psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Давид Серван-Шрейбер
Давид Серван-Шрейбер
(David Servan-Schreiber, 1961 - 2011), психолог, психиатр, основатель Медицинского центра (Center For Complementary Medicine) при Питсбургском университете (США).

PSYCHOLOGIES №34

Бессловесная любовь

На одном из Антильских островов — Кюрасао — расположен известный во всем мире Центр дельфинотерапии. Я подхожу к деревянной двери и вижу табличку: «Из уважения к частной жизни семьи вход на территорию бассейна запрещен».

За дверью – огромный открытый бассейн до самого моря. В разных его концах четыре дельфина-«терапевта» нежно играют с четырьмя детьми, которых держат на воде сотрудники центра.

Эти дети – не такие, как все. Аутисты, умственно отсталые, страдающие серьезными неврологическими расстройствами… Даже издалека видно, как сведены их мускулы, как искажены лица. Они делают судорожные движения, кулаки сжаты, жесты прерывисты и резки. Но, приглядевшись, я вижу невероятную радость, которая сияет в их глазах, заметна в каждом движении. Они не говорят, но гордость и восторг слышатся в их возгласах. Рядом с детьми дельфины кажутся огромными, а их неожиданно быстрые перемещения и прыжки вполне могли бы напугать любого ребенка… но страха нет: вы чувствуете только волну добра, которая исходит от этой «группы общения» – неловких больных детей и мощных, массивных животных, которые оказываются способны на невероятную грациозность, деликатность и понимание.

Маленькому Нику семь лет, он страдает умственными и двигательными нарушениями. Ник хлопает ладошкой по воде, подзывая к себе Матео – взрослого дельфина, любимца всех детей. Матео словно околдовал Ника: движения ребенка становятся почти плавными. Он водит рукой перед носом дельфина,а тот выжидательно смотрит на мальчика. Поняв, чего от него ждут, Матео выпрямляется, поднимает голову над водой и начинает петь: «И-и-и-и…» Ник визжит от восторга. Мне кажется, я слышу его мысли: «Дельфина тоже не понимают, когда он вот так разговаривает, но он ведь такой замечательный!» Глядя Матео в глаза, мальчик пожимает ему воображаемую руку. Дельфин, отчаянно работая хвостом, чтобы удержать равновесие, еще сильнее высовывается из воды и машет плавниками, словно протягивая руку в ответ. Ник неудержимо хохочет: «Видите, он тоже смешной, с такими неуклюжими плав-никами, у него даже рук нет, и все-таки его все очень-очень любят!» Подбадриваемый терапевтом, который находится рядом с ним в воде, мальчик широко раскидывает руки. Матео опускается в воду и заплывает прямо в раскрытые объятия. Ребенок прижимает его к груди с невыразимой, нерастраченной нежностью и оборачивает взгляд к родным, стоящим на краю бассейна. Я вижу, что они плачут.

«Знаете, – сказала мне потом молодой психолог, руководитель этой программы, – больше всего меня трогают слова братьев и сестер этих детей после двух недель терапии. Вначале, когда они только приезжают к нам, они обычно говорят о своей обиде на больного брата, которому достается все внимание родителей. А прощаясь, они иногда признаются, что им повезло и что они только сейчас это поняли. Ведь если бы не брат, они бы не встретились с дельфинами и не испытали такие потрясающе сильные чувства. Когда я это слышу, я понимаю, что мы свою работу сделали».

НАШЕ ДУШЕВНОЕ РАВНОВЕСИЕ ЗАВИСИТ ОТ УСПЕШНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПРИРОДОЙ.

Почему дельфины могут то, чего не могут люди, даже самые близкие?

В 1960-е годы психиатр и философ Эрих Фромм (Erich Fromm) выдвинул гипотезу о «биофилии», которую затем развил биолог Эдвард Уилсон (Edward O. Wilson)*. Они предположили, что наше душевное равновесие зависит от успешного взаимодействия с природой. Некоторые ученые даже считают, что развитие человеческого мозга бы-ло обусловлено взаимодействием с животными. Подобная гипотеза в силах объяснить, почему мы становимся счастливее (и объективно здоровее!), когда рядом с нами животные, желающие нам добра.

Согласно результатам одного исследования, дельфины способны облегчить течение легких и средне-тяжелых форм депрессии быстрее, чем нтидепрессанты. Конечно, детей, страдающих аутизмом, и детей-инвалидов вылечить дельфины не могут. Но дети становятся внимательнее, больше общаются и яснее выражают свои чувства, лучше взаимодействуют с братьями и сестрами, а главное – чаще улыбаются и смеются вместе с другими людьми. Они словно узнают что-то очень глубокое о ценности собственной жизни, о том счастье, которое можно подарить другому и испытать самому, даже если жесты твои неловки, даже если ты плохо умеешь говорить, даже без слов…

* Э. Фромм «Душа человека». АСТ, 2004; S. Kellert, E. O. Wilson «The Biophilia Hypothesis». Island Press, 1993.

читайте такжеЭрих Фромм: «Любовь требует смирения, объективности и разума»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье