текст: Антон Солдатов 

Екатерина Шульман: «Если вы разобщены, вас не существует»

В обществе растет явное напряжение, власти все чаще проявляют некомпетентность, а мы чувствуем бессилие и страх. Где искать ресурсы в такой ситуации? Пробуем посмотреть на социальную жизнь глазами политолога Екатерины Шульман.
Екатерина Шульман

Больше года назад мы начали с интересом следить за публикациями и выступлениями политолога Екатерины Шульман: нас увлекла здравость ее суждений и ясность языка. Некоторые даже называют ее «коллективным психотерапевтом». Мы пригласили эксперта в редакцию, чтобы разобраться, как возникает этот эффект.

Psychologies:  

Есть ощущение, что в мире происходит что-то очень важное. Глобальные перемены, которые у одних вызывают воодушевление, а у других – беспокойство.

Екатерина Шульман:  

То, что происходит в глобальной экономике, часто именуют «четвертой промышленной революцией». Что под этим подразумевается? Во-первых, распространение робототехники, автоматизация и информатизация, переход к тому, что называют «экономикой посттруда». Человеческий труд приобретает иные формы, раз промышленное производство, очевидно, переходит в крепкие руки роботов. Основной ценностью будут не материальные ресурсы, а добавленная стоимость – то, что добавляет именно человек: своим творчеством, своей мыслью.

Второе направление изменений – прозрачность. Приватность, как ее понимали раньше, от нас уходит и, видимо, уже не вернется, мы будем жить на публике. Но и государство тоже будет для нас прозрачным. Уже сейчас во всем мире открылась картина власти, в которой нет никаких сионских мудрецов и жрецов в мантиях, а есть растерянные, не очень образованные, корыстные и не вызывающие большой симпатии люди, которые действуют исходя из своих случайных побуждений.

Это одна из причин происходящих в мире политических изменений: десакрализация власти, лишение ее священного ореола тайны.

Екатерина Шульман

Кажется, что вокруг все больше некомпетентных людей.

Интернет-революция, и особенно доступ к интернету с мобильных устройств, привела в публичную дискуссию людей, которые раньше в ней не участвовали. От этого возникает ощущение, что везде полно неграмотных людей, которые несут чушь, и любое дурацкое мнение имеет такой же вес, как мнение обоснованное. Нам кажется, что толпа дикарей пришла на выборы и голосует за других таких же. На самом деле это и есть демократизация. Раньше в выборах участвовали те, у кого был ресурс, желание, возможности, время...

И какой-то свой интерес...

Да, способность понять, что происходит, зачем голосовать, какой кандидат или партия отвечают их интересам. Для этого требуется довольно серьезное интеллектуальное усилие. За последние годы уровень благосостояния и образования в обществах – особенно в первом мире – радикально вырос. Информационное пространство стало открыто для всех. Не только право на получение и распространение информации, но и право высказаться получили все.

Что я считаю основанием для умеренного оптимизма? Я верю в теорию снижения уровня насилия

Это революция, сравнимая с изобретением книгопечатания. Однако те процессы, которые мы воспринимаем как потрясения, на самом деле не разрушают социум. Происходит перенастройка власти, системы принятия решений. В общем, демократия работает. Привлечение новых людей, ранее не участвовавших в политике, – испытание для демократической системы. Но я вижу, что пока она его выдерживает, и, думаю, в конце концов выдержит. Будем надеяться, что жертвами этого испытания не станут системы, которые еще не являются зрелыми демократиями.

Как может выглядеть осмысленная гражданская позиция в условиях не очень зрелой демократии?

Тут никаких секретов и тайных методов нет. Информационная эпоха дает нам большой набор инструментов, помогающих объединяться по интересам. Я имею в виду гражданский интерес, а не собирание марок (хотя последнее тоже хорошо). Ваш интерес как гражданина может состоять в том, чтобы у вас не закрывали больницу по соседству, не вырубали парк, не строили башню во дворе или не сносили что-то, что вам нравится. Если вы работаете, то ваш интерес в том, чтобы ваши трудовые права были защищены. Поразительно, что у нас нет профсоюзного движения – притом что большинство населения работает по найму.

Екатерина Шульман

Взять и создать профсоюз непросто...

Можно хотя бы задуматься над этим. Осознать, что его появление в ваших интересах. Это и есть та связь с реальностью, к которой я призываю. Объединение по интересам – это создание той сетки, которая заменяет нам слаборазвитые и не очень хорошо действующие государственные институты.

С 2012 года у нас проводится общеевропейское исследование социального самочувствия граждан – Евробарометр. Оно изучает количество социальных связей, сильных и слабых. Сильные – это близкие отношения и взаимопомощь, а слабые – только информационный обмен, знакомства. С каждым годом люди в нашей стране говорят о все большем количестве связей, как слабых, так и сильных.

Наверное, это хорошо?

Это настолько улучшает социальное самочувствие, что даже компенсирует недовольство государственной системой. Мы видим, что не одиноки, и у нас возникает несколько неадекватная эйфория. Например, тот, у кого (по его ощущению) больше социальных связей, более склонен брать кредиты: «Если что – мне помогут». А на вопрос «Если вы потеряете работу, легко ли вы ее найдете?» он склонен отвечать: «Да в три дня!»

Эта система поддержки – в первую очередь друзья в социальных сетях?

В том числе. Но связи в виртуальном пространстве способствуют росту числа связей и в реальности. К тому же ушел советский государственный прессинг, который запрещал собираться втроем, даже чтобы почитать Ленина. Выросло благосостояние, и у нас стали надстраиваться верхние этажи «пирамиды Маслоу», а там есть и потребность в совместной деятельности, в одобрении со стороны ближнего.

Многое из того, что для нас должно делать государство, мы устраиваем себе сами благодаря связям

И опять-таки информатизация. Раньше как было? Человек уезжает из своего города учиться – и все, он туда вернется только на похороны родителей. На новом месте он с нуля создает социальные связи. Сейчас мы свои связи возим с собой. И новые контакты заводим гораздо легче благодаря новым средствам коммуникации. Это дает ощущение контроля над своей жизнью.

Екатерина Шульман

Такая уверенность касается только частной жизни или государства тоже?

Мы становимся менее зависимы от государства благодаря тому, что мы сами себе министерство здравоохранения и образования, полиция и погранслужба. Многое из того, что для нас должно делать государство, мы устраиваем себе сами благодаря связям. В результате парадоксальным образом возникает иллюзия, что дела идут неплохо и, значит, государство работает хорошо. Хотя мы к нему нечасто обращаемся. Допустим, не идем в поликлинику, а врача вызываем частным образом. Детей отдаем в ту школу, которую рекомендовали знакомые. Уборщиц, сиделок и помощников по дому ищем в соцсетях.

То есть мы просто живем «среди своих», не влияя на принятие решений? Лет пять назад казалось, что сетевая активность принесет реальные перемены.

Дело в том, что в политической системе движущей силой является не индивидуум, а организация. Если вы не организованы, вас не существует, у вас нет политического бытия. Нужна структура: «Общество защиты женщин от насилия», профсоюз, партия, союз озабоченных родителей. Если у вас есть структура, вы можете производить какое-то политическое действие. Иначе ваша активность носит эпизодический характер. Вышли на улицы, ушли. Потом еще что-то случилось, снова вышли.

При демократии жить выгоднее и безопаснее по сравнению с другими режимами

Чтобы обладать продленным бытием, нужно иметь организацию. Где нашему гражданскому обществу удалось добиться наибольших успехов? В сфере социальной: опека и попечительство, хосписы, обезболивание, защита прав пациентов и заключенных. Изменения в этих сферах происходили под давлением прежде всего некоммерческих организаций. Они входят в легальные структуры типа экспертных советов, пишут проекты, доказывают, объясняют, и через некоторое время при поддержке медиа происходит изменение законов, изменение практик.

Екатерина Шульман

Политическая наука дает вам сегодня основания для оптимизма?

Смотря что вы называете оптимизмом. Оптимизм и пессимизм – понятия оценочные. Когда мы говорим об устойчивости политической системы – это внушает оптимизм? Одни боятся переворота, а другие, может, только его и ждут. Что я считаю основанием для умеренного оптимизма? Я верю в теорию снижения уровня насилия, предложенную психологом Стивеном Пинкером. Первый фактор, который приводит к снижению насилия, – как раз централизованное государство, которое берет насилие в свои руки.

Есть и другие факторы. Торговля: живой покупатель выгоднее мертвого врага. Феминизация: все больше женщин участвуют в социальной жизни, растет внимание к женским ценностям. Глобализация: мы видим, что везде живут люди и нигде они не с песьими головами. Наконец, информационное проникновение, скорость и легкость доступа к информации. В первом мире фронтальные войны, когда две армии воюют друг с другом, уже маловероятны.

То есть самое страшное уже позади?

Во всяком случае, при демократии жить выгоднее и безопаснее по сравнению с другими режимами. Но прогресс, о котором мы говорим, не покрывает всю Землю. Могут быть «карманы» истории, черные дыры, в которые проваливаются отдельные страны. Пока жители других стран наслаждаются XXI веком, там процветают убийства чести, «традиционные» ценности, телесные наказания, болезни и нищета. Ну что сказать – не хотелось бы оказаться в их числе.

Источник фотографий: Арсений Несходимов
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты