psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

Секрет выживания – в сопротивлении

Согласно недавнему исследованию, у бывших узников лагерей смерти, спасшихся и проживших долгую жизнь, при выходе на пенсию чаще развивается депрессия, чем у других сверстников. Почему?
alt

Не так давно я получил подарок - автобиографическую книгу «Научи нас считать наши дни – история выживания и успеха»* и письмо ее автора – Натана Каца, прошедшего через литовское гетто Второй Мировой Войны, а потом успешно построившего свою жизнь. Он попал в гетто прямо из детства и юности, которые были счастливыми. Он быстро присоединился к подпольному сопротивлению – с риском для жизни крал у немцев лекарства, необходимые для лечения других узников. Когда над гетто нависла угроза тотального уничтожения, он бежал с семьей в лес.

После войны эмигрировал в Америку, имея лишь 90 долларов в кармане на всю семью. Там он очень быстро отказался от социальной помощи и начал работать на первой же предложенной ему работе, накопил немного денег, развернул частный бизнес по покупке и продаже квартир и нажил большое состояние.

читайте такжеАндрей Сахаров: 10 мыслей о правах человека, о мире и о себе

Судьба Натана отнюдь не исключение. Когда врачи союзников осматривали узников концлагерей, доживших до освобождения, они были поражены: у многих из них, истощенных и измученных, не только не возникли психосоматические заболевания, но, напротив, исчезли заболевания, с которыми они попадали в концлагерь.

Из этого, разумеется, не стоит делать вывод, что концлагерь - лучший способ лечения всех болезней. Очень многие узники погибали как раз от развития психосоматических заболеваний на фоне повседневного стресса, вызывавшего чувство отчаяния и беспомощности. Выживали как раз те люди, которые, как Натан, не капитулировали: они участвовали в коллективном сопротивлении или сопротивлялись сами, в одиночку, как могли. Многие из них начинали потом свою жизнь заново, добивались успеха в своих начинаниях и оказывались долгожителями.

Но вот какой парадокс: в недавних исследованиях было показано, что у бывших узников концлагерей, проживших долгую, благополучную жизнь и вышедших на пенсию, чаще развивается депрессия, чем у их сверстников, не имеющих тяжелого опыта концлагеря. Авторы исследования пришли к выводу, что этих людей спустя 50-60 лет (!)«догнал» пережитый в юности стресс и привел к депрессии. **

Это объяснение представляется мне совершенно фантастическим, особенно учитывая, что при непосредственном столкновении с кошмарными условиями концлагерей и гетто у многих из них, как у Натана, депрессия вообще не возникала. Гораздо более вероятно, что после десятилетий преодоления многочисленных жизненных трудностей и очень активного поискового поведения внезапный переход к пассивному стилю жизни приводит к опустошенности и депрессии.

Натан избежал слишком резкой «остановки», взявшись на досуге за написание подробной автобиографии. Прочитав мои статьи о поисковой активности, он написал мне, что никогда не опускал руки: активность была для него важнее успеха и денег и помогала выжить. В самые тяжелые периоды его лозунгом было «Пока мы живы, есть надежда», и надежда, побуждая к поиску выхода, сохраняла ему жизнь.

* Nathan Katz“Teach us to count our days. A story of survival, sacrifice and success” Cornwall Books.

** Barak Y., Aizenberg D., Szor H., Swartz M., Maor R. Knobler H.Y.Increased risk of attempted suicide among aging holocaust survivors. American J. of Geriatric Psychiatry, 2005, 13, 701-704

читайте такжеКак победа в войне изменила наше сознание
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье