psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Теун ван Дейк
Теун ван Дейк
(Teun Van Dijk), когнитивный лингвист, специалист по критическому анализу дискурса. Профессор Амстердамского университета (Нидерланды) и Университета Помпеу Фабра (Испания). Его сайт – www.discourses.org

Как язык выдает наши предрассудки

Многие привыкли думать, что идеология бывает у других, а к нам не имеет отношения. У них (националистов, коммунистов или фашистов) идеологические установки, а у нас – трезвый и объективный взгляд на вещи. Конечно, это не так. Идеология вовсе не ограничивается левыми и правыми, коммунизмом или капитализмом. Она есть у каждого, кто принадлежит к какой-то социальной группе (религиозной, профессиональной, гендерной) и разделяет ее взгляды и интересы.

ИДЕОЛОГИЯ – ЭТО ПРИВЫЧКА ВСЕХ ДЕЛИТЬ НА СВОИХ И ЧУЖИХ. И КОНЕЧНО, «МЫ» ВСЕГДА ХОРОШИЕ, А «ОНИ» ПЛОХИЕ.

Идеология воздействует на нас через ментальные модели. Ментальные модели – это результат взаимодействия установок нашей социальной группы с памятью, личным опытом и биографией каждого из нас. Эти модели проявляются в наших словах, когда мы обсуждаем, интерпретируем и оцениваем то, что происходит вокруг. Так идеология опосредованно отражается в языке журналистов, выступлениях политиков, в разговорах коллег. Одна из самых распространенных моделей – противопоставление своих и чужих. И «мы» всегда оказываемся хорошими, а «они» – плохими. Поэтому наши недостатки (как и их достоинства) мы упоминаем вскользь. Один из самых знаменитых примеров – фраза президента США Рональда Рейгана: «Mistakes were made» («Были допущены ошибки»). В этой пассивной конструкции нет субъекта – того, кто совершил ошибки и несет за них ответственность. А вот если виноват «чужой», в заголовках он обязательно будет играть активную синтаксическую роль, а частный случай будет интерпретироваться как проявление общей тенденции. Стремление вывести на передний план «наши» достоинства и скрыть недостатки «нашей» позиции ярко проявляется в лозунгах сторонников и противников абортов: одни отстаивают «право на выбор», другие – «право на жизнь». Дискриминация может проявляться в мелочах, которые мы даже не замечаем: в форме обращения, интонациях, способе аргументации, в уступительных конструкциях («У меня много друзей-евреев, но...») или политических метафорах (иммиграция как неуправляемая водная стихия: «...через границу хлынул поток беженцев, наплыв гастарбайтеров, приезжие наводнили город»...). Выбор лексики тоже всегда был идеологическим инструментом: одни и те же люди могут быть террористами и борцами за веру, а одни и те же события – оккупацией или освобождением, в зависимости от установок говорящего. Язык выдает наши предрассудки и одновременно навязывает их нам. Но я не пессимист. Всегда были и всегда будут формы сопротивления господствующим идеологиям, всегда можно переформулировать идеалы и поставить обществу новые цели. Чтобы это произошло, не в последнюю очередь важно критически относиться к тому, что мы читаем, слышим и… говорим сами*.

* По материалам доклада «Идеология и дискурс» на Первой международной конференции «Язык, ментальность, текст» (Гранадский университет, Испания, июнь 2011 года).

читайте такжеТоновые языки заставляют работать головой
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Великолепно!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье