кроль
Леонид Кроль
психолог, профессор НИУ «Высшая школа экономики», директор Института групповой и семейной психологии и психотерапии (ИГиСП), президент издательства «Класс». Автор нескольких книг по психологии, коучингу и бизнес-тренигам, последняя – «Власть. Деньги. Любовь. Видеть ясно» (Класс, 2015). Автор проекта «Инкантико», incantico.com

Медея и ее бабушка

Семейное прошлое влияет на наше настоящее. Хорошо, когда это влияние, как минимум, осознается - тогда есть шанс принимать собственные, не обусловленные лишь (негативным) опытом предков, решения.
alt

Не стоит искать здесь намек на античный сюжет. Это всего лишь настоящее имя моей клиентки – для меня есть что-то важное в нем. Может быть, оно и подсказало мне вопрос о ее родовом прошлом.

Директор по персоналу крупной компании, красивая и статная женщина за сорок, тщательно следит за собой. Структурирована сама и того же ждет от сотрудников. Хочет знать, как лучше вести переговоры. Слишком прямо держит спину. Смотрит в глаза, помнит о своем достоинстве – все это тоже словно слегка чересчур. Вряд ли она позволит себе спросить у мужчины, как ей жить.

Я выбираю, с чего начать беседу. Не подойдут сентенции про отдых, стресс, управление временем: она сама прекрасно умеет и планировать, и расслабляться, знает вкус к жизни. Тогда я прошу ее рассказать о своих бабушках и дедушках – коротко, из собственной памяти или из семейных легенд. Не так уж часто я спрашиваю про это. Но на этот раз мне хочется перед разговором «о деле» узнать вместе с Медеей, о чем могут быть ее искренние, а не формально заданные вопросы...

Через пару минут передо мной – другой человек. Текут слезы, речь теряет гладкость и последовательность. Открытием оказывается картинка про бабушку. Та вела большой дом, стояла у окна в кухне и видела как на ладони все, что происходит во дворе. «Так это же я сегодня. Я ведь тоже стою у окна и вижу весь двор», – сказала Медея. Конечно, она имела в виду работу и свою роль в ней.

читайте такжеЯ учусь понимать свою семью

С бабушкиных времен большую семью разбросало. Дороги, нищета, унижения, выживание, красные и белые, русские и немцы. Утекло много воды, и вот невыплаканная семейная история хлынула со слезами. Она, конечно, не сформулировала это именно так, но, может быть, спина была тайной меткой фамильной цельности, передаваемой по наследству? Последним достоинством, которое не смогли отнять у гордого некогда рода. И вдруг оказалось возможным не держать больше всю эту тяжесть своей прямой и несгибаемой спиной. Здесь и теперь достоинство заключалось в том, чтобы плакать, чувствовать, обрести возможность быть разной – молчать, говорить невпопад, улыбаться сквозь слезы, быть собой, не изменяя прошлому.

Конечно, формат коучинга подразумевает упорядоченность и серьезность, формулировку вопросов, рамку, опору на ресурсы.

В нашем случае все это было впереди. Дальше мы с Медеей разбирали ее переговорные ситуации с начальником и сотрудниками. Это оказалось просто, понадобилось совсем немного слов. Масштаб того, что она пережила за несколько минут в начале встречи, помог иронично и легко обсуждать непростые отношения сегодняшнего дня.

читайте такжеЛишний вес... семейной истории
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье