psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Елена Перова
Елена Перова
клинический психолог, переводчик книг «Основы теории объектных отношений» Дж. и Д.Шарффов, «За пределами самости» Фрэнка Саммерса, «Психосинтез. Принципы и техники» Роберто Ассаджиоли и «Поток. Психология оптимального переживания» Михая Чиксентмихайи.

Откуда в интернете столько злобы?

Интернет – особый мир со своими законами. И законы эти просты и понятны: пиши что хочешь и кому хочешь. Комплиментами пользователи особенно не раскидываются, а вот написать едкий, иногда оскорбительный комментарий, осудить, обругать – это пожалуйста. Мы попросили психолога Елену Перову помочь понять, откуда столько злобы в интернете.
Злость в интернете ФОТО Getty Images 

Интернет – это особый мир со своими законами. Информация там распространяется быстрее и проще. Любой читатель теперь может сообщить свое мнение о книге ее автору. Можно стать спонсором нового альбома любимой группы, благодаря чему музыканты получают независимость от звукозаписывающих компаний. Простой человек получил невообразимую прежде возможность быть услышанным, и он активно пользуется ею, не боясь высказываться по самым разным вопросам – в том числе и по тем, в которых ничего не смыслит. Довольно быстро оказалось, что это стимулирует проявление отнюдь не лучших человеческих черт.

Шотландский журналист Джон Ронсон в своей лекции на TED Talks вспоминает о том, с какого воодушевления начинался Twitter: «В ранние годы своего существования Twitter был пространством освобождения от стыда. Люди выдавали свои самые сокровенные секреты, а читающие признавались: «Боже мой! Я точно такой же или такая же». Люди без шанса высказаться осознали, что у них есть голос и что он силен и выразителен. Если в газете появлялась колонка расистской или гомофобной направленности, мы понимали, что с этим можно покончить. ...Если сильные мира сего злоупотребляли властью, мы призывали их к ответу. Это было как демократизация правосудия. Иерархии были сметены. Мы собирались изменить мир к лучшему».

Каждая популярная площадка быстро становилась массовой, и там начинали происходить истории совсем другого рода. Пользователи объединялись против кого-то одного и начинали его целенаправленно травить

Русским интернет-пользователям подобное воодушевление приносил Живой Журнал в ранние годы его существования. Но каждая популярная площадка быстро становилась массовой, и там начинали происходить истории совсем другого рода. Пользователи объединялись против кого-то одного, совершившего, с их точки зрения, нелицеприятный поступок или просто оплошность, и начинали его целенаправленно травить.

Ронсон рассказывает историю Джастин Сакко, американки, пошутившей в Twitter на тему африканцев и СПИДа. Она написала свой пост, садясь в самолет в Кейптаун. На тот момент у нее было 170 подписчиков. Пока она летела, ее ретвитнул популярный журналист, и когда Джастин приземлилась, ее твит был первым в мировом рейтинге. Поднялась настоящая цунами ненависти к ней.

Ее шутка была действительно неумной, но заслужила ли она то, что получила? Незнакомые люди (интересно, были ли среди них те, кто ни разу в жизни не сел в лужу, неуместно пошутив?) с восторгом оскорбляли ее, призывали ее уволить (и ее в самом деле уволили), изнасиловать и заразить СПИДом. Это продолжалось много недель. По словам Ронсона, который встречался с Джастин, жизнь ее была уничтожена.

Недавно я наблюдала похожую, хотя и не такую масштабную историю в русском Facebook. Пользовательница выложила фотографию машины с отчетливо читающимся номером и с обидой рассказала, что из этой машины ребенок выкинул в окно мусор, а водитель (мама ребенка) грубо ответила на замечание. Уже через пару часов имя хозяйки машины стало известно. Выяснилось и то, что она не из Москвы, а по профессии – филолог. Полились ушаты грязи и на эту женщину, и на приезжих из провинции, которые «гадят в нашей Москве». Пользователи издевались над ее именем, призывали найти ее и накидать ей в машину мусора, обзывали «свиньями» ее саму и ее дочь. Появлялись все новые и новые комментаторы, как акулы на запах крови.

Высказывая негативную оценку чьих-то действий, мы тем самым утверждаем: мы-то не такие, мы лучше. Мы не отпускаем расистских шуток и не выбрасываем мусор в окна

Почему так происходит? Во-первых, унизить другого – это самый простой способ почувствовать себя на высоте. Высказывая негативную оценку чьих-то действий, мы тем самым утверждаем, что мы-то не такие, мы лучше. Мы не отпускаем расистских шуток, не выбрасываем мусор в окна (даже если мы просто забыли об этом). Во-вторых, играет роль эффект массовости. В толпе единичный человек практически не ощущает ответственности: «Все кидали камни, и я кинул. А что такого?» И наконец, в-третьих, все происходит в интернете, где человек обезличен – ответственность еще больше снижается. Неоднократно отмечалось, что в личном общении люди ведут себя куда более вежливо и тактично, чем в том же ЖЖ.

читайте такжеСоциальные сети: о чем говорят фото в вашем профиле

Понятно, что нарваться на хамство мало кому хочется. Однако в интернете происходит много важного и интересного, и уходить оттуда тоже нет желания. Подумайте, с какой аудиторией вы хотите делиться тем, что пишете. Изучите настройки приватности соцсетей. Не добавляйте в друзья людей, которых лично не знаете. Публикуя объявление в публичном пространстве, будьте внимательнее к тому, что пишете. Если же вы хотите написать в открытое сообщество пост на чувствительную тему (как видеоблогер Эм Форд, вывесившая в Youtube ролик про то, как люди в интернете оскорбляли ее сначала за проблемную кожу, а потом – за использование косметики), осознавайте, что совершаете Поступок во имя Цели, и будьте готовы к порции негативной реакции. Можно утешить себя мыслью, что люди пытаются повысить самооценку за ваш счет и просто не смогли это сделать никаким иным способом. Можно брать пример с икон российского феминизма – вот уж кто развил в себе железное самообладание перед лицом любых нападок.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье