Миф о пользе депрессии

Мой пациент, назовем его Джек, – юрист 47 лет, успешно работающий в крупной юридической фирме. В какой-то момент он перестал справляться с постоянным стрессом и оказался в сильнейшей депрессии.
Миф о пользе депрессии

Он потерял аппетит, похудел, страдал бессонницей, полностью утратил интерес к занятиям спортом и игре на бирже, с трудом общался с женой и детьми. Его все чаще посещали мысли: «Не пора ли покончить со всем этим?» И только после начала психотерапии и лечения с помощью антидепрессантов ему стало лучше. Через полтора месяца к Джеку вернулось большинство утраченных желаний, а еще через два месяца, по его словам, он «почувствовал, что наконецто вернулся к самому себе».

Те, кто погружен в депрессию, ощущают: их душу будто украли. и только выздоровев, они могут вернуться к самим себе

Я думал о Джеке, читая рассуждения модного журналиста Джоны Лерера* о «светлой стороне» депрессии: ее предлагается рассматривать как состояние, которое может оказаться продуктивным и многому нас научить. Действительно, и писатели, и мои коллеги иногда склонны называть депрессию «очистительной силой» или «попыткой адаптироваться к новым обстоятельствам». Однако мой опыт говорит мне нечто совсем иное. Люди с депрессией, которых я консультировал за последние 30 лет, почти никогда не оценивали свое состояние как некий «духовный бонус». Напротив, они чувствовали себя так, будто их души были украдены и только после излечения депрессии душа к ним вернулась.

Часто приходится слышать, что антидепрессанты – это ложный выбор. Джона Лерер, например, утверждает, что люди, которые выходят из депрессии с их помощью, не в состоянии в дальнейшем самостоятельно справляться с жизненными проблемами. Но ведь медикаменты, в ряде случаев жизненно необходимые, отнюдь не отменяют полноценной психотерапии. И нет никаких убедительных доказательств, что антидепрессанты в дальнейшем подавляют способность справляться с проблемами самостоятельно.

Вместе с тем в предупреждении повторения депрессии удачная психотерапия может иметь больший положительный эффект, чем одни только антидепрессанты, а в лечении нетяжелых форм депрессии именно психотерапия является первым выбором.Разумеется, мы не должны отрицать того, что та часть нашего «Я», которая вызывает депрессию, – отражение сложной, удивительной человеческой природы.

Но поэтизировать депрессию крайне опасно, так как в этом случае есть риск надолго остановиться в этом состоянии, пренебрегая помощью и полагая, что это само по себе приведет к новым жизненным ориентирам. Нельзя питать иллюзии, что депрессия может помочь нам решить сложный комплекс проблем. Это, по моему мнению, крайне деструктивный миф – пусть и созданный из самых лучших побуждений.

* Джона Лерер (Jonah Lehrer) – журналист, блогер, сотрудничает с изданиями The New York Times, The Washington Post, Nature и Wired, автор научно-популярных книг, среди них – бестселлер «Как мы принимаем решения» (Corpus, 2010).

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты