psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Дмитрий Леонтьев
Дмитрий Леонтьев
психолог, доктор психологических наук, заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ «Высшая школа экономики», профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Автор нескольких книг, среди которых – «Психология смысла» (Смысл, 2007).

Можно ли поступаться принципами?

«Платон мне друг, но истина дороже», – сказал античный мудрец, и мы часто цитируем эти красивые слова, чтобы подчеркнуть: принципы в нашей жизни играют первостепенную роль.

Однако логическим следствием из этого утверждения становится возможность легко жертвовать во имя тех или иных принципов друзьями, семьей, собственной внутренней цельностью, наконец… Иными словами, чем истина дороже, тем друзья дешевле. Впрочем, ничем не лучше и обратный вариант: ради дружеских (вариант: семейных, партийных, корпоративных) отношений не считаться со своими принципами (истиной, законом, справедливостью). Выбирать между хорошим и плохим – дело нехитрое, но как определиться между двумя подлинными ценностями?

Конечно, принципы бывают разными – как, впрочем, и друзья. Если друг не может понять наше желание быть последовательными (пусть даже наши принципы сомнительны или заведомо неправильны), то друг ли он нам? Но и цена принципам, ставящим абстрактные идеи выше живых людей, невысока. Хотя бы потому, что в конечном счете идеи служат людям, а не наоборот.

ИДЕИ СЛУЖАТ ЛЮДЯМ, А НЕ НАОБОРОТ. И НЕВЫСОКА ЦЕНА ПРИНЦИПАМ, СТАВЯЩИМ АБСТРАКЦИИ ВЫШЕ ЖИВЫХ ЛЮДЕЙ.

Убеждения, принципы, ценности очень важны для нас. Они дают внутреннюю опору в самих себе, помогают сохранять устойчивость под жизненными бурями, чувство своего «Я». Однако, чтобы вырасти, измениться (а это бывает необходимо и взрослым людям), нам приходится вылезать из старой, стесняющей движение и дыхание системы убеждений и разрабатывать новую – по новой мерке. И нередко именно конфликт убеждений с верностью дружбе служит толчком к такому росту и изменению. Не так важно, как конкретно разрешится этот конфликт, – потенциал роста заключается в мучительном его переживании и осознании (хотя не всегда есть однозначные решения).

Польский психолог и психиатр Казимеж Домбровский (Kazimierz Dabrowski) раскрыл неизбежность и даже необходимость позитивной дезинтеграции – разрушения старых структур, для того чтобы на их месте сложились новые*. Однако подлинно позитивной дезинтеграция становится лишь в тот момент, когда без нового уровня понимания мы не можем решить важную жизненную задачу.

Отсюда и парадокс: принципами поступиться можно именно тогда, когда чувствуешь, что нельзя. И если это подлинная жертва ради чего-то более важного, она не бывает разрушительной для нашей личности, скорее наоборот. А вот безмятежное приспособленчество, когда поступаться принципами легко и приятно, – опасно. Ведь никто не застрахован от того, что однажды опору мы сможем найти только внутри себя. Если, конечно, она не пошла в размен….* K. Dabrowski «Positive Desintegration». Little Brown & Co, 1964.

читайте такжеЯ хочу, чтобы меня все любили
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье