psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Андрей Россохин
Андрей Россохин
психоаналитик, доктор психологических наук, руководитель магистерской программы «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» в НИУ "Высшая школа экономики". Автор книги "Рефлексия и внутренний диалог в измененных состояниях сознания. Интерсознание в психоанализе" (Когито-Центр, 2010).

«Планетарий вместо космоса»

На лекциях я часто задаю своим студентам вопрос: какие вы чувства испытываете, когда случается ночью смотреть на огромное звездное небо? И, наверное, 99% отвечают про единение с природой, радость ощущения жизни, восторг.
alt

Только очень редко, может быть, раз в несколько лет, кто-то один вдруг отвечает: «страх». Мне кажется, это самый честный ответ. И может быть, единственный, который вообще возможен. Только это даже не страх, а нечто еще большее – глубинный ужас перед бесконечностью Вселенной, которую мы не в силах осмыслить и осознать. Да, мы пытаемся постичь Вселенную, изучить ее, но и возможности науки тоже слишком малы перед огромностью Вселенной. И когда их не хватает, нам остается только защищаться от этой огромной и невообразимой бесконечности. А там, где включаются защитные механизмы, наука кончается. И мы пытаемся превратить космос в планетарий, сделать его соразмерным собственным масштабам, домашним, уютным. Складываем звезды в понятные нам фигуры и придумываем созвездия. И населяем мир бесконечно могущественными, но хотя бы относительно понятными, представимыми существами.

Точно так же мы поступаем и по отношению к микрокосму – к человеку и его внутреннему миру. Мы выстраиваем какие-то мифы, архетипы. И они даже что-то объясняют, дают нам какие-то представления о комплексах, фантазмах. Но в каком-то смысле все это – те же созвездия в планетарии, та же попытка одомашнить нечто огромное и непредставимое. Поэтому для меня психоанализ – это всегда путешествие в неизведанное. Фрейд был убежден, что бессознательное бесконечно, как и макрокосм, и постулировал невозможность окончательно понять, охватить его разумом. Да, наш разум может двигаться в этом понимании, переводя какие-то части нашего опыта из категории неосознанного в категорию сознательного. Но масштаб этого движения, наверное, сопоставим с запуском космической ракеты на Луну или даже Марс. Как будто бы очень далеко, но для бесконечной Вселенной – ничтожно мало. Принципиально все остается таким же далеким, бесконечным и непознаваемым.

читайте такжеПсихоанализ: диалог с бессознательным

Другая важнейшая мысль Фрейда состоит в том, что вытесняемый нами опыт вытесняется не только в дальние «закоулки» нашего бессознательного, но и во внешний мир. И оттуда возвращается к нам в виде трансформированных, искаженных образов, которые продолжают нас преследовать. Возьмите истории про инопланетян, которые похищают людей и угрожают нашему миру, – это ведь явная трансформация того самого ужаса человека перед бесконечностью космоса. И значит, пытаясь общаться со сверхъестественными силами и существами, человек взаимодействует с самим собой, со своим внутренним миром.

Здесь важно различать бессознательное и мистическое, магическое. Бессознательное – часть нашей природы. А магия и мистика – часть нашей культуры, ритуалы, попытки внесения смыслов. Скажем, я много путешествовал по Горному Алтаю и знаком с тамошними древними шаманскими ритуалами. Там нужно вырезать фигурки из дерева. Это долгий процесс, ты вкладываешь в него время, силы – и постепенно входишь в состояние измененного сознания. И словно бы вступаешь в контакт с духами гор, ручьев, лесов – которым и жертвуются эти фигурки. На самом деле это тоже взаимодействие со своим же внутренним миром. И оно не обязательно связано с ужасом, оно может быть связано и с надеждой. Человек открывает какие-то части себя, и это может облегчить его жизнь. Придать уверенности, сил, помочь в работе, как раньше, допустим, помогало в охоте. Но человек видит в этом подтверждение того, что внешние силы существуют – ведь ритуалы общения с ними помогли!

С помощью ритуалов, мистики, магии мы пытаемся защититься от той бесконечности, с которой нам приходится жить. Самый простой пример – сны, которые продолжают оставаться великой загадкой. Нам снится странный, тревожный сон, и мы поскорее хватаемся за сонник. Это путь ритуалов, путь мистики. А есть и другой путь – обратиться к психоанализу и, оттолкнувшись от увиденного сна, установить более серьезный и глубокий контакт со своим бессознательным.

С психоаналитической точки зрения есть и еще один очень важный момент. С момента рождения ребенок оказывается в материнской вселенной. Это дружелюбная вселенная каждого из нас. Мы – ее центр, нам все помогает, все кружится вокруг нас. И каждому бессознательно хочется вернуться в это младенческое состояние центра материнской вселенной, где происходят чудеса и решаются все наши вопросы, удовлетворяются все наши потребности. Ведь и все молитвы, все магические ритуалы в конечном счете на это и направлены – на удовлетворение наших пожеланий, на призыв чудес, в которых мы нуждаемся. Но здесь заложено и опасное противоречие. Ведь та самая материнская вселенная не всегда бывает только дружелюбной. Когда мать уходит и долго не возвращается или не слышит криков своего ребенка, он испытывает ужас, сродни страху смерти. И материнская вселенная становится враждебной, уничтожающей, ребенок в ней абсолютно беспомощен. Выскажу странную, возможно, спорную мысль. Я атеист и не верю в чудеса. Но если пытаться представить, что человек вдруг обретает способность всегда и во всем получать помощь свыше, то мне жаль такого человека. Он возвращается в свою материнскую вселенную – и значит, в состояние полной беспомощности, когда от него самого ничего не зависит. Для меня это – психическая смерть.

Возвращаясь к ритуалам, хочу сказать, что они могут быть полезны – в той мере, в которой способствуют установлению контакта со своим бессознательным, своим опытом, вытесненным вовне и трансформированным. Но очень часто они превращаются из способа установления контакта в способ его избежать. Они подменяют собой общение человека со скрытой от него частью его «Я» и тогда, конечно, уже ничему не помогают.

Как я уже сказал, я атеист. И бесконечность Вселенной означает для меня и бесконечность возможности ее познания. В этом, мне кажется, и состоит высший смысл жизни: двигаться, открывать новые горизонты. Их расширение, постоянный выход за пределы своей зоны комфорта – это очень тяжело. Но это возможно. И прежде всего – благодаря общению бессознательной и сознательной составляющих нашей натуры. С каждым шагом приближаться к чему-то новому, по пути разбираясь со своими проекциями во внешний мир и все лучше понимая себя, – это и есть главный смысл. И возможности его обретения, к счастью, неисчерпаемы.

читайте такжеСебе навстречу
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье