psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Людмила Петрановская
Людмила Петрановская
семейный психолог, специалист по адаптации приемных детей, автор нескольких книг, в том числе "Что делать, если..." (Аванта+, Астрель, 2011), "Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка" (АСТ, 2015). Автор одного из самых читаемых психологических блогов ludmilapsyholog.livejournal.com

Жить в ладу с детьми и с собой

Не общаться с бывшим супругом после развода и препятствовать его встречам с детьми - еще не так давно это была довольно частая ситуация. Времена медленно, но все же меняются.
alt ФОТО Getty Images 

Еще совсем недавно, во времена наших прадедов, развод был редкостью, чем-то почти невероятным. Браки были так же, как сейчас, разные, счастливые и не очень, но они обычно сохранялись. А если дети оставались с одним из родителей, то только в результате трагедии – смерти отца или матери.

Потом времена изменились, и сегодня мы сохраняем супружеский союз, только если нам в нем по-настоящему хорошо. И не держимся за отношения, если союз перестал быть счастливым. Развестись юридически легко, это не становится больше ни финансовой катастрофой, ни крахом социального статуса. Но это по-прежнему очень больно. Потеря брака – это всегда потеря близкого человека, важных отношений. Часто это множество тяжелых переживаний: обиды, ревность, гнев, разочарование, тоска. С этим нужно справиться. А если рядом ребенок – маленький, ничего не понимающий, или постарше, страдающий вместе с родителями, или подросток, у которого к собственному кризису прибавился кризис семейный?

Когда в 1970–80-е годы нашу страну захлестнула волна разводов, мало кто из взрослых мог думать о детях. Все силы уходили на борьбу с «ним» или с «ней». Очень часто после развода дети больше не могли видеть одного из родителей (обычно папу) и даже бабушек, дедушек, теть и дядь с его стороны. Считалось вполне нормальным «открывать ребенку глаза» на то, как плох второй родитель. Обычным делом было устроить ему «сцену ревности», если он все же скучал и хотел общаться. Многие мужчины искренне верили, что раз они больше не любят эту женщину, то и дети теперь не имеют к ним отношения, и вообще они ничего не должны «этой стерве». Ослепленные своими обидами и разочарованиями, взрослые совсем не думали о чувствах детей, не берегли их, не могли стать для них надежной опорой в непростое время.

Вспоминается рассказ одной известной актрисы о дне рождения ее шестилетнего сына. После шумного дня с гостями и подарками мальчик все никак не шел спать, все крутился у телефона. Мама понимала: он ждет звонка отца, с которым у нее был очень болезненный развод и крайне плохие отношения. Телефон молчал. Мысль самой позвонить «этому негодяю» даже не приходила маме в голову. И жалко было сына, но и злорадная мысль посещала: вот, пусть видит, что он отцу не нужен. Как потом выяснилось, на другом конце телефонного провода в это время сидел отец мальчика, которой весь день хотел ему позвонить, но не желал разговаривать «с этой истеричкой».

К счастью, у мамы уже был новый муж, и, к счастью, он был иностранцем, с другими представлениями о том, как вести себя с ребенком после развода. Сначала он не мог понять, что происходит, а когда понял, не мог поверить, что взрослые люди, родители, так инфантильны и жестоки к ребенку. Он потребовал телефон папы, набрал его, и через минуту счастливый ребенок уже слышал голос отца, через полчаса сладко спал, а на следующий день папа приехал с подарками, и оказалось, что взрослые обиды и претензии – ничто по сравнению с его радостью. Но у подавляющего большинства разведенных матерей не было мужей-иностранцев, некому было помочь им увидеть происходящее иначе. Поэтому дети мучились, учились скрывать свои чувства, чтобы не злить и не расстраивать маму, мамы решали, что «он все забыл», а папы в дни рождения детей тихо пили в одиночестве. Потому что развод появился, как право, данное законом, а вот культуры развода, техники безопасности, прежде всего для детей, не было. Последствия этого до сих пор разгребают взрослые уже теперь люди, иногда самостоятельно, иногда с помощью психологов.

Времена медленно, но меняются. Сегодня, разводясь или принимая решение растить ребенка не в браке, родители все больше понимают, что они отвечают за него, за его чувства. Что их собственное решение изменить (или не изменять) свою жизнь не должно стать для него катастрофой, не должно поколебать его уверенность, что у него есть мама и папа, они оба любят его, будут его защищать и заботиться, даже если живут теперь отдельно.

Современные родители готовы учиться и меняться, а главное – оставаться взрослыми даже в трудные периоды жизни. Оставаться родителями для своих детей. Они читают книги, ищут информацию в интернете, обращаются к специалистам, они творчески находят новые способы, как организовать свою жизнь, преодолевают стереотипы, учатся договариваться и доверять. И у них получается. В семьях с одним родителем вырастают такие же прекрасные дети, психологически здоровые, свободные, уверенные в себе, как и в семьях традиционных. Важен ведь не столько состав семьи, сколько отношения ребенка с родителями – с каждым из них. И конечно, состояние самих родителей, то, как они справляются с жизнью, счастливы ли, находятся ли в ладу с собой*.

* Предисловие к книге «Самостоятельные мамы», вышедшей в совместной серии издательства Clever и журнала Psychologies «Сделать счастливыми наших детей» (Clever, 2012).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье