текст: Алла Ануфриева 

«Больной шизофренией связывал себя, чтобы не навредить детям»

Сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются или становятся неадекватными – вот характерные признаки шизофрении, с которой сталкивается прямо или косвенно каждый сотый человек на планете. Нейропсихолог Маргарита Алфимова комментирует расхожие представления о шизофрении и рассказывает о поисках ученых в этой области.
Маргарита Алфимова: «Один больной связывал себя, чтобы не навредить детям»
Psychologies: 

Передается ли эта болезнь по наследству?

Маргарита Алфимова: 

На вероятность заболеть шизофренией влияет как набор генов человека, так и другие факторы, с генами никак не связанные. К ним относятся изменения в работе организма – и мозга в частности, которые могли произойти в результате родовой травмы, инфекции или недоедания матери в период беременности, жестокого обращения в детстве. По-видимому, есть и много других причин, которые наукой пока не установлены.

Может ли употребление наркотиков спровоцировать развитие болезни?

Наркотики несколько повышают вероятность развития болезни. Как показало недавнее исследование международной группы ученых во главе с доктором Жюльеном Вошером из Университетской больницы Лозанны, употребление марихуаны, даже непостоянное – от 5 приемов, увеличивает риск шизофрении примерно на 40%. Однако механизмы этого влияния пока изучаются.



Одна из хорошо обоснованных гипотез: употребление наркотиков нарушает созревание коры мозга у подростков. Важно отметить, что у некоторых людей наркотики могут вызывать психоз – относительно длительное состояние с бредом и галлюцинациями, которое очень сходно с тем, что наблюдается при шизофрении, но шизофренией не является.

Склонны ли больные шизофренией к насилию?

Не более чем другие люди. Вместе с тем насильственные преступления, которые они совершают, часто лишены, на взгляд здорового человека, всякой мотивации и так абсурдно жестоки, что привлекают большое общественное внимание. Это объясняется самой сущностью болезни. Ведь один из критериев постановки диагноза – бредовые идеи, которые не имеют адекватного объяснения и несовместимы с общепринятыми представлениями о порядке вещей.

Способны ли больные шизофренией брать на себя ответственность за свои поступки?

В целом – да. Когда мы говорим о недееспособности или невменяемости, имеется в виду не диагноз в целом, а конкретные особенности состояния, в котором было совершено преступление. В частности, человек может совершить преступление под влиянием бредовых идей или галлюцинаций. Больной либо не может противостоять этим симптомам эмоционально, либо теряет из-за них связь с действительностью.

Единственный способ избежать трагических последствий – своевременно начатое лечение

Однако даже этим проявлениям болезни можно сопротивляться. Например, один больной связывал себя на ночь веревками, так как голоса «заставляли» его причинить вред собственным детям. Конечно, это особый случай, и единственный верный способ избежать трагических последствий – своевременно начатое лечение.

Может ли человек, который много лет живет рядом с шизофреником, «проникнуться» этим состоянием сам?

Состоянием в целом – нет. Однако существует довольно редкое явление – индуцированное бредовое расстройство, оно же синдром Ласега-Фальре или «помешательство вдвоем». Бредовые или галлюцинаторные образы и идеи больного начинает разделять близкий ему человек.



Это происходит в том случае, когда больной значим и авторитетен для того, кому эти идеи индуцирует, – например, бред больного отца может разделить его сын или дочь. Но авторитета все же недостаточно. Для того чтобы человек проникся чужими, и часто довольно необычными, идеями нужны еще и особые условия – повышенная внушаемость, недостаточно развитый интеллект или даже физически слабое здоровье.



Психиатры отмечают, что человек, разделивший бред с больным, может слегка трансформировать эти идеи, адаптируя их к реальности. Но повторю, это очень редкое явление, должно сойтись сразу несколько условий. Обычно близкие заболевшего как минимум понимают, что с ним «что-то не то». Заразиться шизофренией невозможно!

Как вести себя человеку, живущему с шизофреником? Как реагировать на его странные поступки и высказывания?

Бред невозможно развеять аргументами. В этом его природа. Так что спорить с больным скорее вредно, а поддакивать бессмысленно. Но близкие все же могут снизить вероятность нового приступа, если будут воздерживаться от прямой критики и раздражительного отношения к поступкам больного, постараются сохранять спокойную и доброжелательную атмосферу в семье.

Шизофрению нельзя вылечить?

Пока, к сожалению, речь не идет о полном излечении, но психиатры научились довольно успешно справляться с острыми проявлениями болезни, доставляющими наибольшие страдания больному и его близким, – возбуждением, бредом, галлюцинациями. Со временем у больного могут нарастать негативные симптомы – это и происходит в большинстве случаев: больной становится бездеятельным, незаинтересованным, у него пропадают силы и желание к чему-то стремиться. С этим пока не научились бороться с помощью лекарств. Некоторым в этих случаях помогает участие в различных психотерапевтических группах.

Маргарита Алфимова: «Один больной связывал себя, чтобы не навредить детям»

Правда ли, что одного гена шизофрении нет, но есть восемь различных комбинаций генов, которые способствуют развитию восьми типов шизофрении?

История о восьми вариантах шизофрении – следствие неточного толкования очень важной и интересной работы Роберта Клонингера и его коллег. Ее основной результат – не выделение какого-то числа наборов генов и соответствующих им форм болезни. Ученые показали, что у разных людей в основе шизофрении могут быть разные генетические причины (наборы генов), а оттого и симптомы будут отличаться.



Одни наборы оказались связаны с устойчивыми бредом и галлюцинациями и постепенным ухудшением психического состояния больного, другие – с определенными нарушениями, например, слуховыми галлюцинациями. Причем одна и та же форма какого-то гена может увеличивать риск развития болезни в одних случаях и снижать в других. Дело не в каждом конкретном гене, а в их сочетании, которое может вести – или не вести – к нарушениям в работе систем мозга, поломку которых мы называем шизофренией.

Какие исследования в этой области помогут понять природу болезни?

От погони за мифическим «геном шизофрении» ученые переходят к изучению того, как работают гены, взаимодействуя между собой и откликаясь на внешние воздействия. В частности, внимание привлекают процессы, называемые эпигенетическими. Они регулируют работу генов, заставляют одни гены в клетке «молчать», а другие «говорить».



Эти исследования должны объяснить, почему у людей с одинаковым набором генов шизофрения может проявляться по-разному. Кроме того, мы надеемся, что эпигенетика поможет понять, как события, произошедшие в раннем детстве или даже до рождения, способствуют появлению болезни много лет спустя – в юношеском и взрослом возрасте.

Я не стала бы утверждать, что шизофрения – это жизненный крах

Например, у нас в Научном центре психического здоровья изучается эпигенетика когнитивного дефицита при шизофрении: нарушений памяти, внимания, мышления. Эти нарушения очень сильно влияют на трудоспособность больных и их отношения с окружающими. Понять, как они формируются, – значит найти путь к возвращению пациентов к обычной жизни.

У многих, хотя и не у всех, больных симптомы шизофрении – такие, как галлюцинации и бред – ослабевают с возрастом. С чем это связано?

В настоящее время основная причина этого – поддерживающая лекарственная терапия. От того, насколько хорошо больной выполняет предписания врача вне приступа, зависит вероятность наступления – вернее, ненаступления – нового острого состояния с бредом и галлюцинациями.



Конечно, свой вклад в изменение проявлений болезни вносят и другие механизмы – биологические, в том числе связанные с возрастными перестройками, и психологические компенсаторные. Так что я не стала бы утверждать, что шизофрения – это жизненный крах.



В настоящее время более 40% пациентов, спустя многие годы после начала болезни, живут, часто работают, не нуждаясь в постоянном приеме лекарств. В это число входят и те 20-25% пациентов, чье состояние многие врачи готовы назвать выздоровлением.

Маргарита Алфимова

Об эксперте

Маргарита Алфимова – доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории клинической генетики Научного центра психического здоровья.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты