psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

Интересная задача?

Когда перед нами стоит важная, но как назло никак не поддающаяся решению задача, мы нередко испытываем чувство беспомощности и тревогу. Что отнюдь не способствуют разрешению ситуации. Но если воспринимать задачу (практически любую) не как тест на умственные способности, а как увлекательную игру, шансы ее решить парадоксальным образом увеличиваются.
alt ФОТО Getty Images 

Дело было больше полувека назад, когда я поступал в Первый Московский медицинский институт. Оставался экзамен по физике. Он был устроен так: абитуриент наугад вытаскивал билет с тремя теоретическими вопросами и задачей, с которой надо было начинать; если задачу решить не удавалось, то до вопросов дело не доходило – экзамен считался проваленным. Пока я готовился к поступлению, перерешал много задач, но на экзамене, конечно, волновался и спешил. А задача упорно не решалась, хотя на первый взгляд не выглядела слишком сложной. Тем сильнее был шок от неудачи. Я запаниковал: время уходит, за вопросы я еще не принимался… И вдруг поймал себя на том, что я уже думаю не о задаче, а о катастрофических последствиях провала – и чувствую свою беспомощность.

«Стоп, – сказал я себе, – ну так я провалился, спешить больше некуда и терять нечего. Ничего хуже уже не случится. Но почему же именно эта задача не решается?..» Я перестал думать об экзамене и сосредоточился на смысле задачи. И обнаружил то, к чему совершенно не был готов. В задаче не хватало одного условия – ее нельзя было решить в принципе! Это было невероятно, но очевидно. Я занялся вопросами билета. Сев к экзаменатору, я сразу сказал, что задача составлена неверно и не имеет решения. «Что за ерунду вы говорите, – небрежно заметил экзаменатор. – Хорошо, что там у вас в билете?» Я ответил на вопросы, вышел и только тогда окончательно понял, что был прав. Иначе мне просто не дали бы отвечать на вопросы.

ЭТИ ЛЮДИ ВОСПРИНИМАЛИ ЗАДАНИЕ НЕ КАК ПРОВЕРКУ ИХ УМСТВЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ, А КАК ИГРУ – И ПРОИГРЫШ ИХ НЕ ПУГАЛ.

Это был первый, но отнюдь не последний случай в моей жизни, когда задача, которую не удавалось решить (и не только научная), вместо того чтобы вызывать растерянность и чувство поражения, пробуждала азартный интерес. И хотя решение все равно находилось не всегда, но унизительной беспомощности не было. Чувство беспомощности, бесполезности усилий не только вызывает у нас отрицательные эмоции, но и плохо сказывается на нашем физическом здоровье, снижает иммунитет. В одном эксперименте испытуемым (якобы для проверки их интеллекта) давали не имеющие решения задачки, как мне на экзамене, выдавая их за решаемые. Естественно, они признавали свое поражение и уходили обескураженные. Но у некоторых участников эксперимента иммунитет при этом не только не снижался, но и парадоксальным образом повышался, когда они снова и снова безуспешно искали решение. По окончании эксперимента они рассказали, что задача их очень заинтересовала и они с азартом пробовали разные варианты решения, не смущаясь не-удачами. Важно, что эти испытуемые воспринимали задание не как тест на их умственные способности (в которых они не сомневались), а как интересную игру. Безусловно, им не хотелось проиграть, но при этом проигрыш их не пугал. А всякая интересная игра, если только это не игра самолюбия, помогает сохранить веру в себя.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье