psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

О самовосприятии

Наш успех во многом определяется тем, как мы относимся сами к себе.
alt

Наши жизненные успехи зависят не только от желания чего-то добиться, от наших способностей и жизненных обстоятельств. Они еще в большой степени зависят от нашего самовосприятия, от того, какими мы видим себя.

Когда-то выдающийся гипнотизер Владимир Райков, с которым мне довелось сотрудничать, провел такое исследование. Он внушил одному своему испытуемому, человеку высоко гипнабельному, что он Поль Морфи, один из величайших шахматистов в истории, и усадил его играть в шахматы с реальным гениальным шахматистом, нашим современником Михаилом Талем. На «воскрешенного» Поля Морфи не произвело никакого впечатления, что он играет с самим Талем, чемпионом мира. Этого можно было ожидать (действительно, кто, собственно, такой этот Таль, – в эпоху Морфи его никто не знал), и загипнотизированный играл очень уверенно, как гроссмейстер с новичком.

Потом он сыграл с Талем уже вне гипнотического внушения, и после игры Таль признал, что в состоянии гипноза испытуемый играл примерно на два разряда сильнее, чем в обычном состоянии, когда он буквально сжимался от неуверенности в каждом своем следующем ходе, понимая, кто его партнер и кто он сам.Высокая самооценка, даже безо всяких реальных оснований, открывает в человеке скрытый потенциал, ему самому неизвестный. Ведь внушение Райкова не сделало испытуемого таким же способным, как Поль Морфи, а только более свободным и уверенным в себе, что и позволило ему реализовать все имевшиеся способности.

читайте такжеЦена успеха: как дорого мы готовы заплатить

Такое самоощущение – как раз то, чего многим из нас не хватает, и совсем не обязательно обращаться за ним к гипнотизерам, тем более что пребывание в гипнозе временно. Есть много способов добиться этого без посторонней помощи, хотя оценка других людей, безусловно, играет при этом немалое значение. Но у каждого из нас есть свой личный опыт прошлых успехов и достижений, нередко в трудных ситуациях, и надо вспоминать об этом опыте при каждом новом испытании, когда необходимо что-то преодолевать. И еще в жизни есть другая потенциальная точка опоры. Даже когда мы из-за неудачно сложившихся обстоятельств оказались в одиночестве, мы не изолированы от семьи, из которой вышли, и изучение истории нашей семьи может дать нам вдохновляющее представление о наших реальных генетических корнях и об обусловленном ими потенциале, пусть еще не реализованном. Чувство идентификации с родственниками и ощущение связи с предками, достойными уважения, которые успешно строили свою жизнь в соответствии с разделяемыми нами ценностями, может помочь нам почувствовать себя окруженными и даже защищенными близкими нам людьми, ощутить себя в кругу семьи.

Многие люди интересуются историей своей семьи, даже если они не думают о генетике и не знают о ее роли в формировании личности. Почему же интересуются? Потому что чувствуют связь со своими родственниками, даже незнакомыми, давно умершими, с людьми, о которых они узнают порой совершенно случайно из рассказов других родных и знакомых, из писем или записок, давно затерявшихся в семейных архивах.

Да, их давно нет, я никогда с ними не встречусь, но интересно, какими они были людьми, чем интересовались и занимались, как складывались их отношения с другими, какой была их судьба – они же МОИ: мой двоюродный дед, мой троюродный дядя. Может быть, я чем-то на них похож. И узнав о них больше, смогу лучше понять и самого себя. Эта надежда часто остается подспудной, не осознается, но ощущение связи с кровными родственниками присутствует. И если мы узнаем, что в прошлом кто-то из них повел себя недостойно, нам порой бывает труднее забыть об этом, чем о подлом поступке кого-то, присутствующего в нашей сегодняшней жизни.

читайте такжеЯ учусь понимать свою семью

Но зато в тех случаях, когда ими можно восхищаться, когда они успешно реализовались в какой-то деятельности, когда в тяжелых обстоятельствах они смело и с достоинством отстаивали свои, близкие нам, ценности, мы порой испытываем чувство эмоционального подъема и гордости, как будто сами к этому причастны. Но почему «как будто»? Это же наши близкие, а то, что НАШЕ, то, с чем мы чувствуем себя связанными, играет важную роль в нашем самоощущении.

Я знаю несколько случаев, когда случайные сведения о ранее неизвестных родственниках меняли представление человека о себе. Одна совершенно зрелая женщина всю свою жизнь считала, что ей очень не повезло с семьей, в которой она родилась. Ее отец был действительно бесчувственным и аморальным, люди старались не общаться с ним. После того как он по своей вине расстался с женой и дочерью, дочь даже не знала, что у него были братья и сестры. Она думала, что и его родители были такими же, и она все время ощущала «фатальное давление рода». Мать ее тоже была человеком сложным.

Дочка жила как в вакууме и даже удивлялась, как ей удается быть другой. И вдруг, уже после смерти отца, она случайно познакомилась со своим двоюродным братом по отцу, и он рассказал ей историю их семьи. И она поняла, что естественно вписывается в эту семью симпатичных и теплых людей, а ее отец в этой семье был исключением и с ним не складывались отношения и у других членов семьи, поэтому она ничего о них не знала. Она очень заинтересовалась этими «новыми» родственниками, вдохновилась контактами с ними. И вдруг почувствовала себя не чужой в этом мире.

Это очень важно для самоидентификации – знать и любить круг, к которому принадлежишь по рождению. Гармоничная вписанность в этот круг позволяет не чувствовать себя заброшенным и противостоящим чуждому тебе миру. Любовь к близким помогает любить себя.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Стоящие мысли, только вот первая часть статьи (про самооценку) по-моему слабо связана с её второй частью (идеей о семье). А по-отдельности всё действительно так :)
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье