psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

Жертвы террора и жертвы катастроф: уместно ли сравнение?

Почему террористические акты ужасают нас больше, чем, скажем, не менее страшные по своим последствиям торнадо, наводнения или пожары? И почему это нормально? Объяснение психофизиолога.
alt

Террор все шире распространяется в мире, и его подлинной задачей является не уничтожение отдельных людей, а формирование у нас чувства беспомощности, бессилия. К сожалению, то, как террор преподносится публике средствами массовой информации, нередко способствует формированию этого ощущения и даже чувства вины – отнюдь не у террористов.

Нередко предпринимаются попытки представить убийство ни в чем не повинных случайно подвернувшихся людей как борьбу террористов за свои «ущемленные права». Но такое откровенное извращение проблемы вызывает протест у всех, кто в этом извращении не заинтересован и поэтому «не работает».Я же буду сейчас говорить о более тонких манипуляциях общественным мнением.

Я присутствовал на публичном выступлении одной довольно известной журналистки, которая говорила о терроре и обратилась к слушателям с вопросом: «Знаете ли вы, сколько людей погибло, когда самолеты террористов врезались в небоскребы-близнецы в Нью-Йорке?» Зал ответил немедленно и чуть ли не хором: «Около трех тысяч человек». « Правильно. А сколько людей погибло во время недавнего дальневосточного цунами?», - задала журналистка следующий вопрос. Зал был растерян, отдельные слушатели называли разные цифры. «Вот видите – удовлетворенно сказала выступавшая – этой цифры вы не помните, они вас не интересует, а ведь там погибло в 100 раз больше людей. Но эта трагедия не коснулась ни европейцев, ни американцев, людей вашей расы, с которыми вы себя идентифицируете, и погибшие вам безразличны. Вы - расисты ».

Я вспомнил, как во время разговора о террористических актах в Израиле некоторые мои соотечественники, заинтересованные в продолжении так называемого «мирного процесса», люди той же расы и национальности, что и жертвы террора, говорили с удивлением и даже возмущением: « А почему вы так сосредоточены именно на этих погибших? Почему вы не говорите о постоянно погибающих в автодорожных катастрофах и других несчастных случаях, хотя их намного больше, чем жертв террора? Разве погибающие в авариях и их близкие меньше достойны сострадания?»

Разумеется, нет. У нормальных людей, не страдающих душевной черствостью, чья-то случайная гибель вызывает жалость, тоску, а иногда даже чувство беспомощности.

Но эти чувства действительно отличаются от чувств, которые вызывает террор. И они должны отличаться, в этом нет ничего противоестественного. Ни массовые катастрофы, связанные со стихийными бедствиями, ни несчастные случаи не являются результатом чьего-то сознательного намерения, в этих трагических происшествиях нет злого умысла. В отличие от погибших из-за природных катастроф, жертвы терактов должны вызывать не только сострадание, и уж совсем не чувство беспомощности (на которое и рассчитывают террористы)– они должны вызывать чувство гнева и желание справедливого возмездия.Наша цивилизация основана на моральных нормах, которые не относятся к действию сил природы, а только к человеческим поступкам. О вине в преступлении можно говорить только при сознательном выборе поведения. И вполне закономерно, что жертвы сознательного преступления запоминаются лучше, чем жертвы случайных катастроф, в которых никто не виновен и которые не требуют осуждения чьего-то поведения.

Приравнивание жертв терактов к жертвам цунами обесценивает основу существования нашей цивилизации и человеческого общества – его моральные и этические ценности и ответственность каждого за выбираемое им поведение. Человек, конечно, явление природы, но к его поступкам нельзя относиться так же, как к явлениям природы – он наделен сознанием и свободой выбора. И когда представители средств массовой информации сопоставляют жертвы терактов с жертвами цунами – это девальвация основных моральных норм цивилизации, благодаря которым мы существуем, и намеренное формирование чувства беспомощности перед лицом зла.

читайте такжеЖертвы фанатизма
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье